double arrow

ЖИЛЫЕ ЗДАНИЯ В ДРЕВНЕМ РИМЕ


Критерии оценки застройки города

Расчет учреждений культурно-бытового обслуживания. Технико-экономическое обоснование.

Расчет населения города. Выбор этажности застройки


В оценке городских земель должны учитываться все основные факторы, влияющие на оценку с позиций различных видов функционального использования:

1. Локализационные факторы, связанные с удорожанием строительства в зависимости от физико-географических и инженерно-геологических характеристик территории: рельефа, несущей способности грунтов, гидрогеологии, карстовых явлений, сейсмики и т.д. Так, низкая несущая способность грунтов влечет за собой удорожание строительства для всех функций, но в разной степени: для многоэтажной застройки в большей степени, чем для одноэтажной, и как следствие - снижает стоимость земель;

2. Экологические факторы, связанные с ущербами реципиентам в зависимости от загрязненности окружающей среды по воздуху, шуму, магнитным излучениям, загрязненности почв. Так, загрязненность воздуха в конкретном квартале наносит больший ущерб жилью и тем более больнице, чем промышленному производству, и как следствие - снижает стоимость земель;

3. Факторы стоимости отчуждения из-под существующего использования. Например, отчуждение земель из-под сельскохозяйственного использования (скажем, пашни) связано с соответствующими затратами, выливающимися в удорожание строительства для любого вида использования и в снижение стоимости земель;

4. Коммуникационные факторы, связанные с затратами времени людей на передвижения в городе и затратами на пассажиро- и грузоперевозки. Например, размещение жилья на периферии города связано с большими затратами времени людей на передвижение к местам приложения труда, объектам культбыта и т.д. и тем самым снижает стоимость земель этих территорий;

5. Инфраструктурные факторы, связанные с проблемно-ориентированным учетом предшествующих вложений в локальную (внутриквартальную) и общегородскую транспортную, инженерную и социальную инфраструктуры. Так, наличие внутриквартальных инженерных сетей снижает предстоящие затраты на размещение жилья и других функций и увеличивает тем самым стоимость земель с позиций этих функций;




6. Факторы престижа и репутации районов города с позиций различных функций. Скажем, высокая престижность района с позиций массовой жилой застройки имеет следствием увеличение стоимости земель этого района.

Доминирующую роль играют коммуникационные факторы, или факторы местоположения в городе.

Жилых зданий в Древнем Риме было два типа: domus и insulae.

Домус(илл. 88, 89)- особняк, сельский по своему происхождению, жилище для одной семьи, в основе своей прямоугольное в плане строение, имевшее самостоятельные выходы на улицу.

Основные структурные элементы среднестатистического домуса: атриум, имплювий, таблинум, перистиль, огород (сад).

Атриум. С ранних республиканских времен домус представлял собой дом с большой ком­натой, в центре которой был очаг. Из-за копоти от очага, оседавшей на стенах и потолке, это помещение стало называться атриумом (от лат. ater - закопченный). Вокруг атриума располагаются иные, в основном служебные помещения.

Атриум всегда оставался центральной залой, которая соединяла между собой все отдельные части жилища. Главная функция атриума – чтобы свет достигал всех помещений дома, так как сам по себе дом не имел других окон кроме тех, что выходили во двор. В атрий сходилась обедать вся семья, заниматься домашней работой. В нем приносили жертву Ларам, держали ларец с деньгами. По традиции, до конца республики в атрии стоял ткацкий станок. В атрии собирались клиенты, в нем принимали посетителей, вели деловые беседы (илл. 90).



Бассейн (имплювий). Дым от очага выходил через отверстие в потолке – комплювий (compluvium). Через указанное отверстие дождевая вода стекала в бассейн (имплювий), устроенный в полу атриума.

Таблинум. В глубине атриума располагалась центральная комната – таблинум – где жили хозяева.

Перистиль. Постепенно со 2 в. до н.э. - под греко-малоазийским влиянием - вся жизнь семьи стала сосредотачиваться в новой главной части римского дома - перистиле - открытом пространстве, окруженным со всех (или с двух) сторон портиками с колоннадой. Чаще всего в центре углубленного в землю пространстве под световым колодцем перистиля располагался большой фонтан, вокруг - фонтаны поменьше.

Если перистиль завершался глубокой нишей, центр которой сос­тавлял фонтан, а саму нишу омывал бассейн, то данное сооружение римляне называли нимфей, которых было много и частных, и в об­щест­венных домах по всей империи. Колонны, фонтаны и ниши были раскрашены или покрыты штукатуркой под мрамор.

Сад. Сад является неотъемлемой частью дома, но носил в большей степени характер огорода. Под влиянием завоеванных Греции и Востока «огород» превращается в сад удовольствий. Сад был продолжением особняка и устроен так, чтобы обеспечить владельцу покой во время прогулки или отдыха. С эпохи Августа приходит мода стричь сады так, чтобы они образовывали определенный рисунок – от инициалов владельца по бытовых сцен. Можжевельник окантовывал бордюра аллей, вдоль которых росли благовонные цветы, миртовые деревья стриглись в форме беседки, плющ обвивал колонны. Каменные горки с цветами, сверхмодные и популярные искусственные гроты с фонтанами. Модным было, чтобы ручей пересекал сад.

Городские domus атриумного типа строились по сельскому образцу.

Строительство жилых домов с каменными стенами начинается в Риме во второй половине 6 в. до н.э.

Входные двери обыкновенно были двустворчатые и открывались внутрь. Звонком в дверь служили молоток, кольцо или колокольчик. Снаружи дом запирался замком (типа висячего), изнутри - засовами из железа или дерева.

Двери с внутренней стороны держали на запоре, к ним был приставлен привратник. Чтобы он не мог уйти, его приковывали к стене. При входе посетителя встречала живая собака, иногда - ее мозаичное изображение с над­писью cave canem. Или мозаичная надпись на пороге: “Salve”.

Вместо номеров домов были надписи - обыкновенно писалось имя хозяина. К этому прибавлялась еще какая-нибудь формула, имевшая значение доброго предзнаменования, изречение или магические слова, которыми отвращалась опасность пожара. В праздники двери украша­лись зелеными ветвями, цветами и горящими светильниками.

У входа в дом близ наружной двери или около кухни обычно стояли прислоненные к стене лестницы с перилами.

В богатых домах атриум отделялся - кроме двери - прихожей (коридором). Замкнутый с обоих концов, коридор представлял собой переднюю: здесь клиенты ждали допуска к патрону, ликторы оставляли свои атрибуты (в домах магистратов), в случае траура - выставлялся кипарис для предупреждения посетителей и прохожих. Направо и налево от прихожей вдоль улицы обыкновенно устраива­лись конюшни или помещения для лавки, отдававшейся внаем.

Если дождей долго не было, имплювий запол­няли водопроводной водой. Из имплювия вода по трубам поступала в цистерну, устроенную под полом. Её черпали через отверстие, оформ­ленного в виде невысокого круглого колодца. Имелся также сток на спуска на улицу грязной воды.

До появления отдельной кухни рядом с имплювием складывали очаг.

Летом в качестве защиты от солнца горизонтально над отверстием крыши растягивалась velum.

Пол в атриуме 4-3 вв. до н.э. был сделан из толстого слоя цемента или даже глины, смешанной с кусочками кирпича, черепицы, раковин. Стены белились известью и раскрашивались узорами.

Перпендикулярные к стенам перегородки образовывали вокруг атриума ряд загородок для помещений, ставшие со временем отдель­ными комнатами. Римляне не любили строить жилые комнаты на улицу, так как за неимением стекол не были почти никакой возмож­ности устраивать настоящие окна в наружной стене (по крайней мере в нижнем этаже).

При входе в атриум напротив дверей стояло брачное ложе. Это была высокая (взбирались на нее при помощи лестницы) роскошно украшенная большая кровать. Позднее, когда для родителей стали устраивать особую спальню, стоявшее в атриуме брачное ложе при­обрело символическое значение.

Далее помещался очаг, олицетворявший собой дом, и алтарь домашних богов. Первоначально им служил камень, на котором приготовлялась пища. Прежде чем приступить к трапезе, на камень клали первый кусок пищи, прежде чем пить, у него совершали воз­лияние. В бедных жилищах очаг имел вид каменной или кирпичной четырехугольной плиты, возвышавшейся на несколько сантиметров над полом. У богатых - маленькое сооружение, похожее на алтарь, полукруглой или четырехугольной формы высотой более метра. Наверху была устроена впадина для разведения огня, а с боку или внизу отверстие, через которое вытекали возлияния, а также кровь и сок жертвоприношений.

Вокруг домашнего алтаря помещались лары - духи-покровители рода. Иногда алтари были прислонены к стене перед нишами или стояли отдельно около имплювия. Позднее алтарь стал служить только украшением, так как появилось особое святилище lararium, в котором совершались обряды домашнего культа. А в комнатах вокруг алтаря стали жить только рабы или в них устраивались кладовые.

Со временем, когда хозяева стали устраивать отдельные спальни, ниша в атрии получила название tablinum - большая комната, имев­шая сообщение только с атриумом и не отделявшаяся перегородкой. Обычно он помещался против коридора, так что оттуда можно было видеть всех входящих и выходящих. Сначала таблинум служил сто­ловой, позднее перешел в исключительное пользование отца семей­ства. Здесь он помещал изображения пенатов, хранил деньги, бумаги, книги. Главенствующее место в таблинуме имел большой металли­ческий или деревянный сундук, обитый пластинами или гвоздями. Он стоял по правую сторону у стены или пилястра, был заперт и опеча­тан. Отец семейства мог уединиться в таблинуме при помощи зана­весок, портьер, деревянных ширм или подвижных перегородок.

С появлением перистиля таблинум остался кладовой семейных документов и кабинетом домовладельца, но задняя стена исчезла. Таблинум стал служить широким коридором, соединявшим атриум и перистиль, как и устраивавшиеся коридоры по левую и правую стороны от него.

Направо и налево от табинума были симметрично расположены две комнаты (бывшие повети), отделявшиеся обыкновенно поднятыми занавесями - так называемые alae - крылья. Они служили парадными комнатами для удобного приема гостей, меблированные главным образом стульями с подушками, креслами и табуретами. Здесь поме­щали самое почетное в доме - трофеи, imagines предков - восковые маски, размещенные в стоявших у стен шкафах таким образом, чтобы по ним можно было проследить родословную хозяина. Под каждой маской была небольшая хвалебная надпись.

Особых комнат для мужа и для жены не было.

Кухня помещалась в самом конце дома - от запахов и уменьшения опасности пожара. Рядом с кухней - маленькое помещение, а иногда простое углубление в стене - туалет.

Часто устраивали выступавший над тротуаром балкон. Позднее в этих комнатах второго этажа спали рабы или отдавались жильцам. Для обогрева исполь­зовались переносной бронзовой жаровней, которую разжигали во дворе и вносили с уже недымящимися углями в комнаты.

Вокруг колоннады перистиля были столовые, в богатых домах - несколько, крытые и без потолка. Эти помещения носили греческое название triclinium (вокруг стола было три скамьи для возлежания, располо­женные в виде буквы П).

Затем шли спальни для дневного и ночного отдыха. По обычаю, они были небольшие, часто не имели другого отверстия, кроме двери, иногда заменявшейся портьерой. Перед спальней часто устраивалась передняя, где постоянно находился раб. Кровати помещались в алькове или углублении в стене.

В богатых домах вокруг перистиля были: особые залы для бесед - exedra (с потолком - для зимы, открытые - для лета), библиотеки, картинные галереи и ванные.

В библиотеках в стенах устраивались ящики, над которыми обы­кновенно был пюпитр, прикрепленный к стене или даже вделанный в нее. Каждый ящик разделялся на несколько отделений посредством перегородок. В пронумерованные отделения помещались книги-свит­ки. Все деревянные части делались из драгоценных пород дерева. Украшению библиотеки способствовали статуи и бюсты муз, Апол­лона, Минервы и знаменитых поэтов. Обычным дополнением библио­теки служила пинакотека - картинная галерея.

Стены домов покрывались штукатуркой и украшались фресками. Самыми распространенными мотивами росписей были плоды, цветы, маленькие гении, которые бегают, пляшут, поют, ловят рыбу, столяр­ничают, собирают виноград, пьют, танцовщицы, акробаты, мифологи­ческие сцены. Были сюжеты, заимствованные из домашней жизни и роспись под кессоны. Во временя Сенеки свод любили украшать стек­лянными пластинками.

Пол устилался тщательно пригнанными цветными камнями и мраморными плитами, из которых составлялись геометрические фи­гуры, или кусочки разноцветного мрамора, вдавленного в цемент, изображал какой-нибудь предмет. В домах бедняков пол покрывался слоем глины, смешанной с черепками.

В начале 4 в. н.э. (эпоха Константина) в Риме насчитывалось 1790 домов-особняков (domus - собственных домов, где жили только хо­зя­ева) в среднем по 30 человек, включая рабов, в каждом и 46602 insulae, в среднем по 40 человек в одной.

Посмотреть (и даже потрогать) подлинные фрагменты архитектурного убранства из знаменитого итальянского города Помпеи можно, доехав до… Петродворца и посетив в нем не так давно открывшийся для посетителей Царицын павильон (илл. 90-а), построенный для жены Николая I (поэтому так и названный). В облике павильона отразилось увлечение древнеримской гражданской архитектурой, охватившее после открытий, сделанных в Помпеях, многих европейских зодчих. Автор проекта архитектор А.И.Штакеншнейдер лично ездил в Италию в Помпеи проводить замеры. Черты, характерные для помпейского дома, особо проступают в планировке павильона: среднее помещение имеет квадратный мраморный бассейн с фонтаном и остеклененный фонарь в потолке (как в атриуме), гостиная с четырьмя колоннами схожа с перистилем. Пол в столовой украшен подлинной античной мозаикой. В северном участке сада и находятся упомянутые подлинные помпейские фрагменты (илл. 90-б).

Инсула(илл. 91, 92).

Инсула - многоквартирный дом со множеством не связанных между собой семей, без отдельных выходов на улицу, стал распро­страняться в эпоху ранней империи.

Между многоквар­тирным и многоэтажным домом древние не видели принципиальной разницы - и термин insulae был перенесен на этот тип дома (илл. 98).

Характерные черты инсулы.

Наличие нескольких этажей, обычно 3-4-х. (Август запретил возводить здания, выходившие фасадом на улицу, выше 20 метров; правда, впоследствии это не соблюдалось). На каждый этаж с улицы ведет своя широкая, со ступеньками из кирпича или травертина, лестница. Окна смотрят на улицу или во внутренний двор. Кирпичная кладка не штукатурилась. Балконы. Перед лавками первого этажа часто идет портик. Уборных (в Риме) не было, пользовались общественными, мусор и нечистоты выносили, а то и просто выбрасывали из окна на улицу.

В инсулах на второй этаж, где селились всегда наиболее состоятельные люди, вели отдельные широкие лестницы, на третий этаж поднимались, как правило, по внутриквартирным лестницам со второго, на четвертый и выше – вели узкие лестницы, входы на которые размещались с другой стороны дома.

Пяти-шести этажная инсула могла вместить до четырехсот жильцов.

Площадь квартир была разной. В Остии, например, многокомнат­ные квартиры, в том числе двусторонние или соединенные с верхним этажом, были от 100 до 150 кв. метров. В каждой квартире - одна или две парадные комнаты, широкий, до четырех метров, коридор, потол­ки высотой до 3,5 метров. Но...

Обилие света и воздуха в просторных комнатах приятно в хоро­шую погоду. Осенью и зимой от мороза и дождя защиты не было. Стекло было дорого, его использовали преимущественно в банях. В раму вставляли слюду, но чаще всего окно закрывалось деревянными ставнями. Помимо этого, дрова стоили дорого. Жаровня чадила, све­тильник давал обильную копоть.

Были и еще причины неуютности жизни в инсуле. За жильцами и главным арендатором следил специально поставленный хозяином раб - инсулларий. Вещи въехавшего жильца считались отданными хозяину в залог, как обеспечение регулярности внесения квартирной платы, которая повышалась каждые полгода и была в четыре раза выше, чем в остальной Италии. В случае неуплаты хозяин имел право забрать себе те вещи, которые находились в квартире жильца постоянно. Или снять деревянные ступеньки лестницы, ведущей к нему в квартиру: должник пребывал в "блокаде" до тех пор, пока не уплачивал положенную сумму. В случае продажи дома новый владелец имел право выселить жильцов, как и снести.

Скученность и теснота в жилых зданиях (как и на улицах) имели свои глубинные причины. С самого начала римское архитектурное мышление отличалось от греческого. Теснота и жилища-ульи - два слагаемых единого ощущения жилой среды. Быть всегда на людях, принадлежать к плотной живой массе сограждан, вмешиваться и растворяться в них воспринималось императивно. Ведь сами боги научили ранних римлян "...строить дома, сочетая жилище свое воедино с крышей другой". С другой стороны, деловой люд не имел возможности жить в пригородах: не было транспорта и был запрет ездить по улицам с наступлением темноты.

Страбон заметил, что дома в Риме "строятся непрерывно по причине обвалов, пожаров и перепродаж". Техника строительства часто нарушалась. Для шестиэтажного дома, например, закладывали неглубокий фундамент, для цемента брали не красную пуццолану, а более дешевую и лежавшую на поверхности - темно-серую, внутренние перегородки плели из хвороста, использовали необожженный кирпич и т.д. Случались землетрясения и обильные разливы Тибра.

Отопление домов горячим воздухом римляне знали, но проводили его не выше первого этажа. Обогревались же жаровнями, для освеще­ния использовались светильниками и свечами. Отсюда частые пожары (несмотря на законодательное предписание каждому жильцу иметь запасы воды).

Деревенская усадьба

Усадьба (villae rusticae) представляла собой прямоугольник, окруженный со всех сторон постройками. Они тесно примыкали одна к другой, образуя вокруг двора сплошную стену. Над всеми строе­ниями шел опиравшийся на столбы навес. Во дворе был обязательно источник с водой. В теплое время года пищу готовили во дворе.

Домашняя обстановка(илл. 93).

С 3 в. до н.э. Рим знал два вида ложа lectus (каменный лежак) и grabatus - кровать с рамой, затянутой ременной или веревочной сет­кой, на которые клался матрас.

Деревянная кровать стояла на четырех ножках, каждая пара кре­пилась поперечиной, в качестве сетки натягивался частый ременной переплет. Ножки вытачивались, иногда из кости, и покрывались узо­ром или обивали бронзой. Ею же отделывали изголовье, где помеща­лись фигуры или части тел животных; очень часто там находилась голова осла. Для облицовки (тонкими листиками) кровати брали се­ребро, золото, слоновую кость и панцирь черепахи. Отделывали кровати также деревянными фанерками, преимущественно из клена. Были кровати обитые бронзой и целиком из бронзы (94).

Матрас и подушки набивались обработанной и крашеной шерс­тью. В начале империи стали употреблять перья и особенно гусиный пух. Бедняки могли довольствоваться сушеными речными водоросля­ми. Наволочки были полотняные и шелковые. Одеяла были дорогими, в том числе сшитых из кротовых шкурок. Иногда клали двойное пок­ры­ва­ло. Пользовались популярностью вавилонские одеяла с вышивка­ми и затканные пестрым узором египетские.

Все виды мебели, предназначенной для сиденья, обозначало слово sella.

Стулья со спинкой назывались cathedra, их спинки в виду полу­круга и сиденья снабжались мягкой подушкой. У кресла домовла­дельца - solium - богато украшенная спинка доходила до высоты плеч и иногда возвышалась над головой сидящего, массивные ручки, высо­кие ножки или крепкие подмостки. Стулья с выгнутыми ножками и сильно откинутой назад спинкой считали предназначенной для жен­щин. Стулья без спинок с вогнутым сиденьем предназначались для ремесленников, школьиков и солдат.

Частью римской мебели было sella curulis - курульное кресло - табурет с плоским сиденьем из слоновой кости, позднее из металла, без спинки, на кривых ножках, которые перекрещивались в виде буквы Х. Право сидеть на нем принадлежало лишь консулам, преторам и пропреторам, курульным эдилам, диктаторам, начальникам конницы, позднее и квесторам, из жрецов - фламину Юпитера.

Sudsellium представлял собой довольно низкую скамью, на которую садились рядом народные трибуны или плебейские эдилы. Bisellium - двуместная скамейка без спинки, предназначенная для муниципальных декурионов.

В центре атрия на самом освещенном месте около комплювия стоял картибул (от carto-tabulum - "стол для котлов") - тяжеловесный с каменной или деревянной продолговатой доской стол с каменными ножками. Их высекали в виде пилястров или колонн с канелюрами и фризом. Ножки могли заменяться сплошной мраморной плитой. Она обязательно заканчивалась крылатыми чудовищами (грифонами) с мощными львиными лапами. Пространство между фигурами запол­нялось традиционным растительным орнаментом.

В древние времени римляне ели сидя, потом распространился обычай возлежать за столом (поэтому столы были низкими) (илл. 97). С этой целью вокруг четырехугольного стола помещались три низких ложа, четвертая сторона оставалась открытой (для подачи еды). На каждом ложе помещалось три человека, если ели более девяти человек, накры­вались дополнительные столы. В конце республики стали входить в моду круглые столы - в этом случае прямые ложа заменялись одним полукруглым, называвшимся sigma. Ложа покрывались мягкими поду­ш­ками и коврами.

В 1 в. до н.э. в моду вошли делавшиеся из "цитруса" круглые де­ревянные обеденные столы на одной ножке из слоновой кости. Стоили эти столы сотни тысяч сестерций. Как правило, верхняя доска состояла из двух половинок. Достоинством "цитруса" были его красновато-ко­ричневая окраска и рисунок древесины: "тигровые" длинные полосы, пятнистость пантеры, завитки, напоминавшие "глазки на павлиньем хвосте".

Кроме обеденных у римлян были небольшие переносные. Обычно у ложа стоял столик с одинаковой с ним высоты на трех-четырех деревянных, каменных или металлических ножках, обычно изящно изогнутых и оканчивающихся козьими копытцами. Верх столика делался из дорогих камней, металла или дерева. А найденный в Помпеях сделан в виде круглой корзины, покоящийся на головах трех сатиров. Часто стол обкладывался только фанерой дорогого дерева.

Имелись раздвижные столики, их делали выше или ниже с помо­щью скреп, ходивших на шарнирах.

Специфика одежды римлян была в том, что ее надо было склады­вать, а не вешать. Поэтому на первом месте был сундук, затем шкаф. Сундуки были объемны, их делали из бука, кипариса, липы и обивали бронзовыми или медными платинами, порой с добавлением литых фигурок. В шкафах ученые складывали свои свитки, а ремесленники - свой товар.

В комнатах, под портиками, в саду римляне расставляли вазы, имевшие формы кратеров, амфор, урн и патеров и изготовлявшиеся из порфира, мрамора, бронзы, других ценных металлов и пород.

Наибольшим своеобразием отличалась этрусская керамика (илл. 97-а). Главное касалось формы. Это и причудливая по облику посуда с ручками, уподобленными человеческой фигуре или какому-нибудь существу, формы кувшинов, напоминающие животное, птицу, растение или плод. Посуда 7 в. называется импасто и буккеро. Она изготовлялась на гончарном круге, имела красную или черную (цвет глины) поверхность, отполированную с помощью лощения.

Домашнюю утварь, в особенности посуду, ставили на треножник. Их ножки имели, как правило, на конце вид лапы с когтями какого-нибудь животного и были украшены листьями или скульптурными изображениями, верх был плоский или представлял собой впадину.

Римское ведро имело украшения по краям. Блюда чаще всего были глиняные, а были и из металла чеканной работы. Особенно ценилась посуда из янтаря и хрусталя. Для черпания и наливания жидкостей использовали металлические посуды. Ручки украшались по краям и посередине масками, фигурками и пальмовыми листьями. Кувшины, из которых после пира лили воду на руки или совершали возлияния, а также хранили вино, снаружи были гладкие или покры­тые чеканкой. Для хранения вина также использовались глиняные амфоры, зарывавшиеся наполовину в землю или прислонявшиеся одна около другой вдоль стенки.

Жаровни были бронзовые и глиняные (илл. 95). В сельских домах помеще­ния обогре­ва­лись с помощью глинобитных печей. Для отопления терм и домов в северных провинциях устраивали гипокаусты (илл. 61).

Первоначально римляне употребляли для освещения своих жилищ факелы из воска и сала, а позже смолистые лучины. Масляная лампа из бронзы или глины (lucerna) состояла из резервуара (круглого, выпуклого или эллиптического), шейки и ручки. Были лампы от одной до двенадцати горелок. Резервуар и горлышко украшались рельефами. Некоторые лампы стояли на нише, имевшую, например, форму ноги, обутой в сандалию. Имелись стойки, к которым прикреплялось сразу несколько ламп (илл. 96).

В больших помещениях лампы ставились на подставки, подвеши­вались к потолку. Такая лампа обыкновенно ставилась на подставку в виде колонны высотой до двух метров, чаще в виде древесного ствола. Этот стержень опирался на базис, чаще всего сделанный в виде трех ног какого-нибудь животного, сверху была маленькая капитель или человеческая фигурка, поддерживавшая диск, на который и ставилась лампа.

Существовали фонари - латерны для освещения входа в дом или для вечерних прогулок.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: