double arrow

Минский Китай и внешний мир

Первая половина правления минской династии была отмечена энергичной внешней политикой, свидетельствовавшей о том, что китайская держава стремится утвердить себя как истинный центр мировой цивилизации, не ограничиваясь той ее части, которая традиционно была объектом китайской экспансии. Именно в этот период окончательно сложилась и укрепилась внешнеполитическая доктрина китайской империи, в рамках которой весь окружающий мир рассматривался как варварская периферия, с которой возможны лишь вассальные отношения.

Первоначально усилия правящей династии были сосредоточены на решении задачи полного изгнания из страны монгольских завоевателей. Борьба с монголами собственно на китайской территории и в районах, прилегающих к ней, продолжалась еще в течение 20 лет после утверждения на китайском престоле Чжу Юаньчжана. В первые десятилетия XVI в. Китай перешел к наступательным операциям против кочевников. Важную роль в обеспечении безопасности северо-западных границ империи сыграла победа полумиллионной китайской армии в сражении на р. Толе (1410). Успешные для китайских войск военные операции против кочевников продолжались и позднее, однако к середине XVI в. в результате усиления кочевых государств и ослабления империи, втягивавшейся постепенно в виток очередного династийного цикла, ситуация резко изменилась. Свидетельством тому была катастрофа 1449г., когда китайская армия была разгромлена, а император попал в руки предводителя западных монголов-ойратов Эсена. Как отмечалось выше, в этот критический момент с большим трудом удалось отстоять столицу империи. С этого времени именно защита страны от экспансии с северо-запада, т. е. основное традиционное направление внешней политики, выходит на первый план.




В 70-е гг. XVI в. много беспокойства китайским войскам и администрации доставляли японские пираты, флот, которых был разгромлен китайскими судами вблизи островов Рюкю. В результате военного конфликта в 80-е гг. XVI в. Корея признала свою зависимость от Китая.

В начале XV в. Срединная империя оказалась перед угрозой вторжения со стороны могущественной державы Тимура. Однако поход завоевателей был остановлен в связи со смертью Тимура в 1405 г. В это же время Китай предпринял вторжение во Вьетнам, воспользовавшись внутренней смутой в этом государстве и рассчитывая превратить его в новую провинцию империй. Однако в результате упорного сопротивления вьетнамцев минскому двору пришлось отказаться от своих планов и признать национальное правление во Вьетнаме в обмен на согласие установить с Китаем вассальные отношения (1431).



Несомненно, одним из наиболее любопытных феноменов внешней политики Китая в минский период были активные попытки расширения влияния в регионах, которые традиционно не считались сферой интересов Китая. В период между 1405 × 1433 гг. было организовано семь экспедиций в страны Юго-Восточной и Южной Азии. Перед ними были поставлены широкие задачи: осуществление географических открытий, изучение дальних стран, установление политических контактов и возможное включение этих государств в сферу влияния китайской империи. Во главе флотилий был поставлен Чжэн Хэ, евнух, придерживавшийся исламского вероисповедания. С его именем связаны уникальные результаты, достигнутые во время этих плаваний. В чрезвычайно дорогостоящих экспедициях участвовали десятки судов, на бортах которых насчитывалось около 30 тыс. человек; среди них были моряки, солдаты, ученые. Непосредственным мотивом, приведшим к организации первой экспедиции, явилось стремление китайских властей найти возможных союзников в борьбе против Тамерлана, готовившего, как это было известно, широкомасштабное вторжение в Китай. Впоследствии к этому добавилось и стремление установить гегемонию Срединной империи в регионе Юго-Восточной Азии, наладить связи с китайскими общинами, к этому времени уже сложившимися здесь, расширить представления о сопредельных с Китаем государствах. В этом смысле наибольший интерес для китайских политиков и мореходов представляли Малайя, Суматра, Ява и Филиппины. Однако китайским кораблям удалось не только достигнуть берегов государств Юго-Восточной Азии, но и продвинуться дальше на Запад, к берегам Индии, Цейлона, Персидского залива и даже доплыть до восточного побережья Африки.

Экспедиции под командованием Чжэн Хэ продемонстрировали способность китайской державы не только распространять свое влияние на сопредельные народы, имевшие сухопутные границы с империей, но и организовывать длительные морские экспедиции на огромные для той эпохи расстояния. Это также свидетельствовало о достигнутом уровне развития империи, ее экономических ресурсах. Тем не менее в 40-е гг. XV в. минское правительство приходит к решению прекратить активную внешнеполитическую деятельность в регионах, находившихся вне сферы традиционного китайского влияния. Это было продиктовано двумя факторами: истощением ресурсов и возрождением опасности, исходившей от кочевых народов, угрожавших границам с северо-запада. Более того, прекращение активной внешней политики в южном направлении сопровождалось, по сути дела, закрытием страны. В 1446 г. из Китая были высланы послы дальних государств, а в 1552г. было принято решение отозвать весь флот к китайским берегам и прекратить строительство крупнотоннажных судов.

На протяжении XVI в. имели место контакты с европейцами. До этого Китай развивал торговые отношения лишь с арабами и персами. Европейцы, первыми оказавшиеся у берегов Китая, были или торговцами или пиратами, а как правило, — и теми и другими одновременно. Первыми установили более или менее регулярные контакты с империей португальцы, прибывшие в Гуаньчжоу в 1516 г. Им удалось наладить регулярную торговлю с Китаем и основать свои поселения в ряде приморских городов. Однако в середине XVI в. эти поселения были ликвидированы китайскими властями, и португальцам для ведения торговли был оставлен лишь небольшой порт у побережья недалеко от Гуаньчжоу. Так образовалась португальская колония Макао (1557), и поныне остающаяся ее владением.

За португальцами последовали голландцы, занявшие в 1624 г. Тайвань, затем англичане, первая экспедиция которых подошла к берегам Китая в 1637 г. Помимо торговцев в Китай прибыли католические миссионеры, наиболее известный из которых Маттео Риччи (1552—1610). Он сделал много не только для распространения в Китае христианства, но и для распространения сведений о европейских государствах среди высших сановников империи. Маттео Риччи — один из немногих европейцев, допущенных ;вору, и остаток своей жизни он провел в Китае.

В самом конце XVI в. Китай столкнулся еще с одной опасностью, исходившей от Японии. Объединитель Японии Тоётоми Хидэёси строил честолюбивые планы завоевания соседних стран, а первым шагом в их осуществлении должны были стать Корея и Китай. В 1592 г. началось японское вторжение в Корею. 160-тысячная японская армия, не встретив сильного сопротивления, продвигалась к границе с Китаем, что заставило минское правительство принять меры по организации отпора японской интервенции. На следующий год началась война, закончившаяся поражением японских войск, которые подвергались атакам не только китайской армии, но и корейских партизан и терпели поражения от действий корейского флота.

В 1597 г. после срыва китайско-японских переговоров японцы вновь начали вторжение в Корею, на этот раз собрав 100-тысячную армию. Китайские гарнизоны в Корее были разгромлены и вытеснены из страны. Возобновилась тяжелая и кровопролитная для обеих сторон война. Тем не менее в результате совместных действий китайской армии, корейских партизан, умелых операций корейского флота для японских войск создалась весьма тяжелая ситуация. И если бы не смерть честолюбивого правителя Японии, война могла бы затянуться надолго.

Между тем в первые десятилетия XVII в. минская династия столкнулась с еще более серьезными проблемами: глубоким внутренним кризисом и угрозой, исходившей от маньчжуров — соседей Китая на севере.

Китайская империя в XVII — первой половине XIX в →






Сейчас читают про: