double arrow

ЯВЛЕНИЕ III

ЯВЛЕНИЕ II

ЯВЛЕНИЕ I

Действие второе

ЧЕТВЕРТЫЙ БАЛЕТНЫЙ ВЫХОД

ТРЕТИЙ БАЛЕТНЫЙ ВЫХОД

ВТОРОЙ БАЛЕТНЫЙ ВЫХОД

Танцующие полицейские в такт щелкают Полишинеля.

Полишинель. Раз и два, три-четыре, пять и шесть, семь и восемь, девять-десять, одиннадцать - двенадцать, и тринадцать, и четырнадцать, и пятнадцать...

Полицейские

Эй, со счета не сбивать!

Начинайте-ка опять!

Полишинель. Ах, господа, моя бедная голова больше не выдержит, вы превратили ее в печеное яблоко! Лучше уж палочные удары, чем опять щелчки.

Полицейские

Ну что ж, когда тебе приятней палка, -

Пожалуйста, ведь нам не жалко!

Танцующие полицейские в такт бьют Полишинеля палками.

Полишинель. Раз, два, три, четыре, пять, шесть... Ай-ай-ай! Больше не выдержу! Вот вам шесть червонцев, получите!

Полицейские

Ах, славный человек! Вот в ком геройство есть!

Синьор Полишинель, синьор, имеем честь!

Полишинель

Спокойной ночи вам, примите пожеланья...

Полицейские

Синьор Полишинель, синьор, имеем честь!

Полишинель

Всегда готов служить.

Полицейские

Синьор Полишинель, синьор, имеем честь!

Полишинель

Слуга ваш...

Полицейские

Синьор Полишинель, синьор, имеем честь!

Полишинель

До свиданья!

Полицейские танцуют, выражая радость, что получили деньги.

Сцена превращается в комнату Аргана.

Клеант, Туанетта.

Туанетта (не узнает Клеанта). Что вам угодно, сударь?

Клеант. Что мне угодно?

Туанетта. Ах, это вы! Вот неожиданно! Зачем вы пришли?

Клеант. Узнать мою судьбу, поговорить с любезной Анжеликой, увериться в ее чувствах и спросить о ее решении по поводу того рокового брака, о котором меня известили.

Туанетта. Да, но нельзя же так, с места в карьер говорить с Анжеликой: надо действовать тайно. Вам же сказали, что за ней следят, никуда ее не пускают, не позволяют ни с кем разговаривать. Ведь это только случайно, благодаря тетке, охотнице до представлений, нам удалось попасть в театр, где и зародилась ваша страсть. Мы даже никому не сказали об этом приключении.

Клеант. Потому-то я и пришел сюда не как Клеант, влюбленный в Анжелику, а как друг ее учителя пения, который позволил мне сказать, что он посылает меня вместо себя.

Туанетта. Вот ее батюшка. Выйдите на минутку, я скажу ему, что вы здесь.

Арган, Туанетта.

Арган (думая, что он один, и не замечая Туанетты). Господин Пургон велел мне по утрам ходить по комнате двенадцать раз взад и вперед. Вот только я забыл спросить его, как надо ходить, вдоль или поперек.

Туанетта. Сударь, тут к вам...

Арган. Не ори, дрянь ты этакая! У меня сделается сотрясение мозга! Тебе мало заботы, что с больными так громко не разговаривают.

Туанетта. Я хотела сказать, сударь...

Арган. Тише, говорят тебе!

Туанетта. Сударь... (Делает вид, что говорит.)

Аргaн. Что?

Туанетта. Я говорю... (Опять делает вид, что говорит.)

Арган. Что ты говоришь?

Туанетта (громко). Я говорю, там один человек хочет вас видеть.

Арган. Пусть войдет.

Туанетта делает знак Клеанту войти.

Арган, Клеант, Туанетта

Клеант. Сударь...

Туанетта. Не говорите так громко, не то у господина Аргана сделается сотрясение мозга.

Клеант. Сударь, я очень рад, что вижу вас на ногах и что вы чувствуете себя лучше.

Туанетта (с притворным гневом). Как это так, лучше? Неправда! Господин Арган всегда чувствует себя плохо.

Клеант. А я слышал, что господину Аргану лучше, и я нахожу, что вид у него хороший!

Туанетта. Хороший, по-вашему? Очень плохой. Только какие-то нахалы могли вам сказать, что ему лучше. Ему никогда не было так плохо, как сейчас.

Арган. Она совершенно права.

Туанетта. Он ходит, спит, ест и пьет, как все люди, но тем не менее он очень болен.

Арган. Это верно.

Клеант. Сударь, я в отчаянии. Я пришел к вам по просьбе учителя пения вашей дочери: ему пришлось уехать на несколько дней в деревню, и он попросил меня, как своего близкого друга, продолжать с ней уроки, - он боится, что в случае перерыва она забудет все, что уже выучила.

Арган. Очень хорошо. (Туанетте.) Позови Анжелику.

Туанетта. Не лучше ли, сударь, провести господина учителя к ней в комнату?

Арган. Нет. Пусть она придет сюда.

Туанетта. Но он не сможет заниматься с нею как следует, если они не будут одни.

Арган. Ничего, ничего.

Туанетта. Сударь, это только растревожит вас, а ведь вас никак нельзя волновать в таком состоянии: всякое сотрясение вредно для вашего мозга.

Арган. Нисколько, нисколько: я люблю музыку, и я буду очень рад... А, вот и она! (Туанетте.) Поди узнай, оделась ли моя жена.


Сейчас читают про: