double arrow

Абрамцевский период


Киевский период

Годы учения

Врубель Михаил Александрович

Послевоенный период

В 1944 Пикассо становится членом Французской компартии; в первом послевоенном Салоне освобождения для его произведений отводится целый зал. В 1950 он рисует знаменитого «Голубя мира», в 1951 пишет картину «Война в Корее» (собрание семьи художника).В 1947 Пикассо приезжает в городок Валлорис — традиционный центр керамики на юге Франции. Он изготавливает здесь блюда и сосуды самых разнообразных форм, способствуя возрождению традиционного ремесла. Перед старинным романским собором на торговой площади устанавливается статуя его работы «Человек с ягненком» (1942-44); в крипте r храма помещаются живописные панно «Война» и «Мир» (1952). В 1956-57 Пикассо исполняет панно для здания ЮНЕСКО в Париже. Создает ряд произведений для Музея Гримальди в Антибе, который вскоре получает название «музей Пикассо».В 1960-е гг. Пикассо пишет своеобразные вариации на темы прославленых картин знаменитых мастеров прошлого («Менины» Веласкеса, «Расстрел повстанцев» Гойи, «Завтрак на траве» Мане и др.). Трактуя их в гротескно-кубистическом стиле, художник дает волю своей неуемной фантазии, убирая фигуры или добавляя вымышленные. Написанные небрежно холсты «позднего Пикассо» представляют любимые им сцены: художник и модель, образы античной мифологии, натюрморты, цирковые мотивы и мотивы боя быков; часто он обращается к женскому портрету.Пикассо оказал громадное влияние на художников всех стран, став самым известным мастером в искусстве 20 века.

Выходец из семьи военного юриста. Учился в Академии художеств (1880-84) у П. П. Чистякова; уроки акварели брал у И. Е. Репина. Из иностранных современников наибольшее влияние оказал на него М. Фортуни; много общего в его искусстве также с творчеством прерафаэлитов. Но еще более важными для Врубеля были впечатления от живописи итальянского Возрождения, а также образы литературы (В. Шекспир, И. В. Гете, М. Ю. Лермонтов).

Зрелая манера мастера — с его «кристаллическим» рисунком, дробящим мир на орнаментальные плоскости и в то же время подчеркивающим его космическое единство, с искрящимся великолепием колорита в диапазоне между фиолетовым и золотым («борьба золота и синевы», по словам А. А. Блока), — сформировалась в основном в киевский период (1884-89). Позднеромантическая традиция (недаром И. К. Айвазовский принадлежал к числу любимейших его мастеров), равно как и предчувствия русского символизма и модерна у В. М. Васнецова и Н. Н. Ге, находят продолжение в стиле Врубеля — предельно эмоциональном и в то же время конструктивном. Приглашенный А. В. Праховым реставрировать Кирилловскую церковь 12 в., он исполнил ряд композиций (в том числе икону «Богоматерь с младенцем», 1884-85), где соединил средневековый канон с острым психологизмом нового времени. Кульминация киевского периода — эскизы росписей Владимирского собора (1887, акварель и графитный карандаш, преимущественно Киевский музей русского искусства); со времен древней иконописи русская живопись не знала цветовых гамм такой силы обобщения и воздействия. Не только вера и озарение, но и мучительные сомнения проступили тут с исповедальной искренностью, — неудивительно, что эскизы смутили официальную церковь и остались неосуществленными в большом масштабе, на стене.

Важную роль в творческих поисках Врубеля сыграл художественный кружок в Абрамцеве. Здесь мастер пишет лучшие свои картины, занимается майоликой (скульптуры «Египтянка», «Купава», «Мизгирь», «Волхова», 1899-1900, Третьяковская галерея и музей в Абрамцеве) и декоративным дизайном (керамические печи, вазы, скамьи — музей в Абрамцеве). Тонкое декоративное чутье Врубеля проявилось также в его сценографических работах для частной оперы С. И. Мамонтова (участие в оформлении «Рогнеды» А. Н. Серова (1896), а также «Садко» (1897) и «Сказки о царе Салтане» (1900) Н. А. Римского-Корсакова, композитора, особенно близкого ему по духу).Тяга художника к монументальному искусству, выходящему за рамки станковой картины, с годами усиливается; мощным выплеском этой тяги явились гигантские панно «Микула Селянинович» и «Принцесса Греза» (1896), заказанные Мамонтовым для специального павильона Нижегородской ярмарки (второе панно ныне хранится в Третьяковской галерее). Однако именно станковая живопись, пусть и обретающая характер панно, осталась магистральным руслом его поисков. Колористическая роскошь таких полотен, как «Девочка на фоне персидского ковра» (1886, Киевский музей русского искусства), «Венеция» (1893, Русский музей), «Испания» (около 1894, Третьяковская галерея), не заслоняет таящейся за внешним великолепием тревоги. Иной раз зияние темного хаоса умеряется фольклорной стихией: в картинах «Пан» (1899), «Царевна-Лебедь», «К ночи» (обе 1900; все три — Третьяковская галерея) мифологические темы неотделимы от поэзии родной природы. Лирическое откровение пейзажа, как бы обволакивающего зрителя своим красочным маревом, особенно впечатляет в «Сирени» (1900, там же). Более аналитичны и нервно-напряженны врубелевские портреты (К. Д. и М. И. Арцыбушевых, а также С. И. Мамонтова; все три — 1897, там же).


Сейчас читают про: