double arrow

Эллинистическая скульптура Материковой Греции и островов Эгейского архипелага


«Ника Самофракийская». Статуя была поставлена на острове Самофракпя в память победы, одержанной в 306 г. до н.э. Деметрием Полпоркетом над флотом египетского правителя Птолемея. Ника, как об этом свидетельствуют монеты, была изображена трубящей в боевую трубу (сохранилась без головы и рук). Статуя стояла в специально вырубленной в скале открытой нише, размером 10*15 м, над бассейном, на постаменте, который изображал нос боевого корабля. Статуя входила в ансамбль, объе­динявший скульптуру, архитектуру и реальный пейзаж.

Одежда Ники развевается за ее спиной морским ветром. Разметавшиеся позади богини складки ее драпировки свидетельствуют о стремлении художника передать воздушную стихию. С передней стороны промокшая от морских брызг одежда плотно прилипла к телу Ники и рельефно обрисовывает ее крепкие формы. Игра складок насыщена динамикой. Никогда до создания статуи Ники элементы пейзажа не вводились в контекст скульптуры с таким размахом. Взят целый кусок морского пейзажа и подчеркнут окружающий корабль морской воздух.

В основу композиции статуи положен винтообразный изгиб тела богини, усиливающий объемный характер скульптуры.

Статуя характерна для эллинизма. При частых войнах постоянно возводились памятники с целью увековечить победы правителей. Чувство победы гипертрофировано.

«Бельведерекий торс» (скульптор Аполлоний, сын Нестора; I в. до н.э.; мрамор). От скульптуры, изображавшей, вероятно, отдыхавшего Геракла, сохранился только торс (хранится ныне в Ватиканском музее). Мастерски выполненный мощный торс с атлетически развитой мускулатурой отличается идеализированными формами тела.

«Кулачный боец» (скульптор Аполлоний, сын Нестора, I в. до н.э.; бронза, медь). Скульптура резко отличается от статуи "Бельведерекий торс". Представлен не атлет-победитель времен расцвета полисов, а боец- профессионал, чье изображение выполнено со скрупулезной точностью: лицо, разбитое в многочисленных кулачных боях (сломанный нос, шрамы, разорванные уши), перчатки с железными вставками на руках.

Эти, две статуи принадлежат одному мастеру, но сделаны они в противоположных направлениях. Если "Бельведерекий торс" выдержан в идеализированных формах, то "Кулачный боец" трактован натуралистически. Такое совмещение столь далеко отстоящих друг от друга направлений представляет собой новое явление в античном искусстве. Художник перестает быть носителем определенных традиций. Он становится скульптором-виртуозом, могущим исполнить работу в противоположных стилевых направлениях.

«Демосфен» (Скульптор Полиевкт; ок. 260 г. до н.э.; римская копия; бронза). Статуя была воздвигнута в Афинах по распоряжению Горгия в соответствии с решением народа. На цоколе статуи была сделана надпись: "Если бы мощь, Демосфен ты имел такую, как разум, власть бы в Элладе не смог взять македонский Арес", т.е. статуя должна была напоминать об антимакедонской деятельности оратора. Демосфен изображен погруженным в раздумья.

Статуя Демосфена знаменует собой переход к изображению отдельной индивидуальности, хотя при этом портрет содержит в себе глубокую оценку одного из выдающихся деятелей Греции. Склоненная голова, согнутые плечи, сжатые опущенные руки, изборожденный морщинами лоб, запавшие глаза, впалые щеки, слабое худое тело. Одежда - плащ, небрежно скомканный и переброшенный через плечо. Облик Демосфена выражает сознание бессилия, горечь и разочарование, чувство трагической безысходности. Это образ человека, исчерпавшего все свои силы в бесплодной борьбе.

«Афродита Милосская» (скульптор Александр (или Агесандр); III-II вв. до н.э.; мрамор). Статуя сохранилась без обеих рук. Художественному образу статуи Афродиты свойственны движение и развитие. Если статуи классической поры все целиком и каждой деталью были пронизаны единым содержанием, то здесь чувство красоты вызревает постепенно. Нижний ярус скульптуры представляет собой многообразные по ритму, спутанные складки драпировки богини, теплые, желтоватые по цвету. Из складок вырастает ясно счерченный, мягко изогнутый торс Афродиты, более холодный по тону. Что касается лица богини, то оно безупречно правильно, бесстрастно и неподвижно. Мрамор здесь чистого белого оттенка. Это олицетворение вечной разумной гармонии, возвышающейся над случайностями и изменчивостями.


Сейчас читают про: