Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Операции на магистральных артериях




В 50-60-е гг. сосудистая хирургия упрочила позиции самостоятельной отрасли хирургии. С увеличением диапазона оперативных вмешательств на сосудах совершенствовались прежние и появлялись новые хирургические доступы к сосудам. Они должны были быть максимально простыми, возможно менее травматичными, учитывающими расположение нервов и сосудистых коллатералей, достаточными для выделения сосудисто-нервного пучка и создающими возможность дренирования раны. В разработку таких доступов (например, Т-образных и крестообразных доступов к сосудам корня шеи, груди и таза) немалый вклад в ХХ в. внесли отечественные хирурги Н.А. Добровольская, М.Н. Ахутин, Б.В. Петровский, А.И. Арутюнов и др.

Установление рациональных хирургических доступов к кровеносным сосудам способствовало хирургическому лечению острой артериальной непроходимости - внезапного прекращения кровотока в артериальном русле конечности в связи с закрытием просвета магистральной артерии, чаще всего из-за эмболии, а также тромбоза. В 40-50-х гг. хирурги начали производить оперативное удаление эмбола из артерии (идея такого вмешательства принадлежит И.Ф. Сабанееву, 1895, а первую в мире попытку ретроградной эмболэктомии из бифуркации аорты, завершившуюся частичным успехом, предпринял Р.Р. Вреден, 1897). При этом производили артериотомию, а при невозможности удаления эмбола - артериэктомию. Таким образом, операция прямой эмболэктомии (в первые 12 часов от начала заболевания), а иногда непрямой эмболэктомии по Вредену (отсасывание эмбола с использованием сосудистого катетера и шприца) вошла в практику при лечении острой артери-

показано 102 из 147

альной непроходимости. Например, Б.В. Петровский в 1962-1967 гг. наблюдал 220 больных с острыми закупорками артерий конечностей, головы и висцеральных ветвей аорты: из них 194 составили больные с эмболиями и 26 - с острыми тромбозами. Оперативному лечению подверглись 110 человек, в подавляющем большинстве при артериальных эмболиях конечностей. Очень скоро оперативные вмешательства при этой патологии эволюционировали от травматичных прямых эмболэктомий к щадящим манипуляциям ретро- и антеградного извлечения эмболов путем их аспирации по Вредену, вымывания и доставания специальными инструментами (петли, катетеры с надувными баллончиками - обтураторами).

В 50-х гг. в клинике, возглавляемой А.Н. Бакулевым, был предложен и впервые в стране внедрен в практику метод эмболэктомии специальными сосудистыми кольцами, оказавшийся намного эффективнее методов, предложенных ранее. Эта клиника стала одним из ведущих в нашей стране центров хирургии острых артериальных окклюзий и к началу 60-х гг. имела очень богатый опыт.




Эффективность восстановительных операций повысилась с наступлением в начале 60-х гг. нового периода в лечении острой артериальной непроходимости: был предложен и внедрен в клиническую практику баллонный катетер для тромбоэмболэктомии. Этот период характеризовался совершенствованием техники оперативных вмешательств, внедрением методов профилактики эмболий, а также углубленным изучением патогенеза острой ишемии и постишемических осложнений.

Впрочем, относительно тактики лечения эмбологенной артериальной непроходимости даже в середине 70-х гг. у многих хирургов не было достаточной ясности. Одни полагали, что оперативное лечение показано лишь в случаях выраженной ишемии конечности при отсутствии эффекта от пробного консервативного лечения, в то время как «легкую» ишемию можно лечить консервативно. Другие также рекомендовали консервативное лечение при отсутствии у больных выраженной ишемии конечностей, но полагали, что если впоследствии у них разовьется хроническая артериальная недостаточность, то таких больных следует оперировать. Третьи считали эмболэктомию показанной во всех случаях, даже при начинающейся гангрене конечностей.

показано 103 из 147

Определенные выводы сделал на основании собственного опыта В.С. Савельев(1976): 1) консервативное лечение не в состоянии

устранить артериальную окклюзию; 2) невозможно достичь хороших результатов без полного восстановления проходимости артерий конечности; 3) современный уровень сосудистой хирургии обязывает бороться не просто за сохранение конечности, но и за полное восстановление ее функции. Он считал также, что при этой патологии нет показаний к консервативному лечению, а есть лишь противопоказания к хирургическому, обусловленные как тяжестью общего состояния больных, так и опасностью развития смертельных постишемических осложнений в связи с восстановлением кровообращения в резко ишемизированных тканях. Ввиду этого при решении тактических вопросов необходимо было ориентироваться на два основных фактора: тяжесть общего состояния больных и степень ишемии конечностей. Важной была еще одна рекомендация - при эмболии на фоне сегментарного атеросклеротического поражения артерии, а иногда и при повторных вмешательствах на одном и том же сосуде операция будет эффективной лишь при сочетании эмболэктомии с реконструктивной операцией.



Новый этап обозначился, когда шведский хирург К. Крафорд(1944) успешно произвел резекцию аорты по поводу ее коарктации и положил начало хирургическому лечению этого тяжелого порока развития. Затем стали делать резекцию суженной части аорты со сшиванием ее концов или заменой создавшегося дефекта отрезком консервированной аорты или аллопластическим протезом. Д. Дос Сантос (1947) успешно выполнил операцию эндартерэктомии. Через два года Д. Канлин (1949) произвел операцию шунтирования сосуда аутовенозным трансплантатом при сегментарной облитерации бедренной артерии. Первую операцию резекции бифуркации аорты с замещением гомотрансплантатом осуществил в клинике Д. Оудат (1950), а через три года он, совместно с П. Беконсфилд, опубликовал результаты уже пяти подобных операций.

показано 104 из 147

Позднее, в 60-70-х гг., все более активно стало проводиться хирургическое лечение окклюзий терминальной аорты и подвздошных артерий: отказ от шунтирования стал основным итогом этой работы. Наиболее эффективным оказался метод эверсионной эндартерэктомии с последующей аутоаортальной и аутоартериальной пластикой. При невозможности выполнить эту операцию из-за значительного поражения сосудистой стенки производили резекцию аортоподвздошного сегмента и замещали его протезом. Таким образом, аутоартериальная трансплантация и протезирование ста-

ли двумя основными способами восстановления кровотока в этой области. В России А.В. Покровскому удалось осуществить (1971) операцию одномоментной трансаортальной эндартерэктомии из аорты, верхней брыжеечной и почечных артерий.

В 40-х гг. объектом внимания сосудистой хирургии стали крупные, магистральные сосуды, прежде всего аорта. Шведский хирург К. Крафорд (1944) иссек суженный участок нисходящей грудной аорты, а ее непрерывность восстановил при помощи ручного сосудистого шва. Затем американцы Р. Гросс (1948) и Х. Сван (1948) использовали при подобной операции пластику гомотрансплантатом; француз К. Дюбост (1951) применил пластику после удаления большой аневризмы брюшной аорты, а американцы M. Де Беки (1954) и Д. Кули (1954) успешно использовали пластику при резекции аневризмы дистальной части дуги аорты.

Операции на аорте начали входить и в клиническую практику хирургов нашей страны. Этому предшествовали экспериментальные исследования. Например, И.А. Медведев (1955) исследовал важный вопрос о гомопластике грудной аорты. Вслед за этим Е.Н. Мешалкин (1955) произвел в клинике первую операцию при коарктации грудной аорты, а позднее сделал (1959) успешную резекцию дистальной части дуги аорты с заменой ее капроновым трансплантатом. Такие же операции делали В.А. Жмур (1959, аллопластика брюшной аорты и ее бифуркации в связи с удалением аневризмы), П.А. Куприянов (1959, три операции по поводу коарктации грудной аорты) и др. Таким образом, начиная с 50-х гг. оперативная коррекция коарктации аорты (аномалии ее развития в виде сужения на ограниченном участке) вошла в практику сосудистой хирургии. В ряде хирургических клиник был в то время накоплен солидный опыт хирургического лечения коарктации аорты. Так, в Институте грудной хирургии была разработана техника операции, позволившая уменьшить ее травматичность и снизить число осложнений. Позднее такие операции стали делать у детей первого года жизни (В.В. Алекси-Месхишвили, Москва; Я.В. Волколаков, Рига, и др.).

показано 105 из 147

В 30-40-е гг., еще раньше, чем появились операции по поводу коарктации аорты, начали производить операции по поводу других врожденных аномалий развития. Так, американец Р. Гросс (1938) впервые успешно произвел перевязку незаращенного боталлова протока и положил начало хирургическому лечению этого

врожденного порока. Позднее американец А. Блелок (1944) первым наложил обходной анастомоз при тетраде Фалло, соединив подключичную артерию с легочной. В результате создавался приток крови в легкое в обход суженной начальной части легочной артерии. Этим было положено начало оперативному лечению так называемых синих пороков сердца. У. Поттс (1946) использовал этот же принцип - создал анастомоз между аортой и легочной артерией (т.е. между малым и большим кругом кровообращения), как бы искусственный боталлов проток: это открывало возможность частичного поступления артериальной крови в малый круг кровообращения, который плохо снабжался из-за врожденного сужения легочной артерии. Селлерс (1947) и Брок (1948) сообщили об успешном рассечении клапанного сужения легочной артерии.

Что касается восстановительной хирургии облитерирующих заболеваний терминальной части брюшной аорты и ее дистальных ветвей, то начало ей было положено только в ХХ в. с обсуждения вопроса о возможности реканализации облитерированного участка с помощью катетера (Дельбэ, 1911). Позднее (1923) Р. Лериш, который был автором операции аортоэктомии в сочетании с двусторонней симпатэктомией, высказал смелую для своего времени мысль о том, что идеальным вмешательством при данной патологии явилась бы резекция всей бифуркации аорты с последующим замещением ее трансплантатом.

В нашей стране первая восстановительная операция - интимотромбэктомия на бедренной артерии - была выполнена А.Н. Филатовым (1958). Через год Б.В. Петровский (1959) сделал операцию создания шунта бедренной артерии сосудистым протезом. Еще через год В.С. Савельев (1960) впервые в стране произвел резекцию бифуркации брюшной аорты при ее атеросклеротической окклюзии с протезированием дакроновым протезом.

показано 106 из 147

Метод эверсионной эндартерэктомии с 1968 г. начали применять в клинике, возглавляемой Б.В. Петровским, при лечении окклюзионных поражений брюшной аорты и магистральных артерий конечностей (М.Д. Князев, В.Л. Леменев и др.). Тем не менее подобные операции в силу травматичности и продолжительности распространения не получили, хотя сама идея эверсии сосудов продолжала развиваться. Протезирование и обходное шунтирование аорты были весьма перспективными вмешательствами, так как изза благоприятной гемодинамики - мощного тока крови в аорте -

тромбозы после протезирования развивались крайне редко. Например, при синдроме Лериша производили операцию шунтирования аорты - аортобедренно-подколенное шунтирование, а при полной тотальной непроходимости бедренной артерии и всех сосудов на голени делали анастомоз между аортой и глубокой артерией бедра. Впрочем, эти эффективные сосудистые операции поначалу были встречены хирургами без энтузиазма, многие специалисты ставили под сомнение их целесообразность при таком общем заболевании, как атеросклероз. Однако позднее такой аргумент, как сегментарный характер поражения сосудов, убедил в целесообразности применения восстановительных операций при данной патологии. Операции при склеротических и других окклюзиях аорты и артерий имели скорее паллиативный характер, так как они не ликвидировали общий процесс склероза сосудов, но в то же время их с полным основанием называли излечивающими, поскольку они полностью избавляли больных от тяжелых симптомов заболевания.

Большой вклад в дальнейшее изучение проблемы хирургического лечения облитерирующего атеросклероза терминальной части брюшной аорты и ее дистальных ветвей внесли отечественные (А.Н. Бакулев, Б.В. Петровский, Н.И. Краковский, А.Н. Филатов, К.Д. Эристави и др.) и зарубежные хирурги (M. Де Беки, Р. Детерлинг, O. Джулиан, Р. Линтон, Д. Сцилаги, Р. Фонтен, К. Роб и др.). Многие хирурги накопили в 60-е гг. достаточно большой опыт хирургического лечения облитерирующего атеросклероза терминальной части брюшной аорты и ее дистальных ветвей с применением восстановительных операций. Большой интерес представляла разработанная в нашей стране (А.В. Покровский, 1971) операция одномоментной трансаортальной эндартерэктомии из аорты, верхней брыжеечной и почечных артерий. В нашей стране впервые в мире был разработан и применен рациональный и малотравматичный доступ к торакоабдоминальной аорте и висцеральным артериям (А.В. Покровский, 1962). Этот забрюшинный торакофренолюмботомический доступ стал использоваться при реконструкции брюшной аорты и ее ветвей, за рубежом он получил название «русского доступа».

показано 107 из 147 стр. 107 из 147

Можно согласиться с мнением В.С. Савельева (1976), что в 60-70-е гг. хирургическое лечение больных с окклюзионным и аневризматическими поражениями аорты и магистральных артерий в нашей стране поднялось на более высокую ступень. Особенно

больших успехов удалось достичь в реконструктивной сосудистой хирургии при стенозирующих и аневризматических проявлениях атеросклероза аорты и ее ветвей. Лечение аневризм аорты было, пожалуй, наиболее сложным в сосудистой хирургии, поэтому операции на восходящей аорте, дуге и нисходящем отделе грудной аорты производили с использованием искусственного кровообращения. В конце 50-х - начале 60-х гг. операции при аневризмах аорты стали применяться все чаще. Наиболее рациональным являлось удаление аневризмы с восстановлением целостности аорты. В нашей стране радикальную операцию при аневризме - резекцию аневризматического мешка и замещение сегмента аорты аортальным гомотрансплантатом - первым выполнил В.А. Жмур (1958). Позднее Б.В. Петровский (1963) сообщил о нескольких успешно выполненных подобных операциях. Ю.Е. Березов (1963) осуществил резекцию аневризмы брюшной аорты с одновременным протезированием аорты и правой почечной артерии. Первую в стране успешную резекцию разорвавшейся аневризмы брюшной аорты произвели Н.Н. Малиновский и М.Д. Князев (1966).

Хирурги использовали два вида операций: во-первых, удаление мешотчатой аневризмы с пристеночным наложением шва на участок аорты по линии отсечения аневризмы и, во-вторых, резекцию диффузной аневризмы с сегментом аорты. Если первый вид операций уже к середине 60-х гг. был неплохо разработан и использовался достаточно широко, то второе, более серьезное вмешательство, требовавшее полного пережатия аорты, применялось гораздо реже.

Наиболее сложными оставались операции на грудной аорте. Первым в стране, кто при коарктации аорты успешно произвел резекцию коарктации с протезированием, был Е.Н. Мешалкин (1955). Позднее он осуществил (и тоже впервые в стране) резекцию нисходящей грудной аорты при ее сужении. Г.М. Соловьев (1965) впервые выполнил торакоабдоминальное шунтирование при неспецифическом аорто-артериите. Первую успешную операцию при врожденном надклапанном стенозе аорты с пластикой аорты в условиях искусственного кровообращения произвел А.В. Покровский (1968).

Опыт, накопленный в Институте сердечно-сосудистой хирургии, показал, что при локализации диффузных аневризм в восходящем отделе дуги аорты, а также в нисходящем ее отделе, ниже

уровня левой подключичной артерии, операцию следует выполнять с использованием аппарата искусственного кровообращения. При этом локализация аневризм в нисходящем отделе дуги аорты и грудной аорты позволяла выполнять операции с использованием различных методов шунтирования. При небольших диффузных аневризмах у некоторых больных операция ограничивалась циркулярной компрессией аневризмы тефлоновой сеткой, создававшей плотный эластический каркас значительного участка аорты. Подобную операцию «стягивания» впервые предложил и выполнил челябинский хирург Г.Л. Ратнер (1961): прочный синтетический бандаж принимал на себя всю механическую нагрузку, которую испытывала ослабленная стенка аорты, и надежно предупреждал ее повторное расширение или разрыв. Это вмешательство являлось радикальной восстановительной операцией.

Даже в 70-х гг. проблему хирургического лечения атеросклеротических аневризм аорты нельзя было считать решенной. Смертность оставалась довольно высокой - она была связана с пожилым возрастом больных, сложностью операции, проводимой с использованием искусственного кровообращения, гипотермии или последовательного шунтирования. Правда, в ведущих клиниках общую смертность при этих операциях удалось снизить до 10%, однако при аневризмах дуги и области отхождения чревного ствола смертность оставалась высокой и составляла 42-54%. Однако были и несомненные достижения. Одним из достижений своего времени стала операция А.В. Покровского (1972), который первым в стране успешно произвел полную резекцию дуги аорты и части нисходящего отдела грудной аорты с протезированием дуги и всех брахиоцефальных артерий.

показано 109 из 147

В 70-е гг. при аневризмах дуги аорты и верхнего отдела брюшной аорты, включающего крупные боковые стволы, хирурги применяли постоянное шунтирование и иссечение аневризм, а при расслаивающих аневризмах аорты - иссечение аневризмы, наложение обвивного шва на оставшиеся расслоенными концы аорты и протезирование. При операциях на аорте особую опасность представляли собой возможные осложнения - ишемические спинальные параличи, возникавшие вследствие кислородного голодания спинного мозга из-за длительного пережатия аорты, особенно ее нижней трети. С этой целью в 50-х - начале 60-х гг. пытались использовать такие методы, как гипотермия и гибернация, шун-

тирование, искусственное кровообращение. Метод шунтирования разработал американец А. Блелок (1945), а искусственное кровообращение при операциях на аорте (пересадке всей дуги аорты) первым применил американец M. Де Беки (1957). Как показала практика, в том числе практика отечественных хирургов, использование аппарата искусственного кровообращения стало наиболее перспективным и обеспечивало наилучшие результаты.

Во второй половине ХХ в. хирургическое лечение аневризмы брюшной аорты получило широкое распространение, резекция брюшной аорты с внутримешковым протезированием стала стандартной операцией. Развитие хирургии аорты и магистральных сосудов, особенно при атеросклеротических окклюзиях, сделало актуальной проблему использования различных пластических материалов (трансплантатов) для восстановления нарушенного кровотока. Вначале хирурги обратились к использованию ауто- и гомотканей, т.е., по существу, к пересадке сосудов. Еще в начале века Э. Лексер (1907) в клинике впервые в мире пересадил сегмент большой подкожной вены в дефект бедренной артерии, образовавшийся после иссечения веретенообразной аневризмы. Позже Э. Лексер (1913) пересадил большой сегмент вены (15 см) после удаления аневризмы подвздошной артерии. Такие операции производили и отечественные хирурги (В.Р. Брайцев, 1916; А.З. Цейтлин, 1928; В.Л. Хенкин, 1944, и др.). В 1906 г. А. Каррель в эксперименте использовал для пластики дефекта артерии артериальный гомотрансплантат. В клинике за рубежом его впервые использовали Пировано и Гепфнер, а в нашей стране - В.Г. Щипачев (1928).

показано 110 из 147

Американский хирург Р. Гросс(1948) разработал эффективную питательную среду для консервации гомотрансплантатов и ввел в клиническую практику метод пересадки артерий. Позднее Исткотти Ч. Хуфнагель(1950) использовали для консервации артерий метод замораживания и сохранения трансплантатов при низких температурах, а Маррангони и Чекчини (1951) для сохранения артериальных трансплантатов использовали метод лиофилизации, т.е. замораживания и одновременного высушивания трансплантата, после чего стало возможным хранение трансплантата длительное время при комнатной температуре. Этот метод усовершенствовали отечественные хирурги Н.И. Краковскийи др. (1955-1956).

В 1951 г. Гросс пересадил в клинике артериальный гомотрансплантат (консервированную артерию) при операции по поводу

коарктации грудной аорты, и в том же году эту операцию повторил Дюбо - при резекции брюшной аорты. Эту операцию применяли и отечественные хирурги. Однако сулившая отличные перспективы операция пересадки консервированной артерии не получила широкого распространения. Одной из главных причин явилось то, что, по мнению одних исследователей, трансплантат был «живым» и состоял из живых тканей, а по мнению других - «мертвым», т.е. был лишь своеобразным каркасом для последующей регенерации оперированного сосуда. Это и привело в дальнейшем к идее использования при хирургическом лечении болезней сосудов протезов сначала из металла, а потом, в основном, из синтетических тканей.

Последующие, более детальные и многофункциональные экспериментальные и клинические исследования уже в 50-60-е гг., подтвердили, что консервированные аортальные и артериальные гомотрансплантаты независимо от метода их консервации не пригодны для выполнения восстановительных операций. После пересадки консервированных гомотрансплантатов не удавалось добиться их приживления: через некоторое время они гибли и почти полностью замещались тканями реципиента, что было обусловлено, как оказалось, несовместимостью гомотканей с тканями реципиента. Даже один из наиболее совершенных в то время методов консервации, каким являлось замораживание и высушивание в вакууме (лиофилизация), оказался не способным улучшить результаты пересадки из-за сохранения антигенных свойств гомотрансплантатов. Возобладало мнение, что гомотрансплантаты следует расценивать как биологический протез или каркас, на котором формировался новый сосуд из тканей реципиента. Этим объясняли и тяжелые осложнения, развивавшиеся особенно в позднем послеоперационном периоде (тромбозы, дегенеративные изменения, ретракция, атеросклероз, аневризматическое расширение, разрыв и т.д.).

показано 111 из 147

Попытку создать искусственный кровеносный сосуд (для последующего использования при хирургической операции) предпринял Хуфнагель (1947), применивший трубки из пластмассы (метилметакрилата). Позже Вурхесс, Ярецкий и Блэкмор (1952) применили для сосудистой пластики трансплантаты, изготовленные из пористой синтетической ткани. В эксперименте, а затем и в клинике выяснилось, что мелкие поры таких протезов быстро закрываются выпадающим фибрином, что исключало возможность

большого кровотечения; в то же время поры создавали наиболее благоприятные условия для вживления протеза в организм.

Пористые протезы, открывшие новый этап в пластике сосудов, быстро стали популярными у хирургов. В различных странах их создавали из наиболее инертных синтетических тканей: нейлона, капрона, дакрона, лавсана, тефлона и др. Изготавливались протезы разными методами - вязанием, плетением и ткачеством из нитей различной толщины с большей или меньшей пористостью. Наконец, Эдвардс и Тапп (1955) впервые создали гофрированный протез достаточно высокого качества. После ряда усовершенствований (Де Беки, Л.Л. Плоткин и др.) протезы из синтетических тканей, наиболее полно отвечавшие требованиям сосудистой пластики, стали довольно широко применять как в эксперименте, так и в клинике. Тогда же Н. Шаумвей и другие (1955) применили в качестве сосудистого протеза трубку из прессованной поливинилалкоголевой губки, создав так называемый микропористый протез, который, однако, не обладал достаточной прочностью. В связи с этим предлагались различные методы для укрепления стенки этого протеза (Г.Л. Ратнер, Саутот, Кекеч, Кремер, Хойпель).

Эксперименты и клиническая практика показали, однако, что искусственные сосудистые протезы из полиамидных волокон (нейлон, капрон) и поливинилалкоголя оказались малопригодными для восстановительных операций. Наилучшими считались тогда гофрированные протезы. В нашей стране сосудистый протез из лавсана первым использовал Е.Н. Мешалкин (1958): после резекции части дуги аорты у молодой женщины он заместил дефект тканым негофрированным протезом длиной 12 см. Через 1,5 года после операции этот случай был продемонстрирован на заседании Московского хирургического общества.

показано 112 из 147

В клинике, возглавляемой Б.В. Петровским, с 1959 г. использовали аллопластику сосудов - синтетические протезы сосудов. В эксперименте на животных наиболее перспективными оказались вязаные и тканые протезы из лавсана, терилена, дакрона. Кроме них использовались и тефлоновые протезы. Все они позволяли создавать очень длинные обходные шунты при тяжелых, распространенных склеротических поражениях артерий. Синтетические протезы использовали и для заплаты на сосуд. В клинической практике применялись самые разнообразные протезы - лавсановые и фторлонлавсановые, малопроницаемые полифенлавсановые

протезы с антисептическим летилановым волокном. Полезной деталью у этих протезов была маркировочная цветная нитка, позволявшая во время операции следить за продольной осью протеза. Были изготовлены также рентгеноконтрастные протезы с металлическим (серебряным) включением, а также так называемые полубиологические протезы.

Чтобы оценить масштабы развернувшейся клинической и экспериментальной работы по применению протезов кровеносных сосудов в нашей стране, нужно принять во внимание такой факт: в 1961-1973 гг. только на одном ленинградском предприятии «Север» было изготовлено 38 000 трубчатых и бифуркационных протезов. Эта цифра тем более показательна, что в ряде ведущих хирургических клиник (Институт хирургии им. А.В. Вишневского и др.) использовались преимущественно лиофилизированные артериальные трансплантаты, а в большинстве других клиник широко применялась аутовенозная пластика. В это же время изучались методы использования комбинированных трансплантатов, состоящих из аутовены и аутоартерии или аутовены и синтетического протеза. Со временем хирурги пришли к выводу, что лучшими сосудистыми трансплантатами для выполнения восстановительных операций следует считать аутовену (для мелких и средних артерий) и горфрированные вязаные сосудистые протезы из полиэфирных (дакрон, терилен) и политетрафторэтиленовых (тефлон) волокон (для крупных артерий и аорты), которые после многолетнего пребывания в организме реципиента почти не теряли своих основных физических и химических свойств. Постепенно утвердилась единая точка зрения - там, где возможно, лучше использовать для пластики артерий аутотрансплантат (аутовену). Синтетические протезы нашли свое применение лишь при замещении участков аорты, подвздошных и безымянных артерий.

показано 113 из 147

Подобный консенсус не базировался на едином подходе к выбору тех или иных реконструктивных операций. Например, при сегментарных атеросклеротических окклюзиях нижних конечностей первые восстановительные операции, в частности обходной анастомоз с использованием вены больного, был выполнен Д. Канлином в 1949 г. Однако некоторые отечественные хирурги (А.Н. Бакулев, Е.Н. Мешалкин, 1956 и др.) отрицали пригодность аутовены для восстановления проходимости артерий нижних конечностей из-за опасности осложнений и предпочитали искусственные со-

суды из дакрона, капрона, тефлона и т.д. В 50-60-х гг. их считали почти идеальными при замещении аорты и подвздошной артерии, но не для периферических артерий (бедренной, подколенной). По мнению В.С. Савельева (1976), выбор метода реконструктивных операций определялся характером и протяженностью поражения, состоянием коллатерального кровообращения.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 1058; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 8634 - | 7425 - или читать все...

Читайте также:

 

34.204.169.76 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.007 сек.