double arrow

Конец 9-й главы и 8-й книги. 11 страница


- Всё-таки он подарил нам жизнь.

- Этого бестолкового скульптора мы должны оберегать.

- Да-а, за ним нужно постоянно присматривать.

- Полетели, защитим нашего непутевого хозяина.

И снова драконы поднялись в небо. Путь их лежал на далекий-предалекий север.

До трепета ненавидящие холод, они все же летели в направлении суровых и покрытых льдом земель. А на Первом драконе восседала сверкающая золотом статуя, бубнящая себе под нос:

- Голь-голь-голь!

* * *

Северная экспедиция!

Практически армия из 1650 человек, возглавляемая лидерами Стальной розы.

И сейчас часть из них уже испытывала на себе все 'прелести' климата северных территорий.

Стоило только авангарду прибыть на холм Корус, как люди попали в бурю из снега и льда - один из природных катаклизмов Версальского континента!

Архитектор Фабо, лишь увидев приближающуюся опасность, сразу же принялся копать лопатой снег. Получалось с трудом, ведь поверхность, по сути, была сплошной слежавшейся ледяной глыбой. И всё же он продолжал копать из последних сил, ведь это лучше, чем просто так погибнуть.

Самые сообразительные члены экспедиции не растерялись и тоже последовали его примеру, используя вместо лопат имеющееся у них оружие.




Но незначительная часть игроков так и осталась стоять, наблюдая за приближающимся природным явлением.

- Смотрите, это просто невероятно. Ветер так стремительно поднимает в небо снег!

- Да-а, а потом все резко обрушивается вниз.

- Такое ясное небо, и вдруг - ледяная буря... Это ведь ледяная буря?

Острый, как лезвие ножа, ветер становился всё сильнее и сильнее. И даже чувствуя это, игроки как ни в чем не бывало следили за развитием ситуации.

- Жаркий огонь, обогрей нас и не дай снизить температуру. Сопротивление к холоду! - творили маги авангарда защитные заклинания.

- Я и не думал, что лично увижу когда-нибудь ледяную бурю, - покачал головой один из обогретых магической защитой игроков.

- Это станет отличным воспоминанием о севере, - хлопнул его по плечу товарищ.

- Да, получится классный рассказ о путешествии, это уж точно.

Эти игроки были настолько уверены в своих силах, что не предпринимали никаких мер к обеспечению собственной безопасности!

Тем временем подавляющее большинство участников авангарда, имеющих боевые, ремесленные и творческие профессии, закопалось с головой в собственноручно вырытых ямах.

- Ы-ы, как холодно! - чуть ли не в унисон тряслись Гастон и Фабо.

Теперь они смогли реально прочувствовать, что оказались на севере: стоял такой лютый мороз, что зубы сами стучали!

Некоторое время спустя закопавшиеся глубоко в снег люди услышали слабо доносящиеся сквозь завывания ветра крики.

Сначала восторженные:

- О, эта буря... вроде бы не кажется опасной? Она пока еще не достигла своего размаха, но ее мощь бесподобна! Даже земля сотрясается!



Потом немного взволнованные:

- Ветер усиливается с бешеной скоростью!

- Температура падает.

И под конец - откровенно панические:

- Глыбы льда! А-а-а! Они падают на нас!

- Халлюн! Халлюн погиб!

- А-а-а-а! Спасите!

Ледяная буря со страшной силой обрушилась на холм Корус.

Свирепый ветер раз за разом поднимал огромное количество снега лишь для того, чтобы через мгновение обрушить все назад, вниз. И так продолжалось на протяжении почти четырех часов!

Участникам авангарда, спрятавшимся в вырытых убежищах, оставалось лишь ожидать, трясясь от холода и громко стуча зубами.

Чем, в общем-то, и занимались Гастон и Фабо. Им, как обладающим ремесленной профессией и, соответственно, небольшим запасом физических сил игрокам, даже в спокойном северном климате подхватить простуду было делом нескольких минут. Что уж там говорить про бушующую над головой бурю.

Однако не только они находились в подобном положении. Подавляющее большинство участников экспедиции, заранее не узнав ничего о севере, предстало перед стихией полностью беззащитными.

- Сме... Смертельно х-холодно...

- Неужели и вправду в мире бывает такая погода?

Но вот прошло какое-то время, и ледяная буря полностью миновала холм Корус, оставив после себя лишь толстую шапку снега и льда.

Тогда же по одному - по двое стали выкапываться и люди.

- Ух, неужто мы действительно выжили? - озвучил общее мнение кто-то из воинов. - Чертовски холодно. Такое чувство, что мое тело до сих пор закопано в снегу.



- И не говори. У меня аж капельки пота застыли и прилипли к телу.

Гастон и Фабо выбрались из-под снега с посиневшими лицами.

Архитектор держал в руках лопату и еле-еле шевелил замерзшими губами.

- Практически все погибли... - прошептал он, оглядевшись вокруг.

Игроки ремесленных и творческих профессий, с малым количеством здоровья, первыми осознали серьезность ситуации и стали прятаться в снегу. Однако все равно большинство из них или насмерть замерзло из-за невероятного холода, или было убито ледяными осколками.

Но Гастон смог выжить благодаря Фабо, выкопавшему достаточно глубокую и более-менее надежную яму, которая выдержала удар стихии.

- Я больше не хочу страдать от этого холода. Руки до сих пор как следует не двигаются, - трясясь всем телом, шептал художник и позвякивал льдинками, повисшими на его бороде.

После ледяной бури на холме Корус вновь поднялась суета.

- Проверьте, сколько людей осталось в живых, - раздавал один за другим приказы командир отряда. - Священники, все силы на лечение раненых!

Тут и там слышались крики:

- Сюда! Нужна помощь!

Изначально в составе авангарда присутствовало семь священников. Теперь же в живых из них осталось всего двое. И именно они, быстро перебегая от одного раненого к другому, как могли, лечили людей.

Но спасшихся оказалось немного.

Уверенные в своей мощи игроки, решившие встретить ледяную бурю лоб в лоб, не смогли избежать ужасной смерти: снег падал на них в больших количествах, погребая под собой с головой, а острые, как нож, глыбы льда впивались в тела, разрезая на куски.

Укрыться же попыталось порядка ста тридцати человек!

Но в поспешно и небрежно вырытом убежище пережидать бурю было не очень уж и легко. Свирепый ветер царапал спину, а ледяные осколки как стрелы падали с небес. Так что практически во всех случаях, когда выкопанная даже глубоко яма не имела уклона для защиты от стихии, люди гибли или оказывались на грани смерти.

При этом гораздо лучше переносили суровые условия те, кто имел профессию рыцаря или воина. Люди же творческих профессий, за исключением Гастона и Фабо, практически все погибли. Не избежали этой участи и слабые в плане живучести волшебники.

В итоге выяснилось, что после прошедшей ледяной бури выжило лишь 65 человек!

- Не может быть! Такие громадные потери уже в самом начале! - воскликнул Верос.

В его глазах читалась растерянность. Но командир даже и не думал падать духом.

- Не сидим на месте, двигаемся-двигаемся... Мы должны продержаться до прибытия следующей группы, - громко говорил он, заставляя выбитые из сил остатки авангарда шевелиться.

В этой ситуация ничего не оставалось, кроме как сплотиться.

- Примерно через четыре часа уже прибудет подкрепление, - подбадривал людей Верос. - Давайте немного потерпим. Ассасины вместе с рейнджерами, займитесь разведкой окрестностей.

- Есть, командир.

- Только не провоцируйте монстров. Проведите аккуратную разведку и сразу - назад.

Изрядное количество воинов погибло, так что следовало вести себя максимально осторожно. Ведь при нападении даже группы монстров пришлось бы драться откровенно ослабленными силами.

Да еще этот холод, голод и муки! Из-за стрессового состояния организма скорость восстановления здоровья и живучести не доходила даже до половины своего обычного значения.

Людям оставалось только дожидаться прибытия подкрепления и стараться не пролить и капли лишней крови.

Игроки авангарда с предельной осторожностью занимались разведкой местности: все опасались появления монстров. Однако время шло, и никаких злополучных событий, к счастью, не происходило.

Благодаря данным от авантюристов стало известно, что монстры северных территорий сильны, безжалостны, и вдобавок обладают выдающимся интеллектом. Но, благо, пока можно было не беспокоиться насчет их скорого нападения, так как они обычно не появлялись там, где проходила ледяная буря.

И вот спустя четыре относительно спокойных часа прибыл второй отряд, и, наконец-то, завязалась работа по обустройству лагеря.

Архитекторы разбивали шатры и складывали из ледяных глыб временные дома. Многие люди считали их постройки холодными. Но стоило развести внутри костер, как воздух теплел, и место становилось вполне пригодным для проживания.

- Складывай еще выше! - поторапливали мастера взятых в помощь воинов.

Выжившие члены авангарда, которые на собственной шкуре испытали всю 'радость' ледяной бури, особенно сильно хотели получить безопасное для пребывания место.

Холм Корус являлся отправной точкой экспедиции. Случись что непредвиденное, отрядам придется отступить сюда и сдерживать монстров до последнего вздоха. И конечно же, для этого нужно как можно лучше оборудовать и защитить лагерь.

Вот только работы продвигались с черепашьей скоростью!

Хоть элита гильдии Стальной розы состояла сплошь из высокоуровневых игроков, на которых с завистью посматривали остальные, она не была привычна к такой работе, как разрезание и укладывание льда. Воины либо роняли ледяные глыбы, либо сооружали, несмотря на помощь архитекторов, абсолютно нелепейшие постройки.

С не меньшими проблемами столкнулись они и при копании земли лопатами. Из-за чего архитекторы без угрызений совести ругали полученных рабочих.

Хотя на самом деле, когда бы воины могли подобному научиться?!

Привычные охотиться и драться с монстрами, они в большинстве своем впервые в жизни взялись за лопату или пробовали что-то строить.

- Подвинься и смотри! - потеснил очередного неумеху прибывший в составе второго отряда 364-й МЕЧ.

- Что?

- Следи внимательно за мной и повторяй. И-иэх!

МЕЧ воткнул лопату в обледенелую почву, облокотился на нее всем своим весом и, выдохнув, с силой двинул ногой.

Как же легко лопата вошла в землю! В этом было что-то дьявольское. Она двигалась словно живое существо, извлекая все большее и большее количество земли. Ни одного лишнего движения. Все происходило в едином ритме, точно и максимально эффективно.

- Работа лопатой - это ведь важный труд, - остановившись, сказал 364-й.

Смотрящие на него люди с опаской покивали головами.

Для МЕЧа копание было легким делом. Потому что он уже занимался подобным при строительстве пирамиды.

В это же время портные под руководством Кадмоса усердно шили одежду для экспедиции.

- Главное для нас - это тепло. Используйте только непромокаемую ткань.

При таком превосходящем все разумные пределы холоде люди не могли думать ни о чем другом, кроме как о необходимости хоть чуть-чуть согреться. Но надев пошитые портными одежды, устроившись в только построенных домах, члены экспедиции наконец-то немного оживились.

Настолько, что Барды взялись за инструменты и запели:

Средь пронзительного северного ветра,

В землях, что сковало вечным льдом,

Вспомним разные легенды холма Корус,

Что романтикой и риском так манят.

Для придания игрокам дополнительного заряда бодрости и поднятия жизней этого оказалось вполне достаточно.

- Танец очарования!

Внесли свою лепту танцоры, одетые, невзирая на мороз, в открытые наряды. Их пылкие и чарующие танцы прибавляли воинам боевого духа.

Не отставали и повара, поспешно колдующие над кастрюлями.

- Нужна зелень?

- Я захватил с собой кое-что из Родиума.

- Из-за холода выносливость здесь падает очень быстро, поэтому готовьте много. Чтобы все наелись до отвала. Мяса не жалейте: пока оно есть, кладите вдоволь.

Повара сварили густой, наваристый и чуть горьковатый бульон, отведав который, люди моментально согревались и могли хоть ненадолго забыть о страшном морозе.

Дэпс, держа в руках нож для резьбы, пристально рассматривал ледяную глыбу, пытаясь представить, что из нее можно изваять.

В это время к нему и подошел дрожащий от холода Фабо.

- Это тебя зовут Дэпс?

- Да, уважаемый, - почтительно поздоровался паренек, потому что архитектор показался ему довольно-таки взрослым человеком.

- Скажи, а что ты собираешься сейчас делать?

Все члены экспедиции терялись в догадках, наблюдая, как юный скульптор, словно зомби, застыл перед ледяной глыбой. Чтобы удовлетворить всеобщее любопытство, к нему и подошел Фабо.

- Я собираюсь делать скульптуру, - ответил Дэпс.

- Скульптуру? О, вот как...

Стремление создавать новое, заниматься любимым делом, несмотря даже на экстремальные условия, - вот настоящее определение творческого человека. Хоть Фабо и был архитектором, он полностью понимал чувства паренька.

- Ну, тогда успехов. Мне бы очень хотелось постоять рядом и понаблюдать, но тут так холодно, что пойду-ка я лучше к остальным.

- Да, конечно. Как вам угодно.

- Ты быстрее делай скульптуру и тоже приходи погреться.

- Хорошо, я мигом.

Закончив разговор, Фабо, разгребая сугробы, медленно направился обратно. Расстояние составляло не больше тридцати метров, но в этом месте на вершине холма дул пронзительный ветер. А такую погоду слабый здоровьем и выносливостью архитектор переносил с трудом.

- Ну что ж, пора?! - развернулся к ледяной глыбе Дэпс.

Ему тоже было весьма холодно, однако, видя столько раскиданного по окрестностям прекрасного материала для ваяния, он не мог усидеть на месте.

'Еще вопрос, получится ли у меня что-нибудь с моими-то способностями...'

Дэпс уже снискал в Родиуме кое-какую известность, однако его скульптурный навык еле-еле достиг восьмого начального уровня.

'Но нельзя сдаваться, так и не попробовав что-то сделать'.

И паренек принялся аккуратно обтесывать ледяную глыбу ножом.

Большинство созданных в мире скульптур имеют строго определенный образ: животные, растения, предметы. И все произведения, созданные Дэпсом до настоящего момента, являлись именно такими. Но то, что он делал сейчас, было другим.

Для начала он изваял обыкновенного орла. Орла с живым и острым взглядом и широко раскрытым клювом. И птица, по замыслу автора, совсем не собиралась хватать несчастную жертву. Наоборот, она сама попала в непростую ситуацию.

Орел не мог сдержать кипящий внутри жар: из его широко открытого клюва стали вырываться языки пламени!

То есть птица была всего лишь составным элементом, тем, что придало творению Дэпса изюминку. Реальным же образом скульптуры оказался огонь! Яростные, огромные языки пламени!

Скульптор ваял пламя, которое не только не угаснет под порывом мощного ветра на холме Корус, но лишь еще больше разгорится и заполыхает в этом холодном 'аду'. От одного вида скульптуры, казалось, исходил такой жар, что поднеси игроки поближе руки, они бы могли моментально обжечься.

Образ огня, созданный изо льда!

Дзынь!

Прекрасная работа! Вы завершили создание 'Огня континента' На безлюдной земле, в месте, где царят лишь холод и ужасные монстры, появилась работа, выполненная скульптором средь лютых морозов. Пылающая, огромная скульптура, которая никогда не погаснет. И пусть творение сияет грубыми очертаниями. Труд начинающего мастера, что еще пытается постичь всю прелесть скульптурного искусства, не так-то легко и встретить на другом конце мира. Художественная ценность: 340. Эффекты: У всех игроков, увидевших скульптуру, скорость восстановления маны и здоровья повышается на 7% в течение дня. Устойчивость к холоду повышается на 15%. Добавляется особая сопротивляемость к заклинаниям льда. Пламя костров в округе поддерживается более длительное время. Значительно повышаются все навыки ремесленных профессий, связанные с огнем. Данный эффект не сочетается с действием других скульптур. Количество созданных Прекрасных работ: 1.
Получен опыт в скульптурном мастерстве.
Слава увеличилась на 320. Искусство поднялось на 56. Стойкость повысилась на 4.

Дэпс же, завершив создание скульптуры, застыл вновь, как зомби, только теперь от шока.

- Я... Я сделал это!

Это была его первая Прекрасная работа. И она вышла такой удачной в сложившихся обстоятельствах, что другие игроки не могли сдержать своего удивления:

- Ничего себе, она сделана изо льда! Я впервые вижу такую скульптуру, это грандиозно!

- Надо же, от одного взгляда на нее холод сразу же отступает.

- Да-а! Вот теперь жить можно!

- И силы... Силы тоже возвращаются в тело.

Лишь теперь мучимые диким холодом участники экспедиции смогли с облегчением вздохнуть.

Когда люди впервые услышали, что к экспедиции примкнет большое количество игроков с ремесленными профессиями, в частности, связанные с искусством, никто больших надежд не питал.

Лучше хоть кто-то, чем вообще никого. Именно такой настрой витал среди игроков. Ведь даже о ставшей в последнее время немного популярной профессии скульптора ходили страшные и угрюмые слухи. То, что труд невероятно тяжел, денег заработать на нем практически невозможно, и вообще в бою эти игроки - как воину третья нога.

А недавнее посещение Родиума, заполненного огромным количеством нищих-попрошаек, еще больше убедило игроков в правильности сложившегося у них мнения.

Но вот на творение этого скульптора никак нельзя было смотреть с пренебрежением.

- А у парня, оказывается, есть способности!

- Теперь стоит по-другому смотреть на скульпторов.

- Что?! Да разве он чем-то лучше нас? - бурчали под нос некоторые ремесленные игроки.

Скульптор, сумевший одной работой справиться с окружающей атмосферой, в один миг получил одобрение и уважение всех участников экспедиции. Поэтому неудивительно, когда игроки других профессий тоже рьяно взялись с гордостью демонстрировать все, на что они способны.

* * *

Оберон прибыл на холм Корус в составе последнего отряда.

Огромная сила из 1650 человек, наконец, собралась вместе, чтобы исследовать Север и освободить Версальский континент от обуревавшей его жары.

Главным изменением в умах игроков за последние дни стала полная переоценка важности всех ремесленных профессий в игре. Только благодаря им в условиях смертоносного холода участники экспедиции могли чувствовать себя более-менее комфортно.

Оберон, посмотрев на совершенно изменившееся настроение игроков, да и на обстановку вокруг, одобрительно покачал головой:

- Это был действительно правильный совет, Верос.

Лицо помощника расплылось в редкой для него улыбке.

- Точно. Хотя даже я не предполагал, что, взяв всех этих людей, мы добьемся столь потрясающего эффекта.

Игроки ремесленных профессий, которых вначале все унижали или игнорировали, после создания скульптуры проявляли поистине удивительную активность.

- На будущее, напоминай мне, чтобы мы всегда во все походы включали в состав участников хотя бы парочку скульпторов, - резюмировал действительно очень сильно пораженный Оберон.

Теперь, когда участники экспедиции собрались и немного отстроили временный лагерь, пришла пора начать исследовать просторы северных территорий.

Одни за другим во все стороны света отправлялись небольшие отряды составом около десяти человек. Авантюристы, рыцари, рэйнджеры и, конечно же, священники уходили искать какие-нибудь поселения или крепости. И на тот случай, если им это удастся, среди участников обязательно находился хотя бы одни игрок с высоким уровнем славы, способный разговорить НИПов и узнать какую-либо ценную информацию.

Это были опасные исследования, где на кону стояла жизнь каждого из участников.

Жизнь, которая уже после первых шагов за стены лагеря подвергалась самым суровым испытаниям.

Из-за невообразимого холода силы игроков таяли буквально на глазах. Более того, от сильных снежных метелей и одинаковых снежных пейзажей, отличавшихся лишь расположением и высотой ледяных столбов, многие отряды сбивались с пути и блуждали по кругу, пока не умирали с голоду.

Но были и те, кто радовался сложившейся обстановке. Маги, специализирующиеся на заклинаниях льда, входили в азарт.

- Ледяная стрела!

Благодаря окружающему холоду их силы значительно усилились!

Вот только им, неожиданно для себя, пришлось встретиться с недовольством других игроков.

- А ну, кончай использовать магию Льда!

- Ты что, хочешь нас всех до смерти заморозить?

Каждое следующее заклинание снижало температуру окружающего воздуха еще больше. И сражающиеся близко с монстрами воины и паладины от этого находились просто на грани смерти. К тому же все чудовища севера обладали прирожденной защитой от холода, и усиленные заклинания магов, как оказалось, наносили не больше урона, чем при сражениях в центральных королевствах.

Так что одна из изначальных ставок на усиление магии льда уже после первых часов охоты попросту не оправдалась.

Еще некоторые отряды натыкались на северные подземелья!

Внешне они выглядели как небольшие ледяные гроты, из которых вырывался чудовищный по своему холоду воздух. И чтобы попасть туда, игрокам приходилось прорубать оружием тонкую корку льда, преграждавшую проход внутрь.

- Кажется, там что-то есть.

- Ну, давайте пойдем, посмотрим.

И даже чувствуя и понимая, что такие месте должны, по своей сути, кишеть огромным количеством монстров, игроки спускались вниз и быстро погибали.

Хотя все же постепенно ближайшие к лагерю подземелья покорялись, и в них даже находили какие-то сокровища, но этого все равно было недостаточно, чтобы люди утешились.

И вот где-то на десятый день таких постоянных мучений игроки экспедиции взорвались недовольством:

- Мы зря сюда пришли. Здесь одни невзгоды.

- Я уже пару раз погиб.

- Очень холодно. Из-за снега даже ходить трудно.

Куда бы люди ни направлялись, приходилось идти по колено в снегу, разгребая его на своем пути. Но что еще было хуже, те лошади, которых приготовила экспедиция, все до одной насмерть замерзли. А говорить о том, что после этого все уже были на грани физического переутомления, даже и не стоит!

- Идем, идем, а всё снег да один снег.

- И сколько нам еще так ходить? Мы же даже не знаем местоположения поселений!

Всё больше и больше появлялось людей, которым надоедала утомительная и мучительная экспедиция.

Они ждали интересных сражений и приключений, но из-за проблем с продовольствием все голодали, и приходилось специально рыскать в поисках монстров. А те монстры, которых они обнаруживали, оказывались либо очень сильными, либо, наоборот, слабыми.

Отряды исследователей, уходившие в разные стороны для изучения местности и сбора данных, всё чаще и чаще без какой-то видимой причины обрывали сеансы связи и пропадали.

- Да-а, в такой случае лучшим будет просто вернуться обратно.

- Снег уже осточертел.

Внутри лагеря возникли раскол и хаос!

Каждая гильдия образовывала свой штаб и разворачивала независимую деятельность. И хотя гильдия Стальная Роза призвала их под одно крыло экспедиции, после нескольких неудач она уже практически потеряла всякое доверие.

Довольно стремительно единое братство разрушалось. Недостаток, а если точнее, отсутствие информации поставило всю затею на грань провала.

Яркая вспышка!

И уже через мгновение Виид открыл глаза в пещере.

Снаружи завывал пронзительный северный ветер.

- Бр-р-р, холодно...

До боли знакомые ощущения!

Не так давно ему уже пришлось испытать на своей шкуре всю прелесть лютых морозов. Но теперь, благодаря своему опыту, Виид гораздо спокойнее воспринял предстоящие погодные испытания.

- Надо же, в результате я опять оказался тут.

На севере. Только теперь в этом ужасном месте он не один, а вместе с Союн.

Чтобы не простудиться, Виид поспешно переоделся в сшитую из меховых шкур одежду. И хотя внешне она смотрелась ужасно, зато надежно сохраняла тепло.

'Все-таки зимой нет ничего лучше этого!'

Он не понимал людей, готовых, в угоду моде, носить в мороз тонкие вещи. И поэтому смотрел на них, как на чудаков, и про себя ухмылялся:

'И как вообще в таком можно ходить?!'

Мода на тоненькие и сшитые из хорошего материала наряды постоянно менялась. А вот практичные и теплые вещи, защищающие от ветра и холода, всегда оставались в предпочтениях людей на первом месте.

К тому же одежда Виида была особенной. Она состояла из нескольких слоев кожи и меха - что-то похожее предпочитали носить моряки в северных морях. Очень толстая, способная прослужить несколько лет, она имела единственный недостаток: добавляла возраст человеку!

Привычка носить подобное и стала причиной того, что в семнадцать лет Виид, подрабатывающий разносчиком молока, впервые услышал по отношению к себе обращение 'дядя'.

Неприятное воспоминание до сих пор заставляло передергиваться. Повторять подобное очень не хотелось.

- Кхм-кхм! - попытался кто-то рядом привлечь внимание.

Оглянувшись, Виид увидел Альберона и Союн.

Присутствие НИПа, имеющего высокий уровень и владеющего мощной святой магией, немного успокаивало. Без юного кандидата на титул Первосвященника ордена Фреи Виид ни за что не смог бы победить клан вампиров. Вот и теперь можно рассчитывать на его помощь. И Союн.

- Тут холодно, - взглянул Виид на Альберона. - Разведи побыстрее костер.

- Хорошо.

Вежливо кивнул тот и принялся собирать валяющийся вокруг хворост. Добрый и искренний, парень без возражений выполнил данные ему указания, и вскоре костер разгорелся.

К тому моменту губы Союн уже посинели.

Наследник престола первосвященника, по крайней мере, носил сутану, не позволяющую проникать морозному ветру. Виид же смог согреться, надев вещи из шкур Йети. А вот Союн, не имеющая в запасе теплой одежды, в полной мере ощущала царящий вокруг холод и уже дрожала.

Заметив это, Виид достал из рюкзака инструменты портного и куски шкур, оставшиеся после изготовления брони для МЕЧей. Вне зависимости от желания, следующие несколько дней ему все же придется провести рядом с девушкой. Потому сейчас он собирался сшить для нее что-нибудь соответствующее окружающим условиям. К счастью, материала хватало.

Завершив работу, Виид, к собственному удивлению, сделал все гораздо качественнее, чем обычно.

Дзынь!

Женская кожаная рубашка. Прочность: 80/80. Защита: 25. Обладающий хорошим вкусом портной выбрал для своего изделия материал среднего уровня. Рубашка сшита из шкуры черного кабана, прожившего долгую жизнь. Она очень удобная и отлично подходит для активной деятельности. Требования: 250 уровень. Эффекты: +20 к ловкости Стрелы с трудом могут проткнуть крепкую кожу. Если ее наденет танцовщица, то эффект танца возрастет на 3%.

Спустя некоторое время Виид закончил шить и протянул созданные предметы Союн.

- Надень... пожалуйста, - с трудом выдавил он из себя уважительное обращение.

Созданные кожаные вещи, по своей сути, являлись дополнительной защитой. То есть использовались в первую очередь для ношения под доспехами. Для слабых силой магов и священников они, конечно, не годились, а вот игрокам боевых профессий подходили идеально.

Вдобавок Виид, зная о пропорциях Союн после изготовления ее скульптур, смог точно по фигуре подогнать сшитое одеяние.

Однако девушка не приняла его.

- ...

Она просто смотрела на протянутые вещи и молчала.

'Кажется, ей неудобно принимать подарки от малознакомого человека', - предположил Виид.

Союн не знала, что он в течение нескольких дней сопровождал ее в образе орка Каричи. Для нее единственная их встреча состоялась давным давно за столом в доме инструктора. Поэтому вполне возможно, что девушка чувствовала себя неловко.

Рассуждая таким образом, Виид, доверительно улыбнувшись, попытался еще раз:

- Ничего. Все нормально, можешь взять. Я сшил это специально для тебя. Бери же.

Но Союн лишь замотала головой.

'Да что не так-то?'

Виид непонимающе взглянул ей в глаза. С каменным выражением лица девушка пристально смотрела на его одежду из шкуры Йети.

'Может?..'

Мысль молнией мелькнула в голове Виида.

Он обратил, наконец, внимание, что Союн встала прямо возле костра. Так близко, что казалось, подвинься девушка еще немного - обожжется.

'Холод ей не по нраву. Значит, и причина, по которой она не принимает одежду...'

Похоже, поведение Союн никоим образом не означало отказ от подарка из-за чувства неловкости. Оно являлось всего-навсего безмолвной просьбой о более теплых вещах.

Ведь наряд получился по-женски довольно-таки открытым. К тому же Виид сделал его однослойным, пытаясь сэкономить на коже. Внимательно рассмотрев, девушка не пожелала носить такое.







Сейчас читают про: