double arrow

ЭПИЛОГ. ПУТЬ ХУДОЖНИКА


ТВОРЧЕСКИЙ КОНТРАКТ

ПРОВЕРКА

ЗАДАНИЯ

Опишите все, чему вы противитесь, чего боитесь и на что злитесь. С каждым из нас это бывает.

Разберитесь внимательно, с чем вы медлите. В чем преимущества этого выжидания? Выявите скрытые страхи. Изложите их на бумаге.

Загляните в Первую неделю. Перечитайте негативные убеждения. Улыбнитесь. Да, эти вредины все ещё живы. Обратите внимание на свой прогресс. Перечитайте утверждения на с.64. Напишите несколько новых – о том, что будете создавать после окончания курса.

Зашейте все, что требует починки.

Пересадите растения, которые разрослись или чахнут.

Выберите себе божественный кувшин (коробку, вазу, шкатулку). Что-нибудь, во что можно складывать страхи, обиды, надежды, мечты и переживания.

Пользуйтесь этим кувшином. Начните со списка страхов из первого упражнения. Когда волнуетесь, напомните себя, что все ваши волнения уже в кувшине и Бог о них позаботится. Продолжайте двигаться вперед.

А теперь подумайте над тем, куда вы движетесь. Если честно, что вы больше всего хотели бы создавать? На какой необычный путь рискнули бы ступить? От каких внешних атрибутов согласились бы отказаться, чтобы последовать за мечтой?




Перечислите пятерых человек, с которыми вы могли бы поговорить о своих мечтах и с которыми можно сначала мечтать, а уж потом строить планы.

Перечитайте эту книгу. Поделитесь впечатлениями с другом. Помните, что чудо – это когда один художник делится с другим. Доверяйте Богу. Доверяйте себе.

Удачи вам и благослови вас Господь!

Сколько раз за эту неделю вы писали утренние страницы? Воспринимаете ли вы их как постоянную духовную практику? Каковы ваши впечатления от них?

Были ли вы на творческом свидании? Станут ли они для вас постоянными? Что вы делали? Как себя чувствовали?

Повстречались ли вы на этой неделе с явлением синхронности? Как именно?

Произошло ли что-нибудь ещё, что показалось вам важным для творческого возрождения? Опишите.

За последние три месяца вы затратили много часов, творчески возрождаясь и меняясь по мере своего роста. Чтобы этот процесс продолжался, вам надо связать себя творческими обязательствами. Контракт на следующей странице поможет их сдержать.

Меня зовут ________________ Я участвую в процессе творческого возрождения. Чтобы продолжать расти и радоваться, обязуюсь заботиться о себе, выполняя нижеследующее:

Утренние страницы стали для меня важным элементом заботы о себе и залогом новых открытий. Обязуюсь продолжать работать над ними в течение следующих девяноста дней.

Творческие свидания стали неотъемлемой частью моей растущей любви к себе и более глубокого удовлетворения жизнью. Обязуюсь в течение следующих девяноста дней еженедельно ходить на творческие свидания, проявляя тем самым заботу о себе.



Ступив на Путь художника и занявшись исцелением моего творческого начала, я обнаружил(а) в себе творческие интересы. Надеясь развить многие из них, я обязуюсь на протяжении следующих девяноста дней уделить достаточно времени и внимания ________________

Мои обязательства следовать определенному плану действий – неотъемлемая часть заботы о моем внутреннем художнике. На следующие девяносто дней мой творческий план заботы о себе состоит из следующих пунктов: _________

Я выбрал(а) ________________ в качестве своего коллеги по творчеству и ________________ в качестве его дублера. Обязуюсь еженедельно созваниваться с ними и обсуждать состояние наших дел.

Беру на себя вышеперечисленные обязательства и начну выполнять их ________________

(подпись)

(дата)

Работая над книгой, я очень хотела закончить её каким-нибудь ярким росчерком, знаменующим полет воображения. Я была уверена, что это будет маленькое и невинное проявление тщеславия, пока не вспомнила, сколько раз я, любуясь картиной, невольно отвлекалась на вычурную подпись автора. Так что никаких вензелей здесь не будет.

Пожалуй, закончить эту книгу следует образом из другой книги. Насколько я помню, хотя могу и ошибаться, на обложке первого издания «Семиярусной горы» Томаса Мертона[17]была изображена гора – несомненно, семиярусная.

Может быть, обложка была другой. Я прочла эту книгу много лет назад, когда мне было всего двенадцать. Однако мне вспоминается гора, схожая пропорциями с Гималаями, к самой вершине которой вьется спиралевидная тропка. Именно такой тропкой я представляю себе Путь художника. Взбирающемуся на гору открываются одни и те же картины, только с разной высоты. «Я уже был(а) здесь», – думаем мы, переживая период засухи. И в некотором смысле это верно. Дорога никогда не бывает прямой. Рост – процесс, который идет по спирали, повторяя циклы и позволяя переоценить увиденное. Творческое развитие часто представляет собой подъемы и спуски, периоды бури и затишья. Пройденное расстояние и остаток пути к цели могут скрываться в тумане. Хотя иногда перед нами и будет возникать ослепительный вид вершины, все-таки лучше ступать шаг за шагом и уделять тропе под ногами столько же внимания, сколько высотам впереди.



Путь художника – это духовное путешествие, паломничество домой, к собственной сущности. Как и все великие путешествия, оно сопряжено с опасностями, о части которых я постаралась упомянуть в этой книге. Те из нас, что выбрали Путь художника, будут, как и все паломники, вознаграждены попутчиками и невидимыми помощниками. То, что я называю приказами на марш, для кого-то может оказаться тихим, едва заметным голоском или просто предчувствием. Главное, если вы прислушаетесь, то непременно что-нибудь услышите. Держите ухо востро и будьте готовы к поддержке.

Марк Брайан начал убеждать меня написать эту книгу вскоре после того, как посмотрел китайский фильм о Тибете «Конокрад»[18]. Картина произвела на Марка неизгладимое впечатление. Впоследствии мы безуспешно искали эту классику пекинской школы в китайских видеомагазинах и видеоархивах. Марк рассказал мне о центральном образе картины: ещё одна гора, благоговейное восхождение к вершине на коленях; шаг, передышка, подъем, снова шаг, снова передышка…

В этом фильме восхождение на гору было искуплением для грешника-конокрада и его жены за вред, причиненный обществу. С тех пор я иногда задаюсь вопросом: может быть, к вершине Пути художника тоже лучше взбираться с мыслями об искуплении – не перед другими, а перед самим собой?







Сейчас читают про: