Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

III. НАУКА И КУЛЬТУРА 2 страница




Однако развязанная правящими кругами США «холодная война» за­тормозила развитие международных связей ученых двух стран. Свыше 10 лет советские и американские ученые были лишены возможности непосредственно встречаться и обсуждать интересовавшие их проблемы. На поездки ученых США в Советский Союз был наложен запрет. Лишь после состоявшейся в августе 1955 г. в Женеве первой международной конференции ученых по мирному использованию атомной энергии, на ко­торой советские ученые доложили о некоторых важнейших достижениях в этой области, вызвавших большой интерес американских ученых, возобновились советско-американские научные контакты. В мае 1956 г. ряд американских ученых приняли участие в организованной Академией наук СССР конференции по физике высоких энергий, в том же году на­чались визиты советских ученых в США.

Важной вехой на пути укрепления контактов ученых двух стран стало их сотрудничество при проведении Международного геофизическо­го года (МГГ), начавшегося 1 июля 1957 г. В период МГГ советские и американские ученые, как и ученые других стран, проводили комплекс­ные научные исследования глубинных физических процессов на Земле, в атмосфере и в космосе. В результате были созданы мировые центры данных в Москве и Вашингтоне, собирающие результаты наблюдении по всему комплексу геофизических исследований 46.

В январе 1958 г. в Москве между правительствами СССР и США было подписано первое двухгодичное соглашение об обменах в области

46 Ежегодник Большой Советской Энциклопедии, 1958. М., 1958, с. 420—423.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ




науки, техники, образования и культуры. Предусматривалось его продле­ние на очередные двухгодичные периоды. Несмотря на ограниченность связей, которые могли быть установлены в рамках соглашения, оно сы­грало положительную роль47. Это было первое в истории советско-аме­риканское межправительственное соглашение, послужившее правовой основой для развития сотрудничества советских и американских ученых На основе соглашения от 28 января 1958 г. между АН СССР и Нацио­нальной академией наук США (НАН) в 1959 г. было подписано согла­шение об обмене учеными в области естественных наук. В 1961 г. был принят рабочий документ об обмене учеными по общественным наукам между АН СССР и Американским советом познавательных обществ48. Эти соглашения предусматривали взаимное ознакомление с работами в различных областях науки и техники, чтение лекций, проведение семи­наров и научных исследований.

В 1962 г. между Академией наук СССР и Национальным управле­нием по аэронавтике и исследованию космического пространства США было заключено соглашение о сотрудничестве в использовании космиче­ского пространства в мирных целях49. В последующие годы АН СССР установила и расширила связи с другими научными организациями США: Американским химическим обществом — по химическому катализу, На­циональным научным фондом — по глубоководному бурению, Управле­нием по энергетическим исследованиям и разработкам (ЭРДА) — по энер­гетике 50.




Большое значение для развития советско-американских контактов в области науки имела вторая международная конференция ученых по мирному использованию атомной энергии, состоявшаяся в сентябре 1958 г. в Женеве51. Внимание участников конференции, особенно чле­нов американской делегации, привлек доклад академика А. П. Александ­рова о создании первого в мире атомного ледокола «Ленин». Живой интерес вызвал также доклад академика Л. А. Арцимовича о научных исследованиях в СССР в области термоядерного синтеза. Это была но­вая международная проблема, поставленная еще в 1956 г. академиком И. В. Курчатовым в прочитанной им лекции в Харуэлле во время поезд­ки в Англию52. В октябре 1959 г. делегация видных американских уче­ных и инженеров во главе с председателем Комиссии по атомной энер­гии США Дж. Маккоуном подробно ознакомилась с атомным ледоколом «Ленин». Интерес американских ученых к научному прогрессу в Совет­ском Союзе многократно усилился после того, как 12 апреля 1961 г. в космос поднялся Юрий Гагарин — гражданин Советского Союза.

Советско-американское научное сотрудничество приобретало новые формы. Проводились двусторонние встречи, симпозиумы, совместно об­суждались проблемы математики, метеорологии, радиоастрономии и т. д. В более широких масштабах стали осуществляться взаимные поездки ученых. В 1963 г. Академию наук СССР посетили президент НАН США



47 США — экономика, политика, идеология, 1972, № И, с. 4.

48 Вестн. Академии наук СССР, 1977,№ 6, с. 106.

49 СССР—США: экономические отношения/Отв. ред. Е. С. Шершнев. М., 1976, с. 4U/.

50 Вестн. Академии наук СССР. 1977, № 6, с. 106.

51 Ежегодник Большой Советской Энциклопедии, 1959. М., 1959, с. 463, 464.

52 Там же.


Ф. Сейтц и президент американского Совета познавательных обществ Ф. Буркхард.

Однако агрессия американского империализма против Демократиче­ской Республики Вьетнам и провокационная кампания, поднятая в США антисоветскими кругами, серьезно осложнили развитие советско-амери­канского научного сотрудничества. Климат разрядки способствовал его оживлению. В 1970 г. АН СССР провела ряд важных международных и национальных мероприятий, которые привлекли большое внимание американских ученых и продемонстрировали их заинтересованность в участии в этих мероприятиях. На официальном заседании Комитета по исследованиям космического пространства (КОСПАР), состоявшегося в Ленинграде, присутствовали 173 американских ученых, на VII между­народном симпозиуме по химии природных соединений — 97 человек, на конференции по физике высоких энергий — 95, на XIII международ­ном конгрессе историков — 234, на V международном конгрессе по эко­номической истории — 73 человека. Продолжалась работа по совместно­му изданию советско-американского труда «Основы космической биоло­гии и медицины». В мае 1970 г. с краткосрочным визитом Академию наук СССР посетил президент Национальной академии наук США Ф. Хэндлер. В ходе его встречи с президентом АН СССР М. В. Келды­шем были обсуждены проблемы расширения сотрудничества между дву­мя академиями.

В течение 1972—1974 гг. между правительствами СССР и США был подписан ряд соглашений о сотрудничестве в области науки и техники, в которых важная роль отводилась как советским, так и американским ученым. Был создан и специальный механизм, призванный содействовать выполнению этих соглашений,— Смешанная советско-американская ко­миссия по научно-техническому сотрудничеству53, а также рабочие группы, в задачу которых входила выработка конкретных программ и их осуществление. Были определены направления научного сотрудничества в следующих областях: энергетика (в том числе научные исследования и разработки в таких областях, как магнитогидродинамика, термоядер­ный синтез, атомная энергетика и атомные реакторы, солнечная энергия, геотермическая энергия, передача энергии, использование вторичного тепла, повышение экономической эффективности электростанций); при­менение вычислительных машин в области управления; научные иссле­дования в области сельского хозяйства; водные ресурсы; научные иссле­дования в области химического катализа, производство веществ микро­биологическим способом; охрана окружающей среды; исследования и использование космического пространства в мирных целях; здравоохра­нение; исследование Мирового океана 54.

Особенно большое место в сотрудничестве СССР и США в области науки занимали связи Академии наук СССР с Национальной академией наук США. В октябре 1972 г. США посетила делегация АН СССР во главе с президентом Академии наук СССР академиком М. В. Келды­шем 55. За всю историю научных связей между Америкой и Россией, США и СССР это был первый визит президента Академии в США. Есте-

53 США — экономика, политика, идеология, 1972, № 11, с. 10, 11.

54 Там же, с. 12; Вестн. Академии наук СССР, 1977, № 6, с. 107.

55 Вестн. Академии наук СССР, 1973, № 10, с, 57.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ II НАУЧНЫЕ СВЯЗИ




ственно, обе стороны придавали этому визиту важное значение, рас­сматривая его как знаменательное событие в деле дальнейшего развития советско-американского научного сотрудничества. В подписанном 4 октяб­ря 1972 г. протоколе о состоявшихся переговорах обе стороны с удовлет­ворением отметили, что программа обмена учеными выполняется успешно. В июне 1973 г. Академию наук СССР посетила делегация ученых НАН США во главе с ее президентом Ф. Хэндлером56. В 1974 г. Соединен­ные Штаты посетила делегация Академии наук СССР во главе с вице-лрезидентом АН СССР академиком Ю. А. Овчинниковым 57.

Важной вехой вошел в историю советско-американских отношений в области науки 1975 год. В июле этого года был успешно осуществлен лервый в истории международный полет пилотируемых космических ко­раблей «Союз» и «Аполлон», послуживший яркой иллюстрацией благо­творного влияния процесса разрядки на взаимовыгодное научное и тех-лическое сотрудничество двух стран. 7 октября 1975 г. в Мoскве, а за­тем в Ленинграде проходила юбилейная сессия Академии наук СССР, посвященная 250-летию ее основания. В торжествах приняла участие делегация видных ученых США; многочисленные научные учреждения США прислали свои приветствия.

В течение 1976—1977 гг. научные связи Академии наук СССР с научными организациями США продолжали развиваться, охватывая при этом все новые области научных знаний. К ним относятся изучение проблем радиоинтерферометрии на сверхдлинной базе, физики твердого тела, новых направлений в биологии, экспериментальной психологии и др. Получили дальнейшее развитие совместные работы в рамках меж­правительственной программы сотрудничества, прежде всего в области физики, химического катализа, МГД-преобразования энергии, охраны окружающей среды.

Вторая сессия межправительственной советско-американской комис­сии по сотрудничеству в области энергетики, состоявшаяся в Москве вдекабре 1977 г., специально отметила эффективную работу советских и американских ученых в области МГД-преобразования энергии. Были сделаны полезные шаги в области совместной разработки проблем теоре­тической физики, в деле изучения Мирового океана58.

Активная роль в научных контактах с США в области общественных лаук принадлежит таким учреждениям Академии наук СССР, как Инсти­тут США и Канады, Институт мировой экономики и международных отношений, Институт всеобщей истории, Институт международного рабо­чего движения и др. Соответствующие соглашения сделали возможным взаимные визиты ученых для работы в архивах и библиотеках, выступ-лении с лекциями и т. п. В рамках сотрудничества в области историче-ской науки проводились регулярные коллоквиумы для обсуждения актуальных проблем истории обеих стран. В 1980 г. вышло в свет на русском и английском языках идентичное издание в СССР и США «Рос­сия и США: становление отношений, 1765—1815 гг.».

Связи советских и американских ученых осуществлялись по различ­ным каналам: в рамках межакадемических и межправительственных со-

56 Там же, с. 58.

57 Там же, 1977, № 6, с. 107, 108.

58 Там же, 1978, № 10, с. 113.


глашений, по линии министерств и ведомств обеих стран, межправи­тельственных и неправительственных международных организаций, участия в международных конгрессах и симпозиумах и т. д. Только по линии Академии наук СССР в 1977 г. в США выезжало более 500 со­ветских ученых, в то же время более 700 американских ученых были приняты в академических учреждениях СССР 59.

На состоявшейся в феврале 1979 г. в Москве VI сессии смешанной советско-американской комиссии по научно-техническому сотрудничеству была дана положительная оценка по итогам совместных усилий в ряде отраслей и направлений науки и техники, таких, как химический ката­лиз, электрометаллургия, микробиология и др.60 Важное значение и взаимовыгодность дальнейшего развития советско-американских научно-технических связей подчеркивали и многие политические руководители США61.

Произошедшее по вине империалистических кругов США ухудшение советско-американских отношений в конце 70-х годов отрицательно ска­залось и на состоянии научных контактов между двумя странами. Под разными надуманными предлогами американская сторона начала прово­дить их свертывание. Правые все решительнее выступали за превраще­ние кампании «в защиту прав человека» в средство дискредитации совет­ско-американского научно-технического сотрудничества, в инструмент давления на правительство и конгресс в целях его прекращения62. В результате был нанесен урон прогрессу мировой науки, а в полити­ческом плане — взаимопониманию между народами обеих стран, этой важнейшей предпосылке сохранения мира в ядерный век.

59 Там же, с. 114.

60 США — экономика, политика, идеология, 1979, № 6, С 99.

61 Там же, 1978, № 10, с. 23.

62 Там же, с. 19, 20.


ИСТОРИОГРАФИЯ




Историография

1. Американская

буржуазная историография

в первые послевоенные годы:

основные направления и практика конкретных исследований

Сужение сферы господства капитализма после окончания второй ми­ровой войны означало углубление его общего кризиса. Идеи марксизма-ленинизма еще раз подтвердили свою истинность в общественно-полити­ческой практике человечества, их влияние на умы людей во всем мире возросло. Перед буржуазной исторической мыслью США, превративших­ся в результате войны в главный оплот империализма, господствующий класс поставил задачу: создать такое историческое видение мира, кото­рое оправдывало бы и обосновывало дальнейшее существование буржуаз­ного общества, служа противовесом учению марксизма-ленинизма о клас­совой борьбе, о смене общественно-политических формаций, о неизбеж­ности победы более передового общественного строя — социализма над капитализмом. Одновременно преследовалась цель подорвать и свести на нет окрепшее в предвоенные и военные годы социально-критическое на­правление, опиравшееся на идейное наследие историков-«прогрессистов», значительное влияние на которое оказали марксистские исследования в области истории, философии, экономики, права.

Сотрудничество СССР и США в рамках антигитлеровской коалиции содействовало изменению отношения американцев к первой стране со­циализма, существенно ослабило воздействие навязанных реакционной пропагандой антикоммунистических и антисоветских вымыслов и преду­беждений. Решающая роль СССР в победе над фашизмом внушала глу­бокое уважение к Советской стране, что нашло отражение в американ­ском обществоведении. В ряде исследований видных историков (М. Ла-зерсона, Ф. Р. Даллеса, Г. Фишера), изданных в первые послевоенные годы, подчеркивалась мысль о том, что Советский Союз, одержав победу над самой бесчеловечной силой современности — фашистской Германией, проявил себя в качестве величайшей демократической и преобразующей силы. Уверенность в благоприятных перспективах советско-американских отношений выражалась на страницах многих книг, выходивших в свет в годы войны и первые послевоенные годы. Они свидетельствовали о воз­росшем интересе американцев к Советскому Союзу, его истории и культуре.

Однако уже в конце 1945 г. появились первые признаки изменения идейно-политического климата в стране. Рост консервативных и откро­венно реакционных тенденций в политике господствующего класса США сказался и на буржуазной исторической науке. Методологические уста­новки «прагматистского презентизма» или «субъективистско-релятивист-ско-презентистской школы» были использованы в первую очередь для перестройки буржуазной историографии в реакционно-консервативном


духе. На заседании Американской исторической ассоциации (АИА) в де­кабре 1946 г. были представлены доклады, пересматривающие в духе консерватизма многие важные проблемы истории США и мировой поли­тики: о роли Т. Джефферсона в буржуазной революции XVIII в. (утверждалось, что он был не революционером, а «просвещенным либе­ралом»); о роли народных масс в истории США (не они-де, а магнаты «большого бизнеса» являются ее главными творцами); о внешней поли­тике Советского Союза (ее уподобляли политике «царской России», раз­дувая миф о «советской военной угрозе») и т. д.4 Под сомнение стави­лась идея исторического прогресса: она объявлялась субъективной кате­горией, зависящей от личности историка, его склонности к оптимизму или пессимизму2. В лучшем случае прогресс признавался как общая идея развития, но мыслился как разновидность плавного, поступательно­го движения, без скачков и революционных изменений в базисе и над­стройке общества, причем высшим достижением «прогресса» объявлялись «американский образ жизни», «американская демократия», «американ­ская цивилизация».

Так определилась начавшаяся смена вех в американской буржуазной историографии. Уверенность «прогрессистских» историков 30-х годов в возможности и необходимости социальных реформ сменялась скепти­цизмом в отношении их целесообразности. Убеждение в созидательной роли народных масс в истории, творческой силе социальных движений вытеснялось преувеличенным интересом к эволюции правительствен­ных институтов и правительственной политики (особенно — внешней), «разумно» определяемой и направляемой сверху представителями правя­щей «элиты». На авансцену истории выводился «большой бизнес», кото­рый один из его апологетов — профессор истории Нью-Йоркского универ­ситета Т. Кокрэн назвал передовым отрядом наступающего со всех сто­рон индустриализма. Кокрэн откровенно призывал к переписыванию истории в интересах монополий3.

Отход от традиций «прогрессистской» историографии4 выразился в том, что на первый план вышли представители апологетической исто­риографии, которые видели свою главную задачу в том, чтобы вытравить из сознания американцев идеи социальной критики и социального про­теста, создать привлекательный образ «единой Америки», якобы призван­ной стать лидером в послевоенном мире. Историков призывали вклю­читься в «холодную войну», дав ей идеологическое и историческое «обо­снование» 5.

1 American Historical Review, 1947, Apr., vol. 52, N 3, p. 599—601.

2 Fay S. The Idea of Progress.— American Historical Review, 1947, Jan., vol. 52, N 2,
p. 231, 243, 246.

3 Предлагалось, в частности, заменить изложение истории «по президентам» («пре­
зидентский синтез») подходом к ней с точки зрения «созидательной деятельности»
монополий. См.: Cochran Th. С. The «Presidential Synthesis» in American History.—
American Historical Review, 1948, July, vol. 53, N 4, p. 756; Фурсенко А. История
бизнеса на службе монополий.— Вопр. истории, 1963, № 10.

4 Мальков В. Л. К вопросу о современном состоянии американской буржуазной ис­
ториографии.— В кн.: Критика современной буржуазной и реформистской исто­
риографии/Под ред. А. А. Искендерова. М., 1974, с. 103—106.

5 Этот социальный заказ был сформулирован профессором Пенсильванского уни­
верситета К. Ридом в декабре 1949 г. в президентском докладе перед АИА. В нем
говорилось о конце «века либерализма» в исторической науке, о необходимости
для историков «занять воинственную позицию... Тотальная война, — подчеркивал



ИСТОРИОГРАФИЯ


ИСТОРИОГРАФИЯ




22 декабря 1950 г. в беспрецедентном обращении к АИА Трумэн при­звал ее членов включиться в борьбу «против угрозы коммунистической агрессии», помогать правительству проводить политику американского верховенства в мире 6.

Откликом на подобные призывы стало оформление в эти годы направ­ления в историографии, исповедовавшего так называемую теорию «кон­сенсуса», или «согласия». Эта «теория», одним из авторов которой был либеральный историк Р. Хофстедтер, постулировала гармонию американ­ского общества, отрицала глубину и значение социальных конфликтов, изгоняла из истории все связанное с ее взрывчатой стороной — массо­вые движения протеста, забастовки трудящихся, конфликт сил прогресса с силами реакции 7.

Среди консервативных историков школы консенсуса выделялась фигу­ра Д. Бурстина. Свое литературное дарование и щедрую природную фан­тазию он употребил на создание рекламного труда об этапах эволюции «американского духа», воплотившегося в истории страны. Книга Бурсти­на сыграла существенную роль в появлении многочисленных, реакцион­ных по духу работ, авторы которых открыто провозглашали консерва­тивные взгляды на события и процессы социально-политического раз­вития США в первые два десятилетия после второй мировой войны.

К созданию этого труда, как пояснял Д. Бурстин, его подтолкнула полемика в правящих кругах в связи с развернувшейся «интеллектуаль­ной борьбой» против Советского Союза. Каким должно быть идеологи­ческое оружие США в этой борьбе? — так ставился вопрос. С одной стороны, выражалось мнение: чтобы сплотить «монолитный Запад в про­тивовес монолитному Востоку» необходимо выработать «философию де­мократии», основанную на единстве европейского и американского идей­ного наследия. Однако, по мнению Бурстина, демократия США «уникаль­на», ей свойствен особый «дух», порожденный американской почвой8; в отличие от европейской американской истории, утверждал он, присущи «преемственность и законность», отсутствие революционных потрясений и веры в «искусственные догматы». Ее фундамент был раз и навсегда заложен «отцами-основателями», давшими стране единственно «ортодок­сальное американское кредо». Бурстин на деле оправдывал маккартизм (на словах он его осуждал), изображая как стихийное проявление под­линно «американского» сознания, сопротивляющегося попыткам привить систему взглядов, отличную от «ортодоксальной» 9.

Несколько иным было обоснование «идеологической войны» против революционной «ереси», изложенное в книге другого консервативного историка, Л. Харца, «Либеральная традиция в Америке». В ней Харц заявлял, что, поскольку в условиях «общего кризиса нашего времени», начавшейся «холодной войны» и «мировой вовлеченности» США рысту-пают как «главная страна в борьбе против коммунистической револю­ции», за «изоляцию марксизма», им необходимо иметь «социальное уче­ние для противопоставления притягательной силе коммунизма во всех

он, — горячая ли, холодная ли, втягивает всех» (American Historical Review, 1950, Jan., vol. 55, N 2, p. 283-284).

6 American Historical Review, 1951, Apr., vol. 56, N 3, p. 711.

7 О Р. Хофстедторе см. т. 1 данного издания, с. 641—642.

8 Boorstin D. J. The Genius of American Politics. Chicago, 1953, p. 3—5, 185—187.

9 Ibid., p. 6—13, 18—19, 181.


частях света...» 10. Призывая к выработке «новых фундаментальных ка­тегорий», Харц, как и Бурстин, ставил на первое место «уникальность» и «целостность» американского исторического опыта, якобы свободного от революционных потрясений и классовой борьбы, но «аргументировал» он это тем, что США не пережили стадии феодализма, а являются бур­жуазной страной «изначально» с преобладанием «среднего класса».

Утверждению нового подхода к истории в соответствии с теорией «со­гласия» содействовало и влияние американской буржуазной социологии, в которой в 50-х годах одержала верх концепция структурного функцио­нализма. Общество трактовалось как система взаимозависимых частей, находящихся в состоянии равновесия. Конфликты же расценивались как отклонения в нормальном функционировании общества, как проявления его патологии. Особенное влияние на буржуазную историографию оказа­ли работы Т. Парсонса, которые, по мнению американского историка Б. Стерншера, представляли собой «социологический аналог» теории «консенсуса» 11.

Свою лепту в становление консервативных взглядов внесли также представители политической науки (в частности, Р. Даль) и так назы­ваемой политической социологии (С. Липсет и др.), для которых тенден­циозно подобранные примеры из современной истории США служили подтверждением «однородности» американского общества, его «исключи­тельности» по сравнению с раздираемыми классовыми конфликтами евро­пейскими странами. Известный социолог Д. Белл считал возможным в конце 50-х годов в этой связи объявить даже о наступлении «конца идеологии». Он возвестил «триумф конформизма» в общественном созна­нии Запада и пытался на этом основании обосновать вывод об «утрате влияния» идей марксизма-ленинизма на ход исторического развития 12.

Объединенными усилиями буржуазных историков, социологов и поли­тологов (как консерваторов, так и значительно поправевших либералов) складывался новый «образ Америки» — экономически процветающего оплота «демократизма», «классового мира» и «прав человека». И все это писалось в период разгула маккартизма, когда из школ и вузов изгоня­лось свободное слово, когда голос честных ученых заглушался шовини­стическими здравицами в честь «американской системы» и консерватиз­ма. Появилась плеяда авторов, воспевавших жандармскую роль, которую взяли на себя США в капиталистическом мире, и с позиций яростного антирадикализма нападавших на любые проявления критической мысли. Распространение реакционных идей в исторической науке, являясь пря­мым порождением маккартизма, в свою очередь, питало и укрепляло по­следний, снабжая «аргументами» тех, кто выступал против историков прогрессивного направления и либералов.

Этому содействовала и беспринципная в целом позиция самих исто­риков-либералов. За редким исключением, большинство из них заняло

10 Hartz L. The Liberal Tradition in America: An Interpretation of American Politi­
cal Thought since the Revolution. N. Y., 1955, p. 5, 25, 236, 283-286, 302-305.

11 Sternsher B. Consensus, Conflict and American Historians. Bloomington; London,
1975, p. 29.

12 Bell D. The End of Ideology. On the Exhaustion of Political Ideas in the Fifties.
Glencoe, 1960. «В социологии, — писал по этому поводу профессор Гарвардского
университета С. Хантингтон, — школа „конца идеологии"... способствовала тому,
чтобы с иных методологических позиций дополнить и подтвердить тезис школы
консенсуса» (Political Science Quarterly, 1974, Mar., vol. 89, N 1, p. 11).



ИСТОРИОГРАФИЯ


ИСТОРИОГРАФИЯ




колеблющуюся, непоследовательную позицию. В том, что в 50-е годы сумела так прочно утвердиться историография «консенсуса», немалую роль сыграли историки-либералы (например, А. М. Шлезингер-млад­ший), оказавшиеся, по существу, на поводу у сил реакции в своем дрей­фе вправо в годы «холодной войны», который привел их к фактическому единению с консерваторами на общей платформе «американской исклю­чительности» и антикоммунизма.

В духе политического фольклора эпохи «холодной войны» либералы разработали и пропагандировали теорию «трансформации» американско­го капитализма. Согласно их точке зрения, в ходе «капиталистической революции двадцатого века» 13 он якобы превратился в «народный капи­тализм» 14, в котором ведущую роль играет не собственник-миллио­нер, а «новые группы управляющих» — выходцы из «среднего класса». На этот последний и перекладывалась ответственность за эксцессы поли­тической реакции как на проявление (согласно концепции Р. Хофстедте-ра и Д. Белла) «поиска статуса» («статусной политики») со стороны рвущихся к власти представителей «среднего класса» 15. Логика этой идеи приводила прямым путем к установлению генетической связи мак-картизма с демократическими движениями конца XIX в. и 30-х годов XX в.16

Нельзя не отметить вместе с тем, что часть историков-либералов осуждали маккартизм как измену демократическим ценностям американ­ской революции XVIII в. «Унизительно воспевать бунтовщиков прошло­го — Джефферсона и Пейна, Эмерсона и Торо — и в то же время заты­кать рот мятежникам сегодняшнего дня»,— писал профессор Колумбий­ского университета Г. С. Коммаджер17. М. Кэрти, охарактеризовав маккартизм как «особо ядовитую форму антиинтеллектуализма, ставше­го орудием демагогов», призвал американских историков встать на защи­ту свободы мысли18. Против маккартизма выступали и другие видные ученые и деятели культуры, но их голос тонул в потоке славословий «американскому образу жизни» и экономической мощи США 19.

В целом же, включившись, как и консерваторы, в «войну идеоло­гий» 20 на стороне антикоммунизма, либералы с этих позиций освещали





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 1125; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 9121 - | 7726 - или читать все...

Читайте также:

 

34.226.244.70 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.01 сек.