double arrow

Этнический состав армии КША


В этническом плане, в отличие от армии Союза, конфедеративная армия была гораздо более однородная по составу. 91 процент солдат Конфедерации были уроженцами Юга, и только 9 процентов составляли солдаты иностранного происхождения. Из иностранцев более всего было ирландцев, за ними шли немцы, французы, британцы и мексиканцы. Часть мексиканцев можно было бы причислить к южанам, но они родились на территории Юго-Запада (в частности, в штате Техас), когда эта территория ещё считалась Мексикой.

Большинство южан были потомками переселенцев из Шотландии, Англии, Уэльса и Ирландии. Меньшее число могло именовать себя выходцами из Франции, Южной Европы и Северной Америки. Были полностью испаноязычные полки, такие как 33-й кавалерийский полк Техаса.

Командный состав армии КША мог похвастаться многими славными именами. На стороне Конфедерации сражался внучатый племянник Джорджа Вашингтона (первого президента Соединённых Штатов), Джон Августин Вашингтон. Он погиб, сражаясь за штат Вирджиния. Отец Роберта Э. Ли был близким другом Джорджа Вашингтона, и одним из его самых опытных кавалеристов. Он сражался за Американскую Революцию. Иосиф и Альберт С. Джонстоны были потомками американских революционеров. Джеб Стюарт являлся родственником Вирджинских патриотов, которые участвовали в создании Конституции. Техасцы выбирали лидеров из числа патриотов старой Техасской Республики, и потомков испанских конкистадоров.




В целом, можно привести следующие цифры по этническому составу иностранных полков армии Конфедерации (сборная информация):

Таблица 2. Иностранные силы в армии Конфедерации в войне 1861-1865 гг.

Количество Происхождение
40 000 Канадцы
13 000 Испаноязычные американцы
3 000 Евреи
15 000 Индейцы

Отдельный вопрос - негры, сражавшиеся на стороне Конфедерации. Этот вопрос старательно вычёркивается из американских исследований, но как любая правда, он снова и снова даёт о себе знать. Конечно же, северяне, "освободители", которые в глазах всего мира позиционируют себя, как противников рабства, не могли оставить открытым тот факт, что за рабовладельцев-южан воевало большое количество тех самых негров, которых северяне пришли "освобождать".

В открытых источниках можно обнаружить сведения (которые северные историки не отрицают) о том, что в некоторых северных штатах на протяжении всего периода войны не было запрещено рабство. Более того, даже в прокламации Линкольна чётко указано, что рабы освобождаются только "на территории мятежных штатов" [4], и в том случае, если штат возвращается в состав Союза добровольно - рабство на его территории не отменяется. Этот факт сложно было покрыть забвением, потому что это помнили и знали сами северяне. А вот факт того, что бывшие рабы воевали за своих хозяев, скрыть оказалось проще. По крайней мере, скрыть до такой степени, чтобы в целом это не портило имидж северян-освободителей.



Когда в марте 1865 года конфедеративным правительством было принято решение о создании отдельных негритянских войск численностью в 300 000 человек, реализовать этот план не удалось не столько потому, что негры не желали воевать за Юг, сколько потому, что плану помешало окончание войны и капитуляция армии, которая состоялась меньше чем через месяц, в апреле 1865 года.

Солдаты-негры в составе различных воинских формирований США дрались за Конфедерацию с самого начала войны, но их не объединяли в отдельные полки, как на Севере. Они сражались плечом к плечу с белыми. И если в конце войны правительство Конфедерации санкционировало создание специальной негритянской армии в 300 000 человек - это означает, что потенциально необходимые 300 000 человек были. [26]

По некоторым сведениям, цифра была ещё больше: в начале 1865 года, то есть, к тому моменту, когда южане терпели поражение, 680 000 негров были "готовы бороться за Конфедерацию" [8]



В Южной истории зафиксировано, что фактически на стороне Конфедерации воевало более 65 000 южных негров [14] Речь здесь идёт о только солдатах-неграх, воевавших за Юг с оружием в руках.

Доктор Леонард Хайенс (Dr. Leonard Haynes), черный профессор из Южного университета, говорил: "Если вы исключите черных солдат Конфедерации, вы ликвидируете историю Юга". [14] Но ведь именно этим и занимаются северные историки уже 150 лет: стараются уничтожить то, что осталось от истории Конфедерации и о роли негров в этой войне.

Есть факты, которые в значительной степени проясняют картину с чёрными солдатами в Южной армии. В частности, Эрвин Л. Джордан-младший пишет: "В ходе моих исследований, я наткнулся на случаи, когда черные люди заявляли, что они были солдатами, но вы можете ясно увидеть [в списках], где слово "солдат" зачеркнуто, и вместо него написано "тело раба", или "возница" на пенсионном приложении". [11]

Поскольку всеми списками после войны ведали победители, не представляется удивительным подобная "правка". Однако, на ежегодных собраниях потомков бывших конфедератов и по сей день попадается достаточно много чернокожих, из числа тех, кто чтит свою историю и предпочитает придерживаться исторической правды.

Допустим, что приведённые выше цифры официально не зафиксированы, и являются лишь приблизительными. Сторонники того положения, что чернокожие не могли воевать за своих хозяев-южан, и фактически за свой дом, могут возразить и сказать, что всё это - домысли про-южных историков. Однако, для того, чтобы наглядно представить себе ситуацию с чернокожими, рассмотрим, сколько же их было в армии Севера. Для этого достаточно обратиться к официальным цифрам, которые можно найти в любых северных источниках, и которые признаны в официальной американской истории.

Итак, на территории Юга к началу войны проживало 3 500 000 черных рабов. [15] Эта цифра признаётся реальной обеими сторонами конфликта.

Всего за время войны 210 000 негров воевали за Север. Из них половина - вольноотпущенники из Северных штатов, и половина - бывшие рабы с Юга. То есть, к армии Севера присоединились за всё время войны примерно 105 000 негров-южан. По сведениям, приведённым в статье "Union Army", в Северной армии воевало 179 000 афро-американцев (и северных, и южных) и 100 000 белых юнионистов-южан (то есть, белых перебежчиков) [20].

Негры, которые находились в армии Конфедерации, могли бы дезертировать, если бы захотели: во время военных действий в обеих армиях процветало дезертирство. В армии надсмотрщиков над неграми не ставили, охранять их от бегства с оружием в руках было некому. В армии Конфедерации было очень много чёрной обслуги (денщиков, возниц, строителей и пр.). Данный факт северные историки не отрицают. Однако, большая часть этих негров не захотела бросить своих бывших хозяев и дезертировать, чтобы присоединиться к армии Севера.

Нужно так же учитывать, что из 105 000 негров-южан в Северной армии какое-то количество было завербовано уже с оккупированных северянами территорий, где северяне могли проводить обширную пропаганду, призывая негров драться с южанами, обещая им в награду деньги и земли их бывших хозяев. А с помощью хорошо поставленной агитации можно завербовать и того, кто сомневался и сам бы в армию не пошёл.

Если судить по приведённым цифрам, большая часть негров (около 3 200 000 человек) всё-таки предпочитала оставаться верной Конфедерации, или по крайней мере, не воевать со своими бывшими хозяевами. За Север сражалось только 3 процента южных негров. Даже если посчитать, что лишь половина из всех южных рабов - мужчины, способные носить оружие, останется максимум 6 процентов на негров, которые пожелали сражаться за Север и за своё "освобождение".

Если неграм так нужна была свобода, и если они так ненавидели своих южных хозяев, почему же подавляющее большинство этих негров не дралось за своё собственное освобождение?







Сейчас читают про: