double arrow

В начало. Что такое шутка? Если давать объяснение этому слову, то можно сказать, что это предметное действие или сообщение, вводящее кого-то в заблуждение с целью


ШУТКА

В начало

Что такое шутка? Если давать объяснение этому слову, то можно сказать, что это предметное действие или сообщение, вводящее кого-то в заблуждение с целью создания смешной ситуации. В журналистике, как и в обычном межличностном общении, шутка встречается довольно часто. Обычно шутки включаются при необходимости в текст в качестве его фрагмента. Но бывают случаи, когда шутка присутствует на газетной или журнальной полосе в качестве самостоятельного жанра. Почему шутка относится именно к художественно-публицистическим, а не к каким-то иным жанрам? Основная причина этого заключается в том, что текст, который можно назвать «шуткой», возникает как продукт авторской фантазии, домысла.

Домысел используется и в некоторых иных жанрах журналистики, например для реконструкции событий, в которых автор не принимал участия и о которых знает только кое-что понаслышке. В таком случае реконструируются лишь второстепенные детали, не искажающие суть дела. Если же автор ставит своей целью развлечение читателя и ради этого создает мистификацию (шутку), то в этом случае материал может быть выдуманным от начала до конца. И если это так, то он может быть отнесен к самостоятельному журналистскому жанру. Шутки в газетах или журналах чаще всего преследуют две основные задачи. Первая задача заключается в развлечении читателя.




Вторая задача подготовки и публикации шутки может быть определена как розыгрыш читателя.

Из публикации «Одна возлюбленная пара»

(Комсомольская правда. 14 февраля. 1997)

Одна возлюбленная пара всю ночь гуляла до утра. Он был психолог, любитель природы и Зигмунда Фрейда. Он подозрительно редко или часто дышал. Он рвал полевые цветы и ел их. Он был до такой степени куртуазен, что брал чашку тыльными сторонами ладоней.

Она, надев свой блестящий плащ, как правило, падала в лужи. В магазине, тщательно подсчитав сдачу, уходила, оставив на прилавке и кошелек и авоську. А приглашая кого-нибудь в гости, она по рассеянности называла чужой адрес.

Однажды Она правильно назвала ему свой адрес и готовилась к встрече. В середину торта «Прага» Она водрузила слепленного из теста крокодила (я забыла сказать, что Он был похож на крокодила). Крокодила Она раскрасила фиолетовой краской с зелеными прожилками. Вместо зубов вставила «молнию», а в рот положила грецкий орех. Было недурно...

И т.д.

Как видим, предложенное в этой публикации некое содержание может быть легко отнесено читателем на счет фантазии автора. Однако, учитывая то, что материал опубликован в День Святого Валентина (День всех влюбленных), аудитория поймет, что цель публикации – развлечь читателя и вряд ли упрекнет за это журналиста.



Из публикации «Обитатели атолла Гуао»

(Известия. 1 апреля. 1996)

Небольшой коралловый атолл Гуао, находящийся в самом центре островной гряды Малый Гуао, что к юго-западу от Маршалловых островов, мало чем отличается от нескольких десятков точно таких же крохотных кусочков суши, окруженных тихоокеанским мелководьем и покрытых буйной зеленью.

До сих пор жители этого густонаселенного региона были убеждены, что эти труднодоступные из-за окружающих их рифов острова необитаемы. Вполне понятно поэтому состояние шока, в котором оказался владелец прогулочной яхты-катамарана «Секвойя» и его спутники при виде появившихся из зеленой чащи необыкновенного вида людей. Все они, по крайней мере на расстоянии, очень похожи друг на друга, практически – на одно лицо. Мужчины острова приземисты и коренасты, ростом не больше 5 футов (1 фут равен 30,5 см). Женщины же, наоборот, высоки (на один-полтора фута выше мужчин) и по-своему грациозны. Их можно было бы назвать привлекательными, если бы не чрезвычайно удлиненная форма носа, кончик которого смыкается с верхней губой... Изъясняются между собой «гуаомен», как могли понять эксперты, резкими гортанными голосами, похожими на крик обезьян... И т.д.



Один читатель (особенно если он каким-либо образом связан с наукой антропологией), не обративший внимание на дату публикации, конечно же, не сразу поймет, что журналисты разыграли его, заставив немножко поволноваться в связи со «знаменательным» открытием новой расы людей. А другой – вообще не поймет, что данный текст есть не что иное, как шутка. Подобное возможно не только потому, что то, о чем пишут журналисты, происходит где-то далеко и не поддается проверке (по крайней мере – для большинства читателей). События, освещаемые в шуточной публикации, могут происходить, так сказать, территориально поблизости, но относиться к сфере, которая мало известна читателю.

Удачная шутка, рассчитанная на всех читателей того или иного издания, в современной журналистике встречается относительно редко. Дело в том, что журналисты, стремясь к тому, чтобы читатель не сразу понял, что его разыгрывают, стремятся написать текст как можно правдоподобнее. Для этого они снабжают его ссылками на авторитетное мнение, приводят всевозможные цифры, справки, выписки из досье и т.д. Это повышает доверие аудитории к текстам.

Кроме того, надо иметь в виду и то обстоятельство, что современный читатель, радиослушатель, телезритель живет в такой стране и в такое время, когда возможны самые невероятные вещи, самые непредсказуемые события, поэтому они готовы поверить всему и уже не ожидают, что журналисты начнут дополнять и без того «фантастическую» реальность своими выдумками. И вряд ли стоит удивляться, что найдется немало читателей, которые поверят не только публикации о некой неизвестной ранее расе людей «гуаомен», но и другим, гораздо более невероятным сообщениям.

В номере «Комсомольской правды» за 1 апреля 1999 г. на первой полосе опубликован большой фотоснимок, на котором изображены военнослужащие, несущие на плечах авиационную ракету «воздух – воздух». Снимок сопровождает небольшой текст, из которого следует, что эту ракету потерял над Москвой российский самолет, который летел бомбить натовские войска, напавшие на Югославию, и что ракета эта не долетела до Кремля всего лишь двадцать метров. Вроде бы, если иметь в виду высочайшие требования к полетам авиации над Москвой и соответствующий уровень контроля за выполнением этих требований, – это невозможное явление, невероятная сенсация.

Но на фоне вполне реальных взрывов террористами жилых домов в Москве, чуть ли не каждодневных похищений с военных складов оружия, взрывчатых веществ, захватов заложников, случаев продажи людей в рабство, например в Чечню (в том числе и москвичей), и т.п., и т.д. опубликованный «Комсомольской правдой» «факт» уже не кажется невероятным, тем более опубликованным только ради того, чтобы посмешить аудиторию в связи с приходом «дня смеха» – первое апреля.

Конечно же, журналисты понимают, что не всякую шутку, изложенную в духе серьезной публикации, аудитория может «раскусить». Чтобы помочь ей это сделать, в шутливых текстах оставляются «маячки», позволяющие проницательному читателю сориентироваться в тоне материала, осознать его предназначение. Это могут быть логические и статистические несуразности, фабулы, известные по старым анекдотам, каламбуры и пр.

Из публикации «Самый секретный сейф КГБ»

(АиФ. №13. 2000)

В ней рассказывается о неком секретном хранилище, якобы принадлежащем спецслужбам России, в котором хранятся самые главные секреты страны, «которые вот уже более 1000 лет переходят по наследству от одного правителя к другому». Автор сообщает и о головах Николая II и Адольфа Гитлера, заспиртованных в банках, и о полукилограммовом бриллианте «Солнце Востока», и о трупе инопланетянки и прочих «экспонатах», а затем сообщает о «главной тайне», изложенной в следующем отрывке «Вечные мозги».

«Послушайте, все, что вы мне показываете, конечно же, интересно. Но это экспонаты, при всей своей уникальности достойные лишь кунсткамеры. А есть ли у вас что-то, что составляет действительно главную тайну России?» – «Боюсь получить нагоняй от президента. Ну да ладно. Вас пустили с его разрешения, так что...»

То, что мне показал генерал-полковник, поначалу на меня вообще не произвело никакого впечатления – один из сейфов был битком набит каким-то серым порошком. Я зачерпнул горсть и нечаянно просыпал часть вещества на пол. Генерал Милованов аж подпрыгнул от возмущения: «Вы что себе позволяете! Немедленно уберите руки!» – «Это что, гексоген? Может взорваться?» – я недоумевал, видя столь резкую реакцию внешне очень сдержанного генерала. «Да вы сами не знаете, до чего вы дотронулись своими грязными руками!»

Из рассказа генерала я узнал, что серый порошок – не что иное, как экстракт так называемого серого вещества человеческого мозга. Причем экстракт изготавливается лишь из головного мозга умерших руководителей страны. После их смерти, втайне от родственников, мозг изымается в морге и поступает в кранознаменную ордена Ленина спецлабораторию ФСБ. Там из него извлекают «серые» участки, ответственные за прием решений и содержащие клетки памяти. Затем частицы мозга обезвоживаются в течение полугода очень медленно, чтобы не повредить содержащуюся в них информацию. Поскольку самые главные секреты государства не передаются ни письменно, ни устно – дабы избежать их утечки, то этим способом еще с незапамятных времен каждого нового правителя «снабжали» гостайнами. Операция по внедрению секретов достаточно проста – в левом ухе делается небольшой надрез, а затем шприцем вводятся высушенные клетки. «Еще ни разу не было сбоев, – говорит Милованов, – лишь в случае с Борисом Николаевичем мы слегка переусердствовали – и то по его просьбе. Он хотел узнать не только новые, так сказать, текущие тайны, доставшиеся по наследству от недавно ушедших от нас Черненко и Андропова, но даже те, которые знали Владимир Мономах и Иоанн Грозный. Мы просьбу Ельцина выполнили, но его мозг сильно перегрузился. Из-за этого Борис Николаевич так быстро превратился из моложавого мужчины в... Вы понимаете, что я хочу сказать. В случае с новым президентом мы такой оплошности, конечно, уже не допустим».

Я с огромным сожалением уходил из тайного убежища: скольких государственных тайн я так и не узнал! Но, увы, отпущенные мне 15 минут истекли. Думаю, что и читателям было бы интересно узнать, что еще хранится в самом секретном сейфе КГБ. Но не расстраивайтесь, у многих из вас сегодня уже есть возможность продолжить мое путешествие по тайнам. Для этого достаточно позвонить по секретному телефону: (095) 925-30-70. И прежде чем спецсотрудник, закрепленный за этим номером, успеет что-либо ответить, скажите: «С разрешения Владимир Владимировича». Сотрудник назначит час, в который вы можете – естественно, не за бесплатно – посетить самое секретное хранилище России.

В этом тексте даже самого незадачливого читателя должны были насторожить, как минимум, три момента. Во-первых, то, что якобы уже во времена Ивана Грозного в России знали, как устроен мозг человека, могли определять функции его клеток и делать нейрохирургические oпeрации и хранить, избегая разложения, столь ценный органический материал в течение столетий в обычном сейфе и «насыпью». Во-вторых, то, что за тысячу лет существования «главной тайны» России о ней не узнала ни одна разведка мира. А в-третьих, что «главную тайну» России можно запросто узнать, позвонив «спецсотруднику» и заплатив ему предварительно определенную сумму денег.

В тексте можно обнаружить и другие подсказки, помогающие аудитории установить его статус мистификации. К сожалению, не все читатели оказываются способны их заметить. Именно такая категория людей и оказывается реальной жертвой журналистского розыгрыша. В частности, после опубликования материала «Самый секретный сейф КГБ» в редакцию «Комсомольской правды» по секретному телефону «с разрешения Владимир Владимировича» позвонили около двух тысяч человек, пожелавших заплатить деньги за то, чтобы узнать «главную тайну» России лично.

Здесь надо заметить, что по частоте использования мистификации как жанра периодическая печать во многом отстает от аудиовизуальной журналистики. Это происходит потому, что, скажем, то же телевидение обладает гораздо более широкими возможностями для того, чтобы выдать выдумку за чистую правду. Так, например, в «День смеха», т.е. первого апреля 2000 года, по телеканалу ТВЦ в 23 часа 20 минут прошла телепередача, подготовленная группой журналистов под руководством Олега Вакулова, которая называлась «Российские тайны: следствие ведет ТВЦ». В этой передаче, длившейся двадцать пять минут, журналисты вполне серьезно утверждали, что построенные в Москве при Сталине высотные здания (МГУ на Воробьевых горах, МИД, гостиница «Киевская» и др.) представляют собой не что иное, как хитро закамуфлированные ядерные ракеты стратегического назначения, которые советское правительство планировало применить в случае начала атомной войны с Америкой. При этом журналисты в качестве доказательства привели несколько интервью с якобы дипломатами, а также работниками спецслужб, обслуживавшими эти ракеты, а потом, из-за отсутствия денег на их содержание переставшими это делать. На экране даже появился сам исполняющий обязанности президента России В.В. Путин, к которому якобы обратились журналисты с просьбой разобраться в ситуации с этими ракетами. Данная телепередача – не только шутка, но и прекрасный пример того, как, используя СМИ, можно фальсифицировать практически любую проблему.

В этой передаче, как и в приведенном выше газетном тексте, можно обнаружить подсказки, помогающие аудитории установить ее статус. Другое дело, сумеют ли их заметить читатели газеты или же примут все написанное за чистую монету. Если произойдет именно так, то это будет означать прежде всего то, что усилия журналистов, затраченные на подготовку публикации, оказались напрасными.







Сейчас читают про: