double arrow

Этапы развития военной прозы


Вопрос 46. Русский исторический роман.

Интерес к историческому жанру в отечественной литературе возникает с момента появления первых произведений древнерусской словесности. Постепенно в русской литературе начинают складываться исторические жанры.

Однако ключевую роль в становлении исторического жанра сыграл романтизм, который ввел историзм как важнейший принцип художественного мышления. История впервые начинает осмысляться не отвлеченно, а через конкретного человека, личностно, она начинает переживаться. Человек ощущает ритмы истории, ее пульс. По мнению В. Г. Белинского в статье «Взгляд на русскую литературу 1847 года», заслуга исторического романа начала XIX века заключается в сближении литературы с действительностью («. всеми силами стремится к сближению с действительностью, к натуралистичности»).

КЮХЛЯ — герой биографо-исторического романа Ю.Н.Тынянова «Кюхля» (1925, подзаголовок первых изданий — «Повесть о декабристе»). Героем романа Тынянова является реальное историческое лицо — родившийся в Петербурге сын саксонского дворянина, коллежский асессор Вильгельм Карлович Кюхельбекер (1797-1846), друг А.С.Пушкина и А.С.Грибоедова, выпускник Царскосельского лицея, поэт, принадлежавший к литературной группе «младшие архаисты», и революционер-декабрист, принявший активное участие в вооруженном восстании на Сенатской площади 14 декабря 1925 года, сосланный и умерший в Сибири. Созданию образа К. предшествовало глубокое и всестороннее изучение Тыняновым архива, содержащего рукописи и дневник Кюхельбекера, знакомство с историческим материалом, касающимся его личности, совершенно забытой ко времени сочинения романа. В рамках научной работы Тыняновым была написана статья «Архаисты и Пушкин» (1924, печ. 1926), подготовлено к изданию собрание сочинений Кюхельбекера. Жанр исторического романа, вплотную примыкающего к научной биографии, позволил Тынянову преодолеть каноны литературного жизнеописания. Трагический облик этого неудачника, по выражению В.Шкловского, «был воскрешен Тыняновым» из небытия. Его К. ожил перед читателем в правде своих чувств, надежд и стремлений как незаурядный художник слова и выразитель психологии и этики декабристского движения. Личное и бытовое в жизни К. приобретает у Тынянова исторический смысл, раскрывая судьбу К. от младенчества до смерти. К. трогателен, человечен, неловок, но чистое стремление к справедливости делает его романтиком декабризма, всем сердцем принадлежащим этому движению. К. олицетворяет возвышенное начало декабризма, являясь носителем морали тираноборства, подобно Бруту и Ризги. Тынянов показывает столкновение наивного чудака К. с реальной жизнью, происходящее по вечному сюжету типа «бумажного солдата» Б.Окуджавы: «Он переделать жизнь хотел, чтоб был счастливым каждый. А сам на ниточке висел». Н.Асеев считал даже, что образ К.Тынянов списал с Велимира Хлебникова. При создании образа К. Тынянов впервые подошел к документу как художник. «Художественная литература,— писал он,— отличается от истории не выдумкой, а большим, более близким и кровным пониманием людей и событий».

Смотри

Исторический роман как

автобиография (о романе

Ю. Давыдова «Бестселлер») http://www.biblioteka.vpu.lt/zmogusirzodis/PDF/svetimosioskalbos/2004/Lassan.pdf

Вопрос 47

В военной прозе можно выделить два периода: 1)проза военных лет: рассказы, очерки, повести, написанные непосредственно во время военных действий, вернее, в короткие промежутки между наступлениями и отступлениями;

2)послевоенная проза, в которой происходило осмысление многих больных вопросов, как, например, за что русскому народу выпали на долю такие тяжкие испытания? Почему в первые дни и месяцы войны русские оказались в столь беспомощном и унизительном положении? Кто виноват во всех страданиях? И другие вопросы, которые возникали при более пристальном внимании к документам и воспоминаниям очевидцев в уже отдаленном времени. Но все же это условное деление, потому что литературный процесс – это явление порой противоречивое и парадоксальное, и осмысление темы войны в послевоенное время было сложнее, чем в период военных действий. Самые достоверные произведения о войне создали писатели-фронтовики: В.К. Кондратьев, В.О. Богомолов, К.Д. Воробьев, В.П. Астафьев, Г.Я. Бакланов, В.В. Быков, Б.Л. Васильев, Ю.В. Бондарев, В.П. Некрасов, Е.И. Носов, Э.Г. Казакевич, М.А. Шолохов. На страницах прозаических произведений мы находим своеобразную летопись войны, достоверно передававшую все этапы великой битвы советского народа с фашизмом. Писатели-фронтовики, вопреки сложившимся в советское время тенденциям к лакированию правды о войне, изображали суровую и трагическую военную и послевоенную действительность. Их произведения – правдивое свидетельство времени, когда Россия воевала и победила. Большой вклад в развитие советской военной прозы внесли писатели так называемой "второй войны", писатели-фронтовики, вступившие в большую литературу в конце 50-х – начале 60-х годов. Это такие прозаики, как Бондарев, Быков, Ананьев, Бакланов, Гончаров, Богомолов, Курочкин, Астафьев, Распутин. В творчестве писателей-фронтовиков, в их произведениях 50-60-х годов, по сравнению с книгами предшествующего десятилетия усиливался трагический акцент в изображении войны. Война в изображении прозаиков-фронтовиков – это не только и даже ни сколько эффектные героические подвиги, выдающиеся поступки, сколько утомительный каждодневный труд, труд тяжелый, кровавый, но жизненно необходимый. И именно в этом каждодневном труде и видели советского человека писатели "второй войны". В 1992 году Астафьев В.П. опубликовал роман "Прокляты и убиты". В романе "Прокляты и убиты" Виктор Петрович передает войну не в "правильном, красивом и блестящем строе с музыкой и барабанами, и боем, с развевающимися знаменами и гарцующими генералами", а в "ее настоящем выражении – в крови, в страданиях, в смерти". Белорусский писатель-фронтовик Василь Владимирович Быков считал, что военная тема "уходит из нашей литературы потому же..., почему ушли доблесть, честь, самопожертвование... Изгнано из обихода героическое, зачем нам еще война, где эта ущербность всего наглядней? "Неполная правда" и прямая ложь о войне на протяжении многих лет принижает смысл и значение нашей военной (или антивоенной, как иногда говорят) литературе". Изображение войны В. Быковым в повести "Болото" вызывает протест у многих российских читателей. Он показывает безжалостность советских солдат по отношению к местным жителям. Сюжет таков, судите сами: в тыл к врагу, в оккупированной Белоруссии, высадились парашютисты в поисках партизанской базы, потеряв ориентир, взяли в проводники мальчика... и убивают его из соображения безопасности и секретности задания. Не менее страшный рассказ Василя Быкова – "На болотной стежке" – это "новая правда" о войне, снова о безжалостных и жестоких партизанах, расправившихся с местной учительницей лишь только за то, что она просила их не уничтожать мост, иначе немцы уничтожат всю деревню. Учительница в деревне последний спаситель и защитник, но она была убита партизанами как предатель. Произведения белорусского писателя-фронтовика Василя Быкова вызывают не только споры, но и размышления.

Леонид Бородин опубликовал повесть "Ушел отряд". В военной повести изображена также другая правда о войне, о партизанах, герои которой солдаты – окруженцы первых дней войны, в немецком тылу в партизанском отряде. По-новому рассматривает автор взаимоотношения оккупированных деревень с партизанами, которых они должны кормить. Командир партизанского отряда застрелил старосту деревни, но не предателя старосту, а своего для сельчан человека, лишь за одно слово против. Эту повесть можно постановить в один ряд с произведениями Василя Быкова по изображению военного конфликта, психологического боренья плохого с хорошим, подлости и героизма.

Не даром писатели-фронтовики сетовали, что не вся правда о войне написана. Прошло время, появилась историческая дистанция, которая позволила увидеть прошедшее и пережитое в истинном свете, пришли нужные слова, написаны другие книги о войне, которые приведут нас к духовному познанию прошлого. Сейчас трудно представить современную литературу о войне без большого количества мемуарной литературы, созданной не просто участниками войны, а выдающимися полководцами.

Тема войны занимала далеко не последнее место в русской литературе второй половины XX века. "Пастух и пастушка" – лишь одно из произведений, освещающих ее. Я люблю эту повесть за то, что она вселяет в читателя надежду, веру и любовь. Только любовь помогает людям пережить смерть близких, тяжелые травмы, страх, боль.

Военная проза 1950-60-х гг. («проза лейтенантов»)

У ее истоков стоял роман В. Некрасова «В окопах Сталинграда».

Некрасов, сам пройдя войну офицером саперного батальона, смог

в художественной форме показать «окопную правду», в которой героями

были простой солдат, простой офицер. И победу одержали

простые люди - народ. Эта тема стала центральной в лучшей военной

прозе 1950-60-х гг.

Константин Симонов (1915-1979) «Живые и мертвые», «Солдатами

не рождаются» (1959-1971) - правдивая история о войне с первых

дней. В романах звучат вопросы: «Кто виноват, что в начале войны

было так много человеческих жертв?» «Кто виноват, что армия не

была в боевой готовности?»

В повестях Г. Я. Бакланова «Пядь земли» (1959), «Мертвые сраму

не имут» (1961) иЮ. В Бондарева - «Батальоны просят огня» (1957),

«Последние залпы» (1959), а позже в романе «Горячий снег» (1969)

о войне рассказана правда без прикрас.

В «лейтенантской прозе» очень ясно прозвучала тема судьбы и

нравственного выбора. На войне, перед лицом постоянно ожидаемой

смерти, человек просто вынужден делать свой нравственный

выбор: сказать правду или солгать, струсить и предать или же погибнуть,

но остаться верным долгу. Название одного из романов Ю. Бондарева

так и звучит: «Выбор».

Лит-ра послевоенного десятилетия (общественно-политическая обстановка, основные темы)

особенности развития отечественной эпической прозы периода В.О.В. и послевоенных десятилетий. Поэтизация человека-воина, романтическая окрашенность повествования о подвигах – характерные особенности повестей и романов тех лет: «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого (1946), «Александр Матросов» П. Журбы (1949), «Солдаты» М. Алексеева (1951 - 1953), «Зеленый луч» Л. Соболева (1954). В этих произведениях закладывался фундамент послевоенной документально-художественной прозы о войне. В разных жанровых формах был создан выразительный образ человека на войне и в тылу. Трудными путями возвращались люди к мирной жизни. Это талантливо запечатлено в произведениях «Жатва» (1950) Г. Николаевой,. Сложные духовно-нравственные проблемы, острые личные коллизии отражены в них. Большой интерес читателей вызвали произведения М. Пришвина, К. Паустовского, И. Соколова-Микитова, П. Бажова и др. Самобытные характеры русских умельцев, талантливых людей-творцов красоты изображены авторами с любовью, имеют глубокий символический смысл. Тема красоты земли, сохранения ее несметных богатств звучала после войны очень актуально. Она нашла художественное воплощение в творчестве не только названных писателей. Значительным событием в истории отечественной литературы послевоенного периода стал роман Л. Леонова «Русский лес» (1953). Осмысление национальной истории, характеров, постановка важной проблемы сохранения русского леса звучали для современников писателя, переживших войну и разруху, как руководство к действию. Социальный роман приобрел философскую глубину. Историческая тематика по-прежнему громко заявляла о себе. Изменились принципы изображения: вымысел в военно-исторических романах уступил место реальным фактам, писатели обращались к архивным материалам, воспоминаниям, связывали действия своих героев с историческими деятелями, искали аналогии, на основании которых давали свое представление о национальном типе: С. Злобин «Степан Разин» (1951), К. Федин «Первые радости» (1945), «Необыкновенное лето» (1947- 1948), Г. Марков «Строговы» (1949), К. Седых «Даурия» (1949) и другие. В первые послевоенные десятилетия в литературе продолжали активно работать писатели старшего поколения. Были опубликованы вторая часть романа М. Шолохова «Поднятая целина» (1955 - 1958), произведения сложного в жанровом отношении, полифонического, столь же новаторский с точки зрения формы и содержания рассказ «Судьба человека» (1957) Шолохова, роман Л. Леонова «Вор» (вторая редакция), повесть П. Нилина «Жестокость» (1956). Возмужало новое поколение прозаиков-участников войны. С их приходом в литературу расширились тематические и жанровые границы эпической прозы. Ярко заявила о себе лирическая проза. В 1947 году А.Т. Твардовский опубликовал главы будущей лирической книги «Родина и чужбина» В книге Твардовского отражено личное восприятие автором войны, нарисованы портреты людей, встреченных в годы войны и оказавших влияние на формирование у автора таких понятий, как «Родина и чужбина». Более поздняя проза о войне дала примеры раскрытия подвига героя как свершения трудного дела на войне (произведения Ю. Бондарева, Г. Бакланова, В. Быкова). Твардовский хотел изобразить многоликую народную массу, ее участие в ВОВ, ее подвиг. Однако, считая свою биографию социально типичной, полагал возможным связывать события своей жизни с общим ходом истории, вводя свою биографию в контекст жизни страны. Вслед за книгой Твардовского были опубликованы «Владимирские проселки» (1957) и «Капля росы» (1960) В. Солоухина, «Дневные звезды» О. Берггольц, «На Ельнинской земле» (1969) М. Исаковского, в которых в форме лирических раздумий, воспоминаний в свободной, почти очерковой форме изображены картины жизни, личной биографии и истории страны в предвоенный период и в годы войны. Авторский голос в его эстетическом многообразии открыто звучал в произведениях этих писателей. Столь же открыто была заявлена авторская позиция в очерковой прозе. Интересна книга В. Овечкина «Районные будни» (1953). Развивая традиции русской очерковой прозы, В. Овечкин внес новое в разработку этого жанра, усилив страстную публицистичность и аналитичность оценки изображенной действительности. Цикл очерков объединен в книгу, имеющую сквозную тему, проблему, героев, единую концепцию автора, развенчивающего бюрократизм и бездушие чиновников. Книга очерков В. Овечкина была воспринята критикой далеко неоднозначно, порой враждебно. Это был смелый гражданский поступок человека, не лакирующего действительность, а вскрывающего сложные проблемы жизни деревни. Границы жанра социального очерка вслед за В. Овечкиным раздвинули Г. Троепольский своим сатирическим очерком «Записки агронома» (1954), лирико-драматический цикл очерков А. Калинина «На среднем уровне» (1954),
В ряде других произведений: «Тугой узел» (1956) В. Тендрякова, «Безотцовщина» (1961) Ф. Абрамова и др. писатели, повествуя о жизни деревни, усилили публицистический накал повествования, расширили рамки социальной повести.


Сейчас читают про: