double arrow

Начало объединения русских земель вокруг Москвы. Политика первых московских князей.


М.М. Шумилов и С.П. Рябикин, выясняя причины и условия возвышения Москвы (впервые ставшей стольным городом особого княжества в конце 40-х гг. XIII в., а до этого принадлежавшей владимирским князьям), проанализировали всю совокупность факторов и обстоятельств, превративших ее в столицу великорусского государства.

1. Серединное географическое положение Москвы (город находился на перекрестке трех важнейших дорог). С северо-запада от Литвы она была прикрыта Тверским княжеством; с востока и юго-востока от Золотой Орды - другими русскими землями, что способствовало притоку сюда жителей и постоянному возрастанию плотности населения. Пересечение торговых путей способствовало превращению Москвы в крупный центр экономических связей между русскими землями.

2. Генеалогическое положение московских князей во многом предопределило особенности их мировоззрения и политического поведения. «Как город новый и окраинный, Москва досталась одной из младших линий Всеволодова (Большое Гнездо) племени. Поэтому московский князь не мог питать надежды дожить до старшинства и занять старший (владимирский) великокняжеский стол. Чувствуя себя бесправным среди родичей и не имея опоры в обычаях и преданиях старины, он должен был обеспечивать свое положение иными средствами, независимо от очереди старшинства. Благодаря этому московские князья рано выработали своеобразную политику, состоявшую в умении пользоваться условиями текущей минуты» (В.О. Ключевский).




3. Первые московские князья (в отличие, например, от тверских), будучи ловкими и гибкими политиками, «вовсе не думали о борьбе с татарами; видя, что на Орду гораздо выгоднее действовать деньгами, чем оружием, они усердно ухаживали за ханом и сделали его орудием своей политики» (В.О. Ключевский). Умело интригуя в Орде, они приобретали у хана ярлык на великое княжение и предотвращали карательные экспедиции захватчиков; «покупкой, захватом - непосредственным или с помощью Орды - вынужденным отказом удельных князей от своих прав, колонизацией пустых пространств» (С.Г. Пушкарев) расширяли свои владения; податными и другими льготами, дополнительными расходами удерживали старое и привлекали новое население, выкупали пленных.

4. Московские князья, как правило, являлись долгожителями. В отличие от соседей они почти не знали внутрисемейных распрей и усобиц. Начиная с Ивана Калиты, «в продолжение ста лет …великим князем становился обыкновенно старший сын предшествовавшего великого князя. Неоспариваемый переход великокняжеской власти от отца к сыну, повторявшийся в продолжение нескольких поколений, стал обычаем, на который общество начало смотреть как на правильный порядок, забывая о прежнем порядке преемства по старшинству» (В.О. Ключевский).



5. Первые успехи московских князей получили поддержку со стороны православного духовенства. В 1299 г. митрополит Максим переехал из Киева во Владимир-на-Клязьме. Его преемник митрополит Петр подолгу жил в Москве и умер там в 1326 г. Преемник же последнего, Феогност, окончательно поселился в этом городе. «Так Москва стала церковной столицей Руси задолго прежде, чем сделалась столицей государственной. Богатые материальные средства, которыми располагала тогда русская церковь, стали стекаться в Москву, содействуя ее обогащению. Еще важнее было нравственное впечатление, произведенное этим перемещением митрополичьей кафедры на население Северной Руси. Это население с большим доверием стало относиться к московскому князю, предполагая, что все его действия совершаются по благословению старшего святителя русской церкви… сочувствие церковного общества, может быть, всего более помогло московскому князю укрепить за собою национальное значение в Северной Руси» (В.О. Ключевский).

6. После того как московские князья стали великими, в Москву потянулись бояре и вольные слуги не только из соседних княжеств, но также из Киевской, Волынской и Черниговской областей. Поступая на московскую службу, сулившую больше выгод и почета, чем служба другим князьям, они усиливали собой рать московскую. «Быть слугою и боярином великого князя было лучше, чем служить в простом уделе; поэтому слуги московских князей старались, чтобы великое княжение всегда принадлежало Москве. Бояре московские были верными слугами своих князей даже тогда, когда сами князья были слабы или недееспособны» (С.Ф. Платонов).



В Москве Боярская дума начала раньше, чем в других городах, выступать из сферы дворцового управления, а бояре московские - превращаться из дворцовых приказчиков в государственных советников. Удельные князья в XIV–XV вв. обычно управляли посредством случайных лиц, слабо связанных с ними и между собой. В противоположность этому «московский князь еще прежде, чем стал во главе объединенной Северо-Восточной Руси, правил уже посредством довольно плотного класса. Это был факт новый, может быть, первый, которым обозначился выход верхневолжской Руси из состояния удельного дробления» (В.О. Ключевский). А.А. Зимин придавал московскому боярству, сплоченному в военно-служилую корпорацию, решающую роль в объединении русских земель вокруг Москвы.

7. Могущество Москвы было укреплено постройкой в 1367 г. белокаменного Кремля, который ни разу не был взят военным штурмом. Для применявшихся в XIV–XV вв. средств нападения он представлял собой неприступную крепость.


 

 








Сейчас читают про: