double arrow

Приближение к волшебному мгновению


Сейчас мы приближаемся к важнейшему моменту. Ваша сосредоточенность на проблеме или наборе проблем — долгая стадия Насыщения — завершена. Время, потраченное на эту стадию, является одним из требований творческого процесса; Первый инсайт, который приходит на ум со вспышкой вдохновения, неизбежно должен пройти через длительный процесс Насыщения.

Обеспокоенность, другое непредвиденное обстоятельство творчества, могла постепенно накапливаться в вас в течение стадии Насыщения. Какая-либо возможность решения проблемы могла казаться вам все более призрачной по мере того, как вы впитывали в себя все новую информацию. Даже сейчас, выполнив всю эту работу, рассмотрев проблему со всех возможных сторон, увидев ее во всех соотношениях и пропорциях, собрав всю известную информацию и скомпоновав ее в виде узора из позитивных форм и негативных пространств, света и тени, вы можете обнаружить, что чувство неопределенности и обеспокоенности не уменьшается, а лишь возрастает.

Все это необходимая составляющая процесса. Если верить записям и дневникам творческих мыслителей, продолжительный период Насыщения требует наблюдательности, терпения, уверенности в себе и мужества. Цитируемый на полях физик Питер Каррузерс говорил: «В мифе об "Эврике" упускается длительный период созревания готовности к прорыву. Даже в состоянии неопределенности и замешательства, тычась во тьме, люди знают, что что-то есть, но еще не уверены, что такое это что-то». А вот что сказала об этой стадии Розамонд Гардинг в своей книге «Анатомия вдохновения»: «Творение — отнюдь не всегда приятный процесс». Вспомните, например, долгие и мучительные поиски Чарлза Дарвина, который собирал информацию об изменениях, происходящих со временем с видами животных, и сколько он ее ни собирал, теория эволюции ускользала от него. А потом в один прекрасный момент ему наконец открылся ключ к головоломке, организующий принцип, Озарение.

Физик Питер Каррузерс, которого спросили о его методах исследования, сказал: «У меня очень образный тип мышления». По его мнению, организующим принципам в некотором наборе проблем нужно дать время проявиться, как изображению на фотопленке. «В некоторый момент, — говорит он, — вы вдруг ясно видите, что происходит».

Интервьюировавший Каррузерса журналист Уильям Дж. Броуд, пишущий статьи о науке для «Нью-Йорк таймс», добавляет: «Читатель испытывает чувство конкретности во всех его заметках, сдобренных рисунками».

Из серии статей, посвященных творческому мышлению, 1981

Поэт Т. С. Элиот рассматривал Озарение под несколько иным углом:

«В такие мгновения, которые характеризуются внезапным облегчением от груза беспокойства и страха, давившего на нас в нашей повседневной жизни так непрерывно, что мы даже не осознавали его существования, происходит нечто негативное: не «вдохновение», как мы обычно думаем, а прорыв прочных барьеров привычек — которые имеют тенденцию очень быстро отстраиваться. Какое-то препятствие на мгновение исчезает. Возникающее при этом ощущение похоже не столько на то, что мы знаем как позитивное удовольствие, сколько на внезапное облегчение от невыносимой ноши».

«Использование поэзии и использование критики», 1933

Французский математик Жак Адамар в своей книге цитирует слова американского психолога Эдварда Тиченера об использовании им зрительных образов в мышлении: «Читая любой труд, я инстинктивно выстраиваю факты или аргументы в некий зрительный узор и мыслю в образных категориях этого узора». Тиченер продолжает, что чем более исследуемая работа соответствует этому узору, тем лучше она понимается. О своем собственном мышлении Адамар говорил так:

«а) для мышления мне абсолютно необходима помощь образов;

б) они меня никогда не подводят, и я никогда не боюсь быть обманутым ими».

Из книги «Психология открытий в области математики», 1945

«Мы выяснили, что основную работу мозг выполняет совершенно бессознательно, и прониклись здоровым уважением к качеству и сложности функций вычисления и управления, выполняемых таким образом. Даже в том, что мы привыкли считать нашей сознательной психической деятельностью, мы на самом деле осознаем лишь часть того, что происходит в мозгу. Там должны исподволь происходить очень сложные процессы переключения и сканирования, которые последовательно перемещают относящиеся к делу мысли в область сознания; мы сознаем сами эти мысли, но не то, как они попадают туда. Такая бессознательная деятельность, видимо, распространяется и на сложное логическое мышление — как иначе можно объяснить внезапный инсайт или решение проблемы, которые иногда приходят к нам, когда их меньше всего ожидаешь? Даже когда нам кажется, что за нашу психическую деятельность полностью отвечают сознательные процессы, мы можем ошибаться в этом; реальной работой мозга может быть то, что безмолвно происходит за кадром».

Дим Вулдридж «Механика мозга», 1963


Сейчас читают про: