double arrow

Но, предположим, дерево (человек) по природе неполноценно. Тогда оно не в состоянии измениться. Не потому что не хочет, а потому что не может.


Калеки не являются проблемой. Если все общество живо, мы сможем вылечить их. Мы сможем все проанализировать и помочь им. Им необходимо будет помочь, так как они сами ничего не в состоянии сделать. Но общество так же повинно в их беспомощности. Например, из-за ваших моральных понятий сын проститутки ущербен. Он испытывает чувство вины за что-то, за что он совершенно не ответственен. Что он может поделать, если его мать проститутка? Как он может это исправить? Но из-за этого общество относится к нему иначе. И пока мы не изменим своего отношения к сексу, не исчезнет у него чувство вины за то, что он сын проститутки.

Поскольку мы сделали брак священным, проституция неизбежно будет считаться грехом. Но проституция существует как раз благодаря браку. Она является частью всего института брака.

Для человеческого ума, такого как он есть, постоянные отношения являются неестественными. С одним человеком можно постоянно жить, только если этого требует закон. Но это не должно быть законом. От меня не должны требовать, что если сегодня я люблю этого человека, то и завтра я тоже должен его любить. Природа такого не требует. Нет врожденной необходимости в том, чтобы и завтра продолжалась эта любовь. Она может быть, а может и не быть. И чем больше вы заставляете, тем невозможнее это становится. И тогда с черного хода пробирается проституция. Пока наше общество не позволит свободы отношений, мы не избавимся от проституции.




Когда отношения постоянны, вам это приятно; ваше эго довольно. И чтобы удовлетворить ваше эго - тем, что вы верный муж или преданная супруга - следует осудить проституцию. Тогда осуждается и сын проститутки, и это порождает болезнь.

Но это исключительные случаи. Когда кто-то болен физически или психически, то ему надо помочь, вылечить его. Но это не относится ко всему обществу. 99% - это наше собственное порождение; один процент - это исключения. Этот один процент не является проблемой. Если изменятся остальные 99%, тогда даже этот один процент будет ими затронут. Нам еще трудно определить, до какой степени наш ум влияет на нашу физиологию. Чем больше мы знаем, тем неувереннее мы становимся. Многие болезни поражают наше тело как раз из-за нашего ума. Пока наш ум не станет полностью свободным, мы не сможем с уверенностью знать, что болезни зарождаются в теле.

Многие болезни присущи только людям. У животных они не встречаются. Животные здоровее нас. У них меньше болезней, меньше уродств. И нет причин, мешающих человеку быть здоровее, живее, красивее. Дрессировка, которой мы подвергались десятки тысяч лет, эта длительная тренировка ума, возможно, есть главная причина. Но когда сам являешься частью той же модели, то трудно себе это даже представить.



Многие физические заболевания вызваны покалеченным умом. А мы калечим умы всех! Первые семь лет жизни ребенка самые главные. Если покалечить ум, то потом гораздо труднее что-либо изменить. Но мы калечим, причем из наилучших побуждений. Чем глубже в корни ума проникает психология, тем большими преступниками являются родители, конечно неосознанно; тем преступнее учителя и вся система образования, но неосознанно. Они, в свою очередь, пострадали от старшего поколения. Они дальше распространяют болезнь.

Но сейчас открылась новая возможность. Впервые, особенно на Западе, человек освободился от повседневных забот. Теперь мы можем - экспериментировать с этими новыми возможностями для ума. В прошлом это было невозможно, потому что нужды тела были таким тяжким бременем, их было трудно удовлетворять. Но теперь появилась возможность. Мы живем на пороге глубокой революции, невиданной еще в истории человечества. Сейчас возможна революция сознания. С большими возможностями знания и понимания мы можем измениться. Для этого понадобится много времени, но нам открывается такая возможность. Если мы посмеем, если у нас хватит мужества, мы осуществим ее.

Все человечество поставлено на карту. Мы либо вернемся к старому, либо уйдем в новое будущее. Это не вопрос третьей мировой войны, коммунизма или капитализма. Эти проблемы уже устарели. Приближается новый кризис. Мы либо решим иметь новое сознание и трудиться для этого, либо мы откатимся назад, возвратимся к старым моделям.



Регресс также возможен. Когда возникает кризис, ум имеет тенденцию к регрессу. Когда возникает ситуация, с которой вы не в силах справиться, вы регрессируете. Например, если этот дом сейчас загорится, вы начнете вести себя как дети. Во время пожара от вас требуется зрелость, большее понимание, способность вести себя осознано, но вместо этого вы возвращаетесь в пятилетний возраст и ведете себя так, что подвергаете себя еще большей опасности.

Существует печальная возможность того, что, если мы попытаемся создать нового человека, мы очутимся перед лицом неведомого и нового, и мы можем откатиться назад. Есть даже пророки, призывающие к возврату в прошлое: "В прошлом был золотой век. Возвратимся в прошлое!" Я считаю это самоубийственным. Мы должны идти в будущее, каким бы опасным и трудным оно ни было.

Жизнь должна идти вперед. Мы должны найти новый образ существования. Я надеюсь, что это случится. И это должно произойти на западной почве, потому что Восток - это не что иное, как Запад триста лет тому назад. Восток обременен проблемами выживания и поддержания жизни, а Запад свободен от этого.

Когда ко мне приходят молодые люди с Запада, я всегда понимаю, что они могут либо прогрессировать, либо регрессировать. И в определенном смысле они регрессируют, ведут себя, как малые дети, как дикари. Это плохо. Бунт их хорош, но они должны вести себя как новые люди, а не как дикари. Они должны создать в себе возможности нового сознания.

Вместо этого они опьяняют себя наркотиками. Наркотики всегда привлекали и очаровывали ум дикарей. Если те, кто выпадают из западного общества, ведут себя как дикари, то это не бунт, а реакция и регресс. Им следует вести себя как новое человечество. Они должны идти к новому сознанию - целостному, глобальному, принимающему все противоречивые возможности человеческого существа.

Разница между животными и человеком в том, что животные имеют ограниченные возможности, а возможности человека бесконечны. Но они только возможности. Человек способен расти, но этому росту нужно помочь. Мы должны открыть центры во всем мире, где сможем это делать.

Ум должен быть воспитан логическим, рациональным образом. Но одновременно его следует обучать иррациональной, нелогичной медитации. Следует воспитывать разум, но также и эмоции. Рассудок не должен развиваться за счет чувств. Сомнение необходимо, но также и вера.

Легко верить без сомнений, легко сомневаться без веры. Но этих простых формул уже недостаточно. Теперь мы должны создать здоровое сомнение, упорный, скептический ум, который сосуществует с доверчивым умом. И внутреннее существо должно уметь двигаться от одного к другому: от сомнения к доверию, и назад. В объективных исследованиях следует проявлять сомнение и осторожность. Но рядом существует и другое измерение, в котором ключом будет вера, а не сомнение. И оба они нужны.

Проблема заключается в том, как создать противоречащие полюса одновременно. Вот, что меня интересует. Я буду продолжать создавать сомнение, и я буду продолжать создавать веру. В этом я не вижу никакой непоследовательности, потому что для меня самым важным является движение, движение от одного полюса к другому.

Чем больше мы фиксируемся на одном полюсе, тем это труднее. Например, на Западе вы культивируете активность. Но вы плохо спите. Когда вы ложитесь спать, уму нужно переключиться с активности на пассивность, а он этого не может. Вы вертитесь в постели; ум продолжает работать. Чтобы заснуть, вы принимаете успокоительные средства. Но вынужденный сон не дает отдыха; он поверхностен. В глубине кипят беспокойства. Такой сон превращается в кошмар.

Противоположное происходит на Востоке. Восток хорошо спит, но он не умеет быть активным. Даже утром восточный ум пребывает в летаргии. Столетиями он хорошо спал и только, в то время как вы много сделали, но породили беспокойство, дискомфорт. Из-за этого беспокойства все, что вы сделали, бесполезно. Ведь вы даже спать не в состоянии!







Сейчас читают про: