double arrow

Модернизация в России в конце XIX – начале XX в.: итоги и противоречия


С конца XIX и до конца XX веков правящий класс России предпринял несколько попыток модернизации страны. Однако из-за его безответственности и как следствие некомпетентности ни одна из них не достигла своих подлинных целей. Все попытки правящей элиты модернизировать Россию в 1893-1899 гг., в 1906-1911 гг., феврале-октябре 1917 г., 1921-1927 гг., 1929-1940 гг., 1956-1961 гг., 1966-1970 гг., 1985-1990 гг. закончились неудачей.

Они не привели к созданию компетентной власти и эффективной экономики. Более того, в советский период истории правящий класс не ставил задачу создания условий для формирования массового среднего класса – главной социальной основы правового демократического государства и гражданского общества.

Индустриальная модернизация России в конце XIX века

В начале 90-х годов XIX века российский правящий класс под воздействием внутренних и внешних обстоятельств был вынужден создать определенные условия для индустриальной модернизации в стране. Данные условия заключались в современной для того времени банковской системе, устойчивой валюте, крупномасштабных иностранных инвестициях в промышленность. В результате в 1893 - 1899 годы в России произошел значительный промышленный подъем. Наиболее высокими темпы роста были в металлургии, машиностроении и горнозаводской промышленности.

Так, за 7 лет продукция черной металлургии увеличилась более чем в 3 раза, причем прирост происходил, главным образом, за счет новых, лучше оснащенных заводов Юга России. В 3 раза увеличилось производство и в машиностроении, основной продукцией которого были транспортные средства. Бурный подъем переживало железнодорожное строительство.

Протяженность железных дорог за указанные годы увеличилась почти в 2 раза. Итогом промышленного подъема 1893-1899 гг. явились не только общее увеличение (более чем в 2 раза) продукции промышленности, но и повышение производительности труда, а также техническое перевооружение предприятий.

Однако за индустриальным ростом не последовал рост капиталистических отношений, в первую очередь, в сельском хозяйстве. К началу XX века в России 84% населения составляло крестьянство, и почти все оно было охвачено общинными и натуральными производственными отношениями. В этих условиях не было свободного товарного оборота земли и не было свободного рынка труда. Кроме того, за преобразованиями в индустрии не последовала модернизация политической системы и общества.

Эффективному развитию России по-прежнему препятствовали самодержавная власть, господство помещичьего землевладения и общины в аграрных отношениях, сословная структура общества. Это и предопределило неизбежность буржуазно-демократической революции в России.

Экономические и социальные противоречия российской модернизации в начале XX века

Нерешенные проблемы модернизации России к началу XX века обусловили ее отставание от развитых стран. Накануне Первой мировой войны Россия производила промышленной продукции в 2,6 раза меньше, чем Великобритания, и в 3 раза меньше, чем Германия. Если общий капитал российской промышленности составлял к 1917 году 2 млрд. долларов (без банков и железных дорог), то аналогичный показатель Великобритании, которая была втрое меньше по населению, был в 6 раз выше.

Капиталом, сопоставимым по своим размерам со всем российским, владела лишь одна корпорация США – «Юнайтед Стил». Пропускная способность российских железных дорог, несмотря на бурный рост железнодорожного строительства, была сопоставима с аналогичным показателем Канады, где жило лишь 8 млн. человек, или в 15,7 раза меньше чем в России.

Несмотря на высокие темпы роста сельскохозяйственной продукции начиная с аграрной реформы Столыпина до Первой мировой войны Россия все же уступала по урожайности зерновых. Например, в 1908-1912 гг. средняя урожайность пшеницы, ржи, ячменя и овса в России была ниже в 1,6 раза, чем во Франции и США, соответственно – в Швеции -2,2, Канаде и Германии – 2,4, Англии – 2,5, Дании , Голландии и Бельгии –в 2,7 раза.

Если брать отдельно урожайность пшеницы, то здесь было еще большее отставание. В 1913 г., например, урожайность пшеницы в России была меньше, чем в Великобритании в 2,7 раза, соответственно – Германии - 2,8, Голландии и Швеции – 2,9, Бельгии в 3,1 раза. Накануне Первой мировой войны годовой торгово-промышленный оборот на душу населения в России был меньше в 2.4 раза, чем во Франции, соответственно - в 3.2, чем в Германии, в 4,2, чем в США и в 4,7 раза, чем в Англии.

Крайне низким оставался в России жизненный уровень. В результате смертность здесь была самой высокой среди развитых стран. Например, смертность в России была выше в 1,7 раз, чем в Германии, и в 2 раза, чем в Англии. По уровню образования (грамотными было только 30% населения) Россия едва достигала показателя Англии середины XVIII века.

Безуспешные попытки С.Ю. Витте

Россия в начале XX века оставалась аграрно-крестьянской страной. Одной из основных причин отсталости деревни являлось сохранявшееся господство феодальных форм собственности на землю – помещичьей и крестьянской общинной. Это препятствовало рациональному распределению земли и организации на ней рыночного хозяйства.

Все попытки премьер-министра С.Ю. Витте решить аграрные проблемы разрушались некомпетентностью монарха. В своих воспоминаниях Витте подчеркивал, что для увеличения производительности народного труда «необходимо поставить народ так, чтобы он мог и хотел не только производительно трудиться, но и стараться всячески увеличивать эту производительность». Для этого народ надо «освободить от попечительских пут, нужно ему дать общие гражданские права, нужно его подчинить общим нормам, нужно его сделать полным и личным обладателем своего труда».

По мнению Витте, это позволило бы крестьянству развить в себе черты, отвечающие требованиям рыночных отношений, - личную инициативу и дух предпринимательства. Однако царская власть всячески препятствовала наделению правами крестьянства – главной производительной силы в России. Решение крестьянского вопроса в рамках самодержавной полицейско-бюрократической политической системы и при сохранении помещичьего землевладения было неосуществимо.

Без модернизации политической системы самодержавия план аграрной реформы Витте был утопией. Острые потребности в ликвидации остатков феодализма в экономическом базисе, политическом строе и социальной структуре неизбежно вели Россию к буржуазно-демократической революции. Экономический кризис 1900-1904 гг. неудачи русской армии в войне с Японией стали детонатором революционного взрыва в 1905 году.


Сейчас читают про: