double arrow

Гг.История русской литературы XVIII века


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

К середине XIX столетия в русской литературе
закончился процесс развития основных
принципов изображения действительности,
утвердился реализм. И литература XIX в. становится
движущей реальной силой во всей русской художественной
культуре. Русскую культуру этого периода назвали впоследствии
«золотым веком» искусства.
Основоположником русского реализма был объявлен Пушкин (это
общеустановленный факт). Реализм становится в известной степени
методом художественного познания реальной действительности.
В 40-е возникло направление, обозначенное как «натуральная
школа». Творчество Гоголя в большей степени определило содержание
и направление «натуральной школы». Гоголь явился великим
новатором, открыв, что даже незначительный случай, как, например,
приобретение мелким чиновником шинели, может стать существенным
событием для осмысления важнейших вопросов человеческого
бытия. Недаром один из писателей произнес знаменитую фразу: «Мы
все вышли из гоголевской «Шинели».
«Натуральная школа» стала начальным этапом развития реализма
в русской литературе. Новое направление предлагало темы, которые
до этого не были признаны важными. Быт, нравы, характеры,
события из жизни низших сословий стали объектом исследования
«натуральников». Ведущим жанром стал «физиологический очерк»,
который строился на точном «фотографировании» быта различных
сословий. К «натуральной школе» примыкали в той или иной степени
Некрасов, Григорович, Салтыков-Щедрин, Гончаров, Панаев,
Дружинин и др. Нужен был свой сборник, включающий произведения
«натуральников», и в 1845 г. вышли две части сборника
«Физиология Петербурга». С 1847 г. бывший пушкинский журнал
«Современник» становится «рупором» нового направления.
Основной особенностью реализма как творческого метода является
повышенное внимание к социальной стороне действительности.
Задача правдиво показать и исследовать жизнь предполагает
в реализме множество приемов изображения действительности, поэтому
произведения русских писателей так многообразны и по форме,
и по содержанию.
Главным в этом методе, как утверждают теоретики реализма,
является типизация. Об этом точно сказал Л. Н. Толстой: «Задача
художника... извлечь из действительности типичное... собрать идеи,
факты, противоречия в динамический образ. Человек, скажем, за свой
рабочий день говорит одну фразу, характерную для его сущности,
другую он скажет через неделю, а третью через год. Вы заставляете
его говорить в концентрированной обстановке. Это вымысел, но
такой, в котором жизнь более реальна, чем сама жизнь».
Образы реалистического произведения отражают общие законы
бытия, а не живых людей. Любой образ соткан из типичных
черт, проявленных в типических обстоятельствах. Это парадокс
искусства. Образ не может быть соотнесен с живым человеком, он богаче
конкретного человека - отсюда объективность реализма.
«Художник должен быть не судьею своих персонажей и того, о чем
говорят они, атолько беспристрастным свидетелем... Мое дело только
в том, чтобы быть талантливым, то есть уметь отличать важные показания
от неважных, уметь освещать фигуры и говорить их языком», -
писал А. П. Чехов Суворину.
«Объективный взгляд намирредок художник всегда субъективен».
У каждого свой принцип отбора фактов действительности, обязательно
раскрывающий субъективный взгляд художника. У каждого художника
своя мера.
Реализм как метод изображения действительности во второй половине
XIX в. получил название критического реализма, потому что
главной своей задачей видел критику действительности, и главным
вопросом, получившим широкое освещение, был вопрос об отношениях
человека и общества. В какой мере общество влияет на судьбу
героя? Кто виноват в том, что человек несчастен? Что делать, чтобы
изменился человек и мир? - вот главные вопросы литературы вообще,
русской литературы второй половины XIX в. - в частности.
Главным вопросом, волновавшим всю мыслящую интеллигенцию,
был вопрос: «По какому пути пойдет Россия?» Он разделил всех на
два лагеря: славянофилов и западников. Различия между ними были
в определении главного направления, по которому должна идти Россия:
1) по западному, ориентируясь на жизненный опыт цивилизованного
Запада, или
2) по славянскому, обращаясь в первую очередь к национальным
особенностям славян.
Были и различия религиозного характера между славянофилами
и западниками.
Славянофилы предлагали все земное соизмерять с небесным,
временное - с вечным. Только при взгляде оттуда (с точки зрения
Божественной реальности) можно оценить все, что обретается здесь
(на Земле). Западники же полагали, что земное счастье зависит от
просвещенного разума. Но они были едины в одном: они ненавидели
крепостное право и боролись за освобождение крестьян от него.
Славянофилы: Хомяков, Киреевский, Конст. Аксаков, Самарин.
Основы славянофильского учения заложили Алексей Степанович
Хомяков и Иван Васильевич Киреевский, позже их называли старшими
славянофилами. Первый, кто бросил бомбу в общественное
сознание, был Петр Яковлевич Чаадаев, написавший «Философическое
письмо», историческая роль России была определена как
учебная для отдаленных потомков: «Одинокие в мире, мы миру
ничего не дали, ничего у мира не взяли...»
Хомяков и Киреевский дали достойный ответ Чаадаеву, доказав
уникальность опыта российского народа. Киреевский считал, что
православие - это подлинная христианская религия в неискаженном
виде, в отличие от католицизма и протестантизма, формирует отношения
между людьми на бескорыстной основе. Младшие славянофилы
еще более категорично заявляли об избранности русского народа,
«носящего Христа в душе своей, для которого не порвалась нить,
связывающая земное с небесным...». Они идеализировали крестьянскую
общину, так как народа, надо признать, они не знали.
Западники: Чаадаев, Белинский, Герцен, Станкевич. Они полагали,
что именно западноевропейский путь должен привести Россию к
равенству перед законом, установлению свобод, в том числе и свободы
слова, -другими словами, к победе либерализма (liberalis - свободный).
1840-50 гг. прошли под знаком борьбы западников и славянофилов.
Борьба велась повсюду: в журналах, в литературных салонах, на публичных
лекциях. Споры были жаркими, борьба - жестокой: друзья
становились врагами.
В 1860-80 гг. XIX в. более резко определились два лагеря: демократов
и либералов. Демократы призывали к революционным преобразованиям,
а либералы - к постепенным, экономическим. В центре
борьбы двух лагерей - отмена крепостного права. Демократы: Герцен,
Некрасов, Добролюбов, Чернышевский, Писарев и др. Либералы:
Тургенев, Гончаров, Дружинин, Фет, Тютчев, Лесков, Достоевский, Писемский
и др. Жаркая полемика разгоралась на страницах журналов
обоих направлений. Журналы того времени - арена общественно-
политической борьбы.
(По М. М. Дунаеву.)








Огромное значение в общественной и культурной жизни России II половины XIX в. приобрела литература. Особое отношение к литературе восходит истоком к началу столетия, к эпохе блестящего развития русской словесности, вошедшей в историю под названием «Золотого века». В литературе видели не только область художественного творчества, но и источник духовного совершенствования, арену идейных битв, залог особого великого будущего России. Отмена крепостного права, буржуазные реформы, становление капитализма, тяжелые войны, которые пришлось вести России в этот период находили живой отклик в творчестве русских писателей. К их мнению прислушивались. Их взгляды во многом определяли общественное сознание населения России того времени.

Ведущим направлением в литературном творчестве был критический реализм. Вторая половина XIX в. оказалась чрезвычайно богатой на таланты. Всемирную славу русской литературе принесло творчество И. С. Тургенева, И. А. Гончарова, Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, М. Е. Салтыкова-Щедрина, А. П. Чехова.

Одним из самых замечательных писателей середины века был Иван Сергеевич Тургенев (1818–1883). Представитель старинного дворянского рода, проведший детство в родительском имении Спасском-Лутовинове близ г. Мценска Орловской губернии, он как ни кто другой смог передать атмосферу русской деревни – крестьянской и помещичьей. Большую часть жизни Тургенев прожил за границей. Тем не менее удивительно живы в его произведениях образы русских людей. Исключительно правдиво удалось писателю изобразить галерею портретов крестьян в принесшей ему славу серии рассказов, первый из которых «Хорь и Калиныч» был опубликован в журнале «Современник» в 1847 г. «Современник» печатал рассказы один за другим. Выход их вызвал большой общественный резонанс. Впоследствии вся серия была издана И. С. Тургеневым в одной книге, получившей название «Записки охотника». Нравственные искания, любовь, быт помещичьей усадьбы открываются читателю в романе«Дворянское гнездо» (1858 г.). Конфликт поколений, разворачивающийся на фоне столкновения между переживающим кризис дворянским сословием и новой генерацией разночинцев (воплощенной в образе Базарова), сделавших знаменем идейного самоутверждения отрицание («нигилизм»), показан в романе «Отцы и дети» (1862 г.).

Судьбы русского дворянства нашли отражение в творчестве И. А. Гончарова. Характеры героев его произведений противоречивы: мягкий, чистосердечный, совестливый, но пассивный, не способный «встать с дивана» Илья Ильич Обломов («Обломов», 1859 г.); образованный, одаренный, романтически настроенный, но опять же по-обломовски бездеятельный и безвольный Борис Райский («Обрыв», 1869 г.). Гончарову удалось создать образ весьма типичной породы людей, показать распространенное явление общественной жизни того времени, получившее с подачи литературного критика Н. А. Добролюбова название «обломовщина».

На середину столетия приходится начало литературной деятельности величайшего русского писателя, мыслителя и общественного деятеля графа Льва Николаевича Толстого (1828–1910). Наследие его огромно. Титаническая личность Толстого представляет собой характерную для русской культуры фигуру автора, для которого литература была тесно связана с общественной деятельностью, а исповедуемые идеи пропагандировались прежде всего примером собственной жизни. Уже в первых произведениях Л. Н. Толстого, опубликованных в 50-х гг. XIX в. и принесших ему известность (трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность», кавказские исевастопольские рассказы), проявился мощный талант. В 1863 году выходит повесть «Казаки», ставшая важным этапом в его творчестве. Толстой вплотную подошел к созданию исторического романа-эпопеи «Война и мир» (1863–1869 гг.) Собственный опыт участия в Крымской войне и обороне Севастополя позволил Толстому достоверно изобразить события героического 1812 года. В романе объединен огромный и разнообразный материал, его идейный потенциал неизмерим. Картины семейного быта, любовная линия, характеры людей переплетаются с масштабными полотнами исторических событий. По словам самого Л. Н. Толстого, главной мыслью в романе была «мысль народная». Народ показан в романе как творец истории, народная среда как единственно верная и здоровая почва для любого русского человека. Следующий роман Л. Н. Толстого – «Анна Каренина» (1874–1876 гг.). В нем история семейной драмы главной героини сочетается с художественным осмыслением острых социальных и нравственных вопросов современности. Третий великий роман великого писателя – «Воскресение» (1889–1899 гг.), названный Р. Ролланом «одной из прекраснейших поэм о человеческом сострадании».

Драматургия II половины XIX в. была представлена пьесами А. Н. Островского («Свои люди – сочтемся», «Доходное место», «Женитьба Бальзаминова», «Гроза»и пр.) и А. В. Сухово-Кобылина (трилогия «Свадьба Кречинского», «Дело», «Смерть Тарелкина»).

Важное место в литературе 70-х гг. занимает М. Е. Салтыков-Щедрин, сатирическое дарование которого с наибольшей силой проявилось в «Истории одного города». Одно из лучших произведений М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы» повествует о постепенном распаде семьи и вымирании помещиков Головлевых. В романе показана ложь и абсурд, лежащая в основе отношений внутри дворянского семейства, что и приводит их в конечном итоге к гибели.

Непревзойденным мастером психологического романа был Федор Михайлович Достоевский (1821–1881). Гениальность Достоевского проявлялась в необыкновенной способности писателя открывать читателю потаенные, иногда ужасающие, поистине мистические глубины человеческой натуры, показывая чудовищные душевные катастрофы в самой обыденной обстановке («Преступление и наказание», «Братья Карамазовы», «Бедные люди», «Идиот»).

Новым этапом в развитии реализма в русской литературе было творчество Антона Павловича Чехова (1860–1904). Талант А. П. Чехова проявился прежде всего в небольших по объему рассказах, в которых писатель изумительно точно, с тонким юмором и легкой грустью показал жизнь обыкновенных людей – провинциальных помещиков, земских врачей, уездных барышень, за монотонным течением жизни которых вставала настоящая трагедия – несбывшиеся мечты, нереализованные стремления, оказавшиеся никому не нужными сила, знания, любовь. Писал А. П. Чехов и для театра. Им были созданы прекрасные пьесы («Три сестры» 1900 г., «Вишневый сад» 1903 г.), в которых, как и в рассказах, за внешней простотой сюжета скрывалось глубокое содержание. Драма человеческой жизни – страшная в своей повседневной безысходности.

Вершиной русской поэзии II половины XIX в. было творчество Николая Алексеевича Некрасова (1821–1878). Главной темой его произведений стало изображение жизненных тягот трудового народа. Донести силой художественного слова до образованного, живущего в достатке читателя всю глубину народной нищеты и горя, показать величие простого крестьянина – таков был смысл поэзии Н. А. Некрасова (поэма «Кому на Руси жить хорошо», 1866–1876 гг.) Свою поэтическую деятельность поэт понимал как гражданский долг служения своей стране. Кроме того, Н. А. Некрасов известен своей издательской деятельностью. Он издавал журналы «Современник»,«Отечественные записки», на страницах которых впервые увидели свет произведения многих в последствии знаменитых русских писателей. В некрасовском «Современнике» впервые напечатал свою трилогию «Детство», «Отрочество», «Юность» Л. Н. Толстой, печатал первые рассказы И. С. Тургенев, печатались Гончаров, Белинский, Герцен, Чернышевский.

Особое место в литературе II половины XIX в. занимает лирика. Поэзия русской природы, любви, не лишенная в то же время гражданского звучания, нашла выражение в творчестве Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, А. Н. Майкова.

Достаточно серьезно меняется облик русской литературы на рубеже веков. Ярким и самобытным дарованием вошел в русскую культуру Максим Горький (Алексей Максимович Пешков, 1868–1936). Выходец из народа, сформовавшийся как личность благодаря упорному самообразованию, он обогатил русскую литературу необыкновенными по силе и новизне образами. Горький принимал непосредственной участие в революционном движении, активно содействуя деятельности РСДРП. Свой литературный талант он поставил на службу политической борьбе. Так, его роман «Мать», повествующий о жизни рабочей семьи, несомненно призван был сыграть роль пропагандистского памфлета, настроить читателя на определенные политические идеи. В то же время нельзя сводить все творчество А. М. Горького только к узкому политпросвету. Как настоящий талант он был шире любых идеологических границ. Непреходящее значение имеют его «Песнь о буревестнике», автобиографическая трилогия «Детство», «В людях», «Мои университеты», пьесы «На дне», «Васса Железнова», роман «Жизнь Клима Самгина».

Значительную роль в литературной жизни рубежа веков сыграли В. Г. Короленко («История моего современника» 1906–1922 гг.), Л. Н. Андреев («Красный смех» 1904 г.,«Рассказ о семи повешенных» 1908 г.), А. И. Куприн («Олеся» 1898 г., «Яма» 1909–1915 гг., «Гранатовый браслет», 1911 г.), И. А. Бунин («Антоновские яблоки» 1900 г., «Деревня» 1909–1910 гг.).

Большие изменения произошли на рубеже веков в поэзии. Критический реализм поэтов II половины XIX в. сменяется новаторской, построенной на свободном полете художественной фантазии, загадочной, прихотливой, мистичной поэзией «серебряного века». Характерной особенностью жизни поэтической среды того времени было возникновение художественных объединений, исповедовавших те или иные творческие принципы. Одним из первых возникло течение символистов. Сформировалось оно в 1890–1900 гг. В первую генерацию символистов вошли Д. С. Мережковский, З. Гиппиус, К. Д. Бальмонт, В. Я. Брюсов, Ф. Сологуб. Ко второй относят А. А. Блока,А. Белого, Вяч. И. Иванова. Ключевым для эстетики символизма было стремление передать свое ощущение мира через поэтические «символы», своеобразные полунамеки, для правильного понимания которых необходимо было отвлечься от прямого, приземленного восприятия реальности и интуитивно увидеть, вернее, почувствовать в обыденных образах знак высшей мистической сущности, прикоснуться к глобальным тайнам мироздания, к Вечности и т. д. Самым, пожалуй, блестящим поэтом среди символистов был Александр Александрович Блок (1880–1921). Его «Стихи о Прекрасной Даме» (1904 г.) воплощают в себе лучшие черты поэзии серебряного века. «Человеком-эпохой», «самым характерным представителем своего времени» назвала Блока А. Ахматова. Произведения Блока отличают отточенность формы, гуманистическая направленность, изящество. Блок приветствовал Октябрьскую революцию, хотя впоследствии ему с трудом удавалось вписываться в реалии нового миропорядка. Им была написана первая поэма об Октябрьской революции – «Двенадцать» (1918 г.). По-символистски многозначная, наполненная мистическими образами, так не похожая на то, что писали о революции в дальнейшем, она стала значительным явлением в русской литературе.

Позже из символизма выделилось новое поэтическое направление акмеизм (от греч. akme – острие, высшая точка расцвета). К нему принадлежит творчествоН. С. Гумилева, ранние произведения О. Э. Мандельштама, А. А. Ахматовой. Акмеисты отказались от эстетики намека, присущей символизму. Для них характерно возвращение к ясному, простому поэтическому языку и точному, «осязаемому» образу. В то же время неприятие окружающей действительности было свойственно поэтам-акмеистам в не меньшей степени, чем символистам. Их увлекал далекий от повседневности мир «подлинной» красоты, источник которой они искали искусстве прошедших веков, в изящной экзотике дальних стран, в картинах природы.

Истинным новаторством отличалась литературная деятельность мастеров русского авангарда. В 1913 г. возникло направление, получившее название футуризм (от лат. futurum – будущее). Для футуристов, среди которых было немало очень талантливых поэтов (футуристами были В. В. Маяковский, А. Е. Крученых, братья Бурлюки, Игорь Северянин, В. Хлебников, Б. Л. Пастернак), характерны смелые эксперименты со словом, с поэтической формой. Произведения футуристов – «поэзия будущего» порой весьма холодно воспринимались читающей публикой, однако творческий поиск, который они вели, оказал огромное воздействие на дальнейшее развитие русской литературы.

Духовные искания главных героев романа Л.Н.Толстого "Война и мир"

Я буду писать историю людей, более свободных, чем государственные люди, историю людей, живших в самых выгодных условиях жизни, людей, свободных от бедности, от невежества и независимых...

Л.Н.Толстой.

Лев Николаевич Толстой создавал роман "Война и мир" в бурную эпоху русской жизни, после падения крепостного права. В России шла напряженная общественно-политическая борьба, вызванная ломкой старого строя. Одним из ведущих философских и политических вопросов стал вопрос о роли народа и личности в истории. Волновал он и писателя. В центре его внимания как весь русский народ, так и сложные судьбы отдельных людей, пути формирования их личности. В мире напряженных исканий смысла жизни живут главные герои романа Андрей Болконский и Пьер Безухов. Постепенно меняется образ их жизни, внутренний мир.

Князь Андрей Болконский резко выделяется из великосветской среды своей образованностью, широтой интересов. Он чувствует пошлость, призрачность жизни людей своего круга. Это порождает в нем жажду настоящей жизни и больших свершений. Возможность их осуществления он видит в военной службе. Князь Андрей мечтает совершить подвиг, желает большой личной славы. Его кумир- Наполеон. Чтобы добиться своего, Болконский появляется в самых опасных местах сражения. Невиданного подвига совершить не удалось. Суровые военные события способствовали тому, что князь разочаровывается в своих мечтаниях. На поле боя он увидел ожесточенные схватки озлобленных и испуганных людей, стремящихся уничтожить друг друга, почувствовал ложный патриотизм штабных офицеров. Тяжело раненный, оставаясь на поле сражения, Болконский переживает душевный перелом. Лежа на спине, князь Андрей видит небо. В эти минуты перед ним открывается новый мир, где нет эгоистических мыслей, лжи, а есть только самое чистое, высокое, справедливое. Князь понял, что есть в жизни нечто более значительное, чем война и слава. Теперь уже бывший кумир кажется ему мелким и ничтожным.

Пережив дальнейшие события- появление ребенка и смерть жены-Болконский приходит к выводу, что ему остается жить для себя и своих близких в тихом, замкнутом мире семьи и не интересоваться общественными проблемами. Но натура князя Андрея деятельная, кипучая. Он не может ужиться в таком узком мирке. Начинается возрождение Болконского к жизни, к поискам нового дела, полезного для других. Слова Пьера: "Надо жить, надо любить, надо верить"- глубоко запали в душу Андрея. Он понял, что жизнь еще далеко не кончена для него. Он вновь видит возможность приносить пользу ( на этот раз в государственном управлении), быть счастливым, любить. "Надо жить так, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь... чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мной вместе!"

Так же, как и Андрей Болконский, Пьер Безухов ищет ответа на вопрос: что делать, к какому большому и нужному практическому делу приложить свои силы, чему посвятить свою жизнь. От людей аристократического круга Пьер отличается независимостью своих взглядов. В салоне Шерер он чувствует себя совершенно посторонним человеком. А Андрей Болконский, наоборот, считает его самым дорогим для себя человеком: "Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света..." Не видя своего места в жизни, не зная, куда деть огромные силы, Пьер ведет разгульную жизнь в обществе Долохова и Курагина. Он понимает, что такая жизнь не для него, что должен вырваться из этого привычного жизненного круговорота, но у него не хватает на это сил. Он не может сразу правильно оценить людей и поэтому часто ошибается в них. Он искренен, доверчив, слабоволен. Эти черты характера ярко проявляются во взаимоотношениях с развращенной Элен Курагиной. Вскоре после брака Пьер понял свою ошибку, понял, что был обманут, и "перерабатывал один в себе свое горе". После разрыва с женой, находясь в состоянии глубокого кризиса, он вступает в масонскую ложу. Пьер видит, что именно здесь он "найдет возрождение к новой жизни". Под влиянием масонских идей Безухов решает освободить принадлежащих ему крепостных крестьян. Это не удается сделать, но все же он как-то пытается облегчить жизнь своих рабов.

Делая добро людям, Пьер уверен, что в этом и состоит смысл его жизни. Однако через некоторое время разочаровывается и в "братстве вольных каменщиков", где тоже царят корысть и нечестность.

Гроза 1812 года совершила крутой переворот в мировоззрении Пьера. Война выводит его из ничтожной среды, устоявшихся привычек, которые связывали и подавляли его. Поле Бородинского сражения открывает Пьеру новый, ранее незнакомый ему мир простых людей. В окружении солдат он освобождается от страха смерти, ему хочется стать таким же, как они. "Солдатом быть, просто солдатом!"

Оставшись в Москве, Пьер попадает в плен. Там ему пришлось пережить все ужасы военного суда, казни русских солдат. Знакомство в плену с Платоном Каратаевым способствует формированию нового взгляда на жизнь. "... Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого". Стоит сказать, что Платон Каратаев- любимый образ самого Толстого. После возвращения из плена Безухов сильно внутренне изменился. Женившись на Наташе, Пьер чувствует себя счастливым. Но его волнуют общественные проблемы. Он считает, что политический гнет, тяжелое положение общества могут быть преодолены усилиями честных людей, которые должны быть связаны между собой, и принимает участие в заговоре против царя, о котором Толстой говорит лишь намеком.

По-иному сложилась судьба князя Андрея. Разочаровавшись в государственной деятельности, испытав кризис в любви к Наташе, он также возрождается душой в дни народного бедствия. Но смерть оборвала его нравственный поиск.

Во многом различны, но во многом и похожи главные герои романа. По-разному идут они к поиску своего смысла жизни, но оба приходят к выводу, что смысл этот в служении Отчизне и людям.

Православие, принесенное на Русь еще в X веке, глубочайшим образом повлияло на менталитет русского народа, наложило неизгладимый отпечаток на русскую душу. И, кроме того, православие принесло с собой письменность, а следовательно и литературу. Христианское влияние так или иначе можно проследить на творчестве любого писателя. Глубочайшее внутреннее убеждение в христианских истинах и заповедях несет, в частности, такой титан русской литературы, как Достоевский. Его роман “Преступление и наказание” тому доказательство.
Отношение писателя к религиозному сознанию потрясает своей глубиной. Понятия греха и добродетели, гордыни и смирения, добра и зла — вот то, что интересует Достоевского. Грех и гордыню несет Раскольников, ключевой герой романа. Причем грех вбирает в себя не только прямые поступки, но и затаенные помыслы (Раскольников несет наказание еще до преступления). Пропустив через себя заведомо мощную теорию о “наполеонах” и “тварях дрожащих”, герой убивает-таки старушку-процентщицу, но не столько ее, сколько себя. Пройдя по пути саморазрушения, Раскольников тем не менее с помощью Сони находит ключ к спасению через страдание, очищение и любовь. Как известно, все эти понятия — самые главные и важнейшие в христианском мировоззрении. Люди, лишенные покаяния и любви, не познают света, а увидят темный загробный мир, страшный по своей сути. Так, Свидригайлов уже при жизни имеет четкое представление о загробном мире. Он предстает перед нами в виде “черной бани с пауками и мышами” — в христианском представлении это картина ада, для грешников, не знающих ни любви, ни покаяния. Также при упоминании о Свидригайлове постоянно возникает “черт”. Свидригайлов обречен: даже добро, которое он вот-вот уже готов совершить, напрасно (сон о 5-летней девочке): его добро не принимается, слишком поздно. Страшная сатанинская сила, черт, преследует и Раскольникова, в конце романа он скажет: “Черт меня вел на преступление”. Но если Свидригайлов кончает жизнь самоубийством (совершает самый страшный смертный грех), то Раскольников очищается. Мотив мо литвы в романе свойствен и Раскольникову (после сна о лошади молится, но его молитвы не услышаны, и он идет на преступление). Постоянно молятся Соня, дочь квартирной хозяйки (готовит себя в монастырь), дети Катерины Ивановны. Молитва, неотъемлемая часть христианина, становится частью и романа. Также присутствуют такие образы и символы, как крест и Евангелие. Соня дает Раскольникову Евангелие, принадлежавшее Лизавете, и, читая его, он возрождается к жизни. Крест Лизаветы Раскольников сначала от Сони не принимает, так как пока не готов, но затем берет, и опять же это связано с духовным очищением, возрождением от смерти к жизни.
Христианское в романе усиливается от многочисленных аналогий и ассоциаций с библейскими сюжетами. Присутствует реминисценция из Библии о Лазаре, притча, которую Соня читает Раскольникову на четвертый день после преступления. При этом Лазарь из этой притчи воскрес именно на четвертый день. То есть Раскольников эти четыре дня духовно мертв и, по сути, лежит в гробу (“гроб” — каморка героя), а Соня пришла, чтобы спасти его. Из Ветхого Завета в романе присутствует притча о Каине, из Нового — притча о мытаре и фарисее, притча о блуднице (“если кто не греховен, пусть первым бросит в нее камень”), притча о Марфе — женщине, всю жизнь нацеленной на суету и пропускающей самое главное (Марфа Петровна, жена Свидригайлова, всю жизнь суетится, лишенная основного начала).
Четко прослеживаются евангельские мотивы в именах. Капернаумов — фамилия человека, у которого Соня снимала комнату, а Мария-блудница жила недалеко от города Капернаума. Имя “Лизавета” значит “почитающая Бога”, юродивая. Имя Ильи Петровича вбирает в себя Илью (Илья-пророк, громовержец) и Петра (твердый как камень). Заметим, что именно он самым первым заподозрил Раскольникова". Катерина — “чистая, светлая”. Цифры, являющиеся символичными в христианстве, символы и в “Преступлении и наказании”. Это числа три, семь и одиннадцать. Соня выносит Мармеладову 30 копеек, первый раз она же приносит “с работы” 30 целковых; Марфа выкупает Свидригайлова также за 30, а он, как Иуда, предает ее, покушаясь на ее жизнь. Свидригайлов предлагает Дуне “до тридцати”, Раскольников 3 раза звонит в колокольчик и столько же раз бьет старуху по голове. Происходит три встречи с Порфирием Петровичем. Число семь: в седьмом часу узнает, что не будет Лизаветы, совершает преступление “в седьмом часу”. А ведь число 7 является символом союза Бога с человеком; совершая преступление, Раскольников хочет разорвать этот союз и поэтому терпит муки. В эпилоге: осталось 7 лет каторги, Свидригайлов прожил с Марфой 7 лет.
В романе присутствует тема добровольного мученичества ради покаяния, признания своих грехов. Именно поэтому Миколка хочет взять вину Раскольникова на себя. Но Раскольников, ведомый Соней, которая несет в себе христианскую правду и любовь, приходит (хотя через преграду сомнений) к народному раскаянию, ибо, по мысли Сони, только народное, открытое раскаяние при всех является настоящим. Воспроизводится главная мысль Достоевского в этом романе: человек должен жить, быть кротким, уметь прощать и сострадать, а все это возможно только с обретением истинной веры. Это чисто христианская точка отсчета, поэтому роман является трагикомическим, роман-проповедь.
В силу таланта и глубочайшего внутреннего убеждения Достоевского христианская мысль реализуется в полной мере, производит сильнейшее воздействие на читателя и, как следствие, доносит до каждого христианскую идею, идею спасения и любви. Творческий путь Достоевского — путь исканий, нередко трагических заблуждений. Но как бы мы ни спорили с великим романистом, как бы ни расходились с ним во взглядах на некоторые жизненно важные вопросы, мы всегда ощущаем его неприятие буржуазного мира, его гуманизм, его страстную мечту о гармонической, светлой жизни.
Позиция Достоевского в общественной борьбе его эпохи чрезвычайно сложна, противоречива, трагична. Писателю нестерпимо больно за человека, за его искалеченную жизнь, поруганное достоинство, и он страстно ищет выход из царства зла и насилия в мир добра и правды. Ищет, но не находит.
О том, насколько сложной и противоречивой была его общественная позиция, свидетельствует знаменитый роман Ф. М. Достоевского “Идиот”, написанный в 1869 году.
В этом произведении не общество судит героя, а герой — общество. В центре романа не “дело” героя, не проступок, а “неделание”, житейская суета сует, засасывающая героя. Он невольно принимает навязываемые ему знакомства и события. Герой нисколько не старается возвыситься над людьми, он сам уязвим. Но он оказывается выше их как добрый человек. Он ничего для себя ни от кого не хочет и не просит. В “Идиоте” нет предопределенного логикой конца событий. Мышкин выбывает из их потока и уезжает туда, откуда прибыл, в “нейтральную” Швейцарию, опять в больницу: мир не стоит его доброты, людей не переделаешь.
В поисках нравственного идеала Достоевский пленился “личностью” Христа и говорил, что Христос нужен людям как символ, как вера, иначе рассыплется само человечество, погрязнет в игре интересов. Писатель поступал как глубоко верующий в осуществимость идеала. Истина для него — плод усилий разума, а Христос — нечто органическое, вселенское, всепокоряющее.
Конечно, знак равенства (Мышкин — Христос) условный, Мышкин — обыкновенный человек. Но тенденция приравнять героя к Христу есть: полная нравственная чистота сближает Мышкина с Христом. И внешне Достоевский их сблизил: Мышкин в возрасте Христа, каким он изображается в Евангелии, ,ему двадцать семь лет, он бледный, с впалыми щеками, с легонькой, востренькой бородкой. Глаза его большие, пристальные. Вся манера поведения, разговора, всепрощающая душевность, огромная проницательность, лишенная всякого корыстолюбия и эгоизма, безответность при обидах — все это имеет печать идеальности.
Христос еще с детства поразил воображение Достоевского. После каторги он тем более возлюбил его, ибо ни одна система воззрений, ни один земной образец для него не были уже авторитетами.
Мышкин задуман как человек, предельно приблизившийся к идеалу Христа. Но деяния героя излагались как вполне реальная биография. Швейцария введена в роман не случайно: с ее горных вершин и снизошел Мышкин к людям. Бедность и болезненность героя, когда и титул “князь” звучит как-то некстати, знаки его духовной просветленности, близости к простым людям несут в себе нечто страдальческое, родственное христианскому идеалу, и в Мышкине вечно остается нечто младенческое.
История Мари, побиенной каменьями односельчан, которую он рассказывает уже в петербургском салоне, напоминает евангельскую историю о Марии Магдалине, смысл которой — сострадание к согрешившей.
Это качество всепрощающей доброты проявится у Мышкина много раз. Еще в поезде, по пути в Петербург, ему обрисуют образ Натальи Филипповны, уже приобретшей дурную славу наложницы Троцкого, любовницы Рогожина, а он не осудит ее. Затем у Епанчиных Мышкину покажут ее портрет, и он с восхищением “узнает ее, отзовется о ее красоте и объяснит главное в ее лице: печать “страдания”, она многое перенесла”. Для Мышкина “страдание” — высший повод для уважения.
Всегда у Мышкина на устах заповеди: “Кто из нас не без греха”, “Не брось камень в кающегося грешника”.
С другой стороны, Достоевскому важно было, чтобы Мышкин не получился евангельской схемой. Писатель наделил его некоторыми автобиографическими чертами. Это придавало образу жизненность. Мышкин болен эпилепсией — это многое объясняет в его поведении. Достоевский стоял однажды на эшафоте, и Мышкин ведет рассказ в доме Епанчиных о том, что чувствует человек за минуту до казни: ему об этом рассказывал один больной, лечившийся у профессора в Швейцарии. Мышкин, как и автор, — сын захудалого дворянина и дочери московского купца. Появление Мышкина в доме Епанчиных, его несветскость — также черты автобиографические: так чувствовал себя Достоевский в доме генерала Корвин-Круковского, когда ухаживал за старшей из его дочерей, Анной. Она слыла такой же красавицей и “идолом семьи”, как Аглая Епанчина.
Писатель заботился о том, чтобы наивный, простодушный, открытый для добра князь в то же время не был смешон, не был унижен. Наоборот, чтобы симпатии к нему все возрастали, именно оттого, что он не сердится на людей: “ибо не ведают, что творят”.
Один из острых вопросов в романе — облик современного человека, “потеря благообразия” в человеческих отношениях.
Страшный мир собственников, алчных, жестоких, подлых слуг денежного мешка показан Достоевским во всей его грязной непривлекательности. Здесь и преуспевающий генерал Епанчин, пошлый и ограниченно-самодовольный, использующий свое положение для собственного обогащения. И ничтожный Ганечка Иволгин, алчущий денег, мечтающий разбогатеть любым путем, и утонченный лицемерный и трусливый аристократ Троцкий.
Как художник и мыслитель Достоевский создал широкое социальное полотно, в котором правдиво показал страшный, бесчеловечный характер буржуазно-дворянского общества, раздираемого корыстью, честолюбием, чудовищным эгоизмом. Созданные им образы Троцкого, Рогожина, генерала Епанчина, Гани Иволгина и многих других с бесстрашной достоверностью запечатлели нравственное разложение, отравленную атмосферу этого общества с его вопиющими противоречиями.
Как умел, Мышкин старался возвысить всех людей над пошлостью, поднять до каких-то идеалов добра, но безуспешно.
Мышкин — воплощение любви христианской. Но такую любовь, любовь-жалость, не понимают, она людям непригодна, слишком высока и непонятна: “надо любовью любить”. Достоевский оставляет этот девиз Мышкина без всякой оценки; такая любовь не приживается в мире корысти, хотя и остается идеалом. Жалость, сострадание — вот первое, в чем нуждается человек.
Мышкин-Христос явно и безнадежно запутался в земных делах, невольно, по самой неодолимой логике жизни, посеял не добро, а зло. До обличителя он не дорос, но его, как и Чацкого, неразумный свет назвал сумасшедшим. Он вынужден был с разбитым сердцем вернуться в Швейцарию, лечебницу Шнейдера, где и признали у него совершенное повреждение ума. Людской мир его разрушил.
Смысл произведения — в широком отображении противоречий русской пореформенной жизни, всеобщего разлада, потери “приличия”, “благовидности”.
Сила романа — в художественном использовании контраста между выработанными человечеством за многие века идеальными духовными ценностями, представлениями о добре и красоте поступков, с одной стороны, и подлинными сложившимися отношениями между людьми, основанными на деньгах, расчете, предрассудках, — с другой.
Князь-Христос не смог предложить взамен порочной любви убедительные решения: как жить и каким путем идти.
Достоевский в романе “Идиот” пытался создать образ “вполне прекрасного человека”. И оценивать произведение нужно не по мелким сюжетным ситуациям, а исходя из общего замысла. Вопрос о совершенствовании человечества — вечный, он ставится всеми поколениями, он — “со держание истории”.

Учебник Г.А. Гуковского «Русская литература XVIII века. Классический учебник» М.; 2003.

Учебник В.И. Федорова «История русской литературы XVIII века» М.; 2003.

Учебник О.Б. Лебедевой «История русской литературы XVIII века» М.; 2003.

Хрестоматия «Русская литература 1770-1775 гг. Под редакцией В.А. Западова» М.; 1979.

Хрестоматия «Русская литература последней четверти XVIII века. Под редакцией Западова» М.; 1986.

В 1770-х годах появляется неизвестный прежде в русской литературе жанр – роман. Жанровые приоритеты древнерусской и средневековой русской литературы определялись не столько потребностями самой литературы, сколько потребностями жизни. Отсюда приоритет таких жанров как: жанров жития, который давал читателю образцовую модель жизни; слово и воинская повесть, которые призывали к единению русских земель; моление, гимн и других церковных жанров, которые воспроизводили модель христианско-православного сознания русского человека. Развитие этих жанров было связано с тем, что от них требовали воспроизведения исторической реальности и сохранения церковной, православной модели жизни.

На рубеже XVII-XVIII веков жанровая модель перестраивается вслед за нацией, которая перестраивается на решение внутренних проблем. Появляются новые жанры, сменяются эстетические приоритеты:

· Традиционная литература была анонимной, имя автора ничего не значила с точки зрения эстетической ценности произведения. Постепенно появляются произведения авторские, и идея личной авторской ответственности за написанное начинает занимать ведущее место в литературе. Литература перестраивается от анонимного авторства к личному. Если в традиционной литературе авторство было коллективным, соборным, то в XVIII веке появляется личностная ответственность за книгу.

· Личностное авторство создает условия для литературного диалога, литературной полемики, а, значит, создает условия для создания литературной среды.

· Литература начинает не воспроизводить жизнь как таковую, а корреспондировать с ней, выбирать те сюжеты, которые отвечают потребностям самой литературы. Постепенно литература начинает осознавать самое себя, определять свои потребности, в частности, в развитии тех или иных форм, литературных жанров. Литература начинает осознавать себя как самоценное явление, наряду, например, с наукой.

· В традиционной литературе произведения бытовали, в основном, как рукописные. Постепенно появляется все больше произведений печатных. В начале XVIII века появляется взлет книгопечатания, появляются условия для создания массовой, то есть доступной грамотному читателю, литературы.

· Изменяется содержание литературы. В древнерусской и средневековой литературе основное содержание произведений представлено библейскими, евангельскими и историческими сюжетами. На рубеже XVII-XVIII веков появляются художественные произведения, основанные на авторском вымысле. Авторский вымысел становится основным способом и содержанием художественных произведений.

Таким образом, на рубеже 17-18 веков происходит перестройка эстетического сознания и переход к новоевропейскому эстетическому сознанию. Однако при этом русская литература не отказывается от своих ценностей (см. Лотман, «Русская литература XVIII века в контексте культуры»). Лотман: русская литература, переходя к новоевропейскому типу сознания, сохраняет традиционную структуру ценностных характеристик. Главные ценности:

· Отношение к слову не как к игре, а как к слову-истине, к божественному глаголу. Отсюда отношение к писателю и к поэту в русской литературе как к пророку.

· Сохраняется отношение к литературе как к трибуне, к общественной кафедре, с которой вещает поэт-пророк.

· Стремление русской литературы к независимости от власти. Русская литература с древних времен позиционировала себя как самостоятельную духовную власть, формирующую самостоятельные духовные ценности.

Ведущие литературоведы, например, Л.В. Пумпянский, отмечают, что сложность литературного развития XVIII века определяется тем, что она воспринимает ряд духовных волн, идущих с запада, как материал для творческой переработки и как возможность создания не копий западноевропейских эстетических моделей, а их национальных эквивалентов.

В 18 веке в России ведущим, но не единственным литературным направлением был классицизм. В середине – второй половине 18 веке формируется целый ряд контрклассицистических макромоделей, таких как предромантизм, сентиментализм, а также авторских микромоделей. С 1730-х по 1770-е гг формируется и утверждается как ведущий классицистический метод.

Законспектировать:

Реформа русского стихосложения:







Сейчас читают про: