double arrow

Внутриполитическая жизнь страны в послевоенные годы


 

Возвращение к мирной жизни советского народа, перенесшего все тяготы военного времени, вызвало надежду на смягчение политического режима. Однако в реальной жизни возобладала линия на ужесточение контроля над умами. Руководство всеми сферами общества сосредоточилось в Секретариате ЦК партии.

По окончании войны И. В. Сталин был освобожден от должности наркома обороны, но сохранил за собой пост председателя Совнаркома. Он продолжал оставаться членом Политбюро и Оргбюро ЦК ВКП(б). Возросший за годы войны авторитет И. В. Сталина поддерживался всей системой административно-бюрократического и идеологического аппарата.

Об ужесточении режима свидетельствовало его обращение с военнопленными, репатриированными в СССР. Большинство военнопленных были отправлены в лагеря и ссылки.

Срывы в производстве стали объясняться «вредительством» со стороны руководства отраслей промышленности. В 1946 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) специально рассматривалось дело этих «вредителей» («Дело Шахурина, Новикова и др.»). На рубеже 1940–1950-х гг. руководители Политбюро обсуждали «дела» лиц, якобы занимавшихся вредительством в автомобилестроении, в системе московского здравоохранения.




В 1949 г. руководители Ленинградской партийной организации были обвинены в создании антипартийной группы и проведении вредительской работы («ленинградское дело»). Обвиняемыми являлись партийные деятели, советские и государственные работники. Среди них А. А. Кузнецов – секретарь ЦК ВКП(б), М. Н. Родионов – председатель Совета Министров РСФСР и др. Одновременно было сфабриковано обвинение против Н. А. Вознесенского – председателя Госплана СССР, крупного ученого-экономиста. Он обвинялся в неудовлетворительном руководстве Госпланом, в антигосударственных и антипартийных поступках. Организаторы несуществовавшей антипартийной группировки были приговорены к расстрелу, несколько человек – к длительным срокам лишения свободы.

В идеологической области широким фронтом было развернуто наступление на либеральные силы: началась борьба с «упадничеством», «заграничным влиянием», «мелкобуржуазным индивидуализмом». Руководство контролем за интеллектуальной жизнью страны было возложено на А. А. Жданова.

1952. С. 3–9, 12–14.

Журналы «Звезда» и «Ленинград» за публикации А. Ахматовой и М. Зощенко были подвергнуты жесткой критике в специальном постановлении ЦК ВКП(б) в 1946 г. Другое постановление подвергало критике «безыдейные», т. е. без идеологических лозунгов, фильмы. Ждановщина затронула и музыку. В постановлении 1947 г. «О декадентских тенденциях в музыке» осуждались опера Мурадели «Великая дружба», «Шестая симфония» Шостаковича и «Поэмы» Хачатуряна.



Идеологический контроль был распространен на все сферы духовной жизни: многие науки – кибернетика, психоанализ, волновая механика – были отвергнуты как «буржуазные». В 1952 г. было сфабриковано «дело врачей». Группа крупных специалистов-медиков была обвинена в шпионаже.

Идеологическое и политическое ужесточение 1945–1953 гг. привело к разрастанию репрессивных органов и системы лагерей. В 1948 г. были созданы лагеря «специального режима», в которых содержались лица, осужденные за антисоветскую деятельность.

 

3. Внешняя политика во второй половине
40-х – начале 50-х гг. ХХ в.

 

После окончания Второй мировой войны на мировой арене столкнулись две различные политические линии, противоположные платформы. Одну отстаивали Советский Союз и страны народной демократии, другую – капиталистические государства (США, Англия, Франция и др.). Противостояние этих двух систем привело к «холодной войне».

Термин «холодная война» появился в 1947 г. Под ним подразумевалось состояние экономической, политической, идеологической конфронтации.

Разработанная госсекретарем США Дж. Маршаллом программа предусматривала оказание экономической помощи европейским странам, пострадавшим в годы Второй мировой войны. Для участия в конференции по этому вопросу были приглашены СССР и страны народной демократии. Советское правительство расценило план Маршалла как оружие антисоветской политики и отказалось от участия в конференции.



Идеология и практика сталинизма наложили негативный отпечаток на взаимоотношения Советского Союза с внешним миром. Они базировались прежде всего на представлениях о неминуемом и близком крахе буржуазного строя, о непримиримости противоречий между социализмом и капитализмом, обострении идеологической борьбы по мере строительства социализма.

США, занявшие позицию лидера в результате изменения баланса сил, взяли на себя роль доминирующей силы в послевоенном мире.

После войны в странах Центральной и Восточной Европы к власти пришли левые, демократические силы. Созданные в них новые правительства возглавили представители коммунистических и рабочих партий. В 1947 г. на совещании представителей девяти коммунистических партий стран Восточной Европы было создано Коммунистическое информационное бюро (Коминформбюро). На него возлагалась координация действий компартий государств народной демократии, которые стали называть себя социалистическими. В документах совещания был сформулирован тезис о разделении мира на два лагеря – империалистический и демократический (антиимпериалистический). Положение о двух лагерях, о противостоянии на мировой арене двух социальных систем лежало в основе внешнеполитических взглядов партийно-государственного руководства СССР.

Западные державы во главе с США в 1949 г. создали военно-политическую организацию Северо-Атлантического договора(НАТО). В свою очередь Советский Союз, Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия и Албания в мае 1955 г. в Варшаве подписали договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. Была создана Организация Варшавского Договора (ОВД). Для координации взаимопомощи стран народной демократии во главе с СССР в 1949 г. был создан Совет экономической взаимопомощи (СЭВ).

Итоги внешнеполитической деятельности СССР во второй половине 40-х – начале 50-х гг. ХХ в. были противоречивы. Окрепли его позиции на международной арене. В то же время политика конфронтации Востока и Запада в значительной мере способствовала росту напряженности в мире.

 


Начало «оттепели»

 

5 марта 1953 г. умер И. В. Сталин, долгие годы стоявший во главе партии и государства. С его смертью закончилась целая эпоха. Главные соратники Сталина должны были не только решить вопрос о преемственности  социально-экономического курса, но и поделить между собой государственные посты. Вполне реальным мог оказаться отказ от сталинского курса или его смягчение, но оставалась и вероятность его продолжения.

Уже 6 марта приближенные Сталина приступили к распределению руководящих постов. Г. М. Маленков получил пост председателя Совета Министров и первого секретаря ЦК КПСС. Его заместителями были  Л. П. Берия, возглавивший МВД, министр иностранных дел В. М. Молотов, Н. А. Булганин и Л. М. Каганович. К. Е. Ворошилов стал председателем Президиума Верховного Совета. Н. С. Хрущев  был назначен в Секретариат ЦК партии.

С первых же дней новое руководство предприняло шаги, направленные против злоупотреблений прошлых лет. Личный секретариат Сталина был распущен. 27 марта Верховный Совет СССР объявил амнистию для всех заключенных, чей срок не превышал пяти лет.

В середине июля 1953 г. на одном из заседаний в Кремле с обвинениями в адрес Л. П. Берии выступил Н. С. Хрущев. Его поддержали Н. А. Булгарин, В. М. Молотов и др. Несколько офицеров высшего ранга арестовали Берию. Военной стороной этой акции руководил Г. К. Жуков. По его приказу в Москву были введены Кантемировская и Таманская танковые дивизии, занявшие ключевые позиции в центре города. Эта акция осуществлялась силовыми методами. Однако какой-либо альтернативы тогда не существовало.

В сентябре 1953 г. Н. С. Хрущев был избран первым секретарем ЦК КПСС. К этому времени, находясь на партийной работе с 1924 г., он прошел все ступеньки аппаратной лестницы: в 1930-е гг. был первым секретарем Московской организации ВКП(б), в 1938 г. возглавлял партийное руководство на Украине, в 1949 г. был назначен секретарем Московского горкома партии.

После устранения Л. П. Берии между Г. М. Маленковым и       Н. С. Хрущевым начались конфликты, которые касались стратегии развития экономики и общества. Г. М. Маленков выступал за приоритетное развитие легкой промышленности, а Н. С. Хрущев – за подъем сельского хозяйства и тяжелой промышленности.

Хрущев добился для колхозов существенного повышения государственных закупочных цен (в 5,5 раза на мясо, в два раза на молоко и масло, на 50% на зерновые) и списания долгов колхозов, снижения налога с приусадебных участков и с продажи на свободном рынке. Расширение посевных площадей, освоение целинных земель Северного Казахстана, Сибири, Алтая и Южного Урала составляли второй пункт программы Хрущева. За последующие три года было освоено 37 млн. гектаров. В 1954 г. доля целинного хлеба в урожае зерновых составила 50%.

В январе 1955 г. на Пленуме ЦК Н. С. Хрущев выступил с проектом возделывания кукурузы для решения кормовой проблемы (на практике это проявилось в беспрецедентной акции по внедрению этой культуры, зачастую в регионах, совсем не приспособленных для этого).  

На этом же Пленуме ЦК он подверг жесткой критике Г. М. Маленкова за так называемый «правый уклонизм». Руководство правительством перешло к Н. А. Булганину. Позиция Н. С. Хрущева в политическом руководстве страны еще более укрепилась.

1953–1956 гг. – этот период вошел в сознание людей как      «оттепель» (по заглавию романа И. Г. Эренбурга, опубликованного в 1954 г.). Отличительной особенностью этого времени стало не только проведение экономических мероприятий, во многом обеспечивших жизнь советских людей, но и смягчение политического режима. Все чаще в прессе стало появляться выражение «культ личности», постепенно исчезали хвалебные речи в адрес Сталина, часто цитировали Ленина. Не решившись еще на переоценку сталинского правления, партийное руководство страны уже постепенно уходило от экзальтации и славословия по отношению к его личности.

4 тысячи выпущенных на свободу политических заключенных в 1953 г. – первая брешь, пробитая в репрессивной системе. Это перемены, но еще неустойчивые, как «оттепель» ранней весной.

.

ХХ съезд КПСС (1956)

 

14 февраля 1956 г. в Кремле открылся ХХ съезд КПСС.

Отчетный доклад ЦК, представленный съезду Н. С. Хрущевым, подтвердил изменение политического курса, разрыв со сталинскими традициями, осуществленный в течение трех предыдущих лет.

Хрущев подчеркнул важность международной разрядки, заявив, что столкновение блоков не является исторической неизбежностью и что мирное сосуществование должно стать генеральной линией внешней политики СССР. По его мнению, благодаря новому, благоприятному для социализма соотношению сил в мире завоевание власти в «буржуазных странах» могло отныне происходить конституционным путем.

Перейдя к экономике, докладчик изложил основные направления шестого пятилетнего плана. Особое внимание уделялось сельскому хозяйству, производству предметов потребления, которое развивалось опережающими темпами по сравнению со средствами производства, а также жилищному строительству.

В идейно-политическом плане доклад Н. С. Хрущева был достаточно осторожным. Первый секретарь ЦК КПСС ограничился кратким упоминанием преступлений, совершенных «кликой Берии», и несколькими критическими замечаниями в адрес И. В. Сталина, В. М. Молотова, Г. М. Маленкова. Восстановить и упорядочить ленинский принцип коллективного руководства – таков был политический лейтмотив большинства выступлений на съезде.

24 февраля Н. А. Булганин в качестве главы правительства представил экономический доклад, а затем Н. С. Хрущев сообщил советским делегатам, что вечером, после официального закрытия съезда состоится закрытое заседание, куда иностранные участники не будут допущены.

В ночь с 24 на 25 февраля Н. С. Хрущев в течение четырех часов зачитывал делегатам секретный доклад «О культе личности и его последствиях».

 

Из этого доклада участники съезда узнали о «завещании» Ленина, в котором звучала острая критика Сталина. Н.С. Хрущев рассказывал о чистках и незаконных методах следствия, развенчивал миф о Сталине как гениальном продолжателе дела Ленина. Сталин был назван человеком, ответственным за поражения 1941–1942 гг. Доклад также показал вину Сталина за депортацию кавказских народов и за фабрикацию «ленинградского» дела 1949 г. и дела «врачей-убийц». 

Н. С. Хрущев не критиковал, как потом стало казаться, всю деятельность Сталина. Напротив, он защищал все, что было создано Сталиным до 1934 г., осудив массовые репрессии 1930–1940-х гг., критиковал руководство военными операциями. Свои разоблачения он ограничил преступлениями, совершенными по отношению к членам партии, но не по отношению к жертвам открытых процессов, прочих граждан. Сужая рамки незаконных репрессий, доклад обходил ключевой вопрос об ответственности перед обществом партии в целом. Но он показал механизм террора в действии. Но даже выборочное разоблачение преступлений Сталина было для Хрущева огромным политическим риском, ведь большинство делегатов съезда, как, собственно, и он сам, сделали карьеру именно в период культа личности.

В своих мемуарах Н. С. Хрущев, говоря о необходимости выступления на съезде, подчеркивает, что это была последняя возможность высказаться, преодолеть сопротивление старых сил, моральная потребность и ответственность перед большим числом людей, находившихся в заключении.

Основу доклада составили результаты расследования, проведенного специальной комиссией, но Хрущев еще и импровизировал по ходу своей речи. Впечатление, произведенное им в тот день на присутствовавших, было незабываемым.

Сразу же по окончании съезда текст доклада был издан в виде маленькой красной книжки. Первоначально предполагалось, что она будет доступна только членам партии. Но уже в конце марта по указанию Хрущева она стала доступна для всех граждан. В результате за несколько недель десятки миллионов советских людей услышали то, что 24 февраля было сообщено только членам партии. О существовании доклада скоро стало известно и за границей.

После ХХ съезда КПСС многие партработники четко осознали, что процесс десталинизации будет очень трудно удержать в рамках разоблачений, сделанных на съезде. Опасения эти вполне объяснимы: многие сами принимали участие в массовых чистках, всегда активно поддерживали и восхваляли любые действия «вождя народов». Не случайно поэтому в июне 1956 г. вышло постановление «О преодолении культа личности и его последствий», которое было большим шагом назад по сравнению с секретным докладом. Сталин характеризовался в этом постановлении как «человек, который боролся за дело социализма», а его преступления – как «некоторые ограничения внутрипартийной и советской демократии, неизбежные в условиях ожесточенной борьбы с классовым врагом». Культ личности признавался одной из черт сталинского периода, однако это явление рассматривалось исключительно как следствие личных недостатков Сталина. Заслуги Сталина явно перевешивали его слабости, которые не имели решающего значения и не смогли свернуть партию с правильного пути.

На заседании 18 июня 1957 г. семь из одиннадцати членов Президиума ЦК КПСС (Булганин, Ворошилов, Каганович, Маленков, Молотов, Первухин и Сабуров) потребовали отставки Хрущева. Оставшись в меньшинстве, Хрущев настаивал, чтобы конфликт в Президиуме был передан на рассмотрение Центрального комитета – высшей партийной инстанции. Благодаря поддержке Жукова, который организовал доставку военными самолетами членов ЦК, Центральный комитет смог собраться уже 22 июня. ЦК осудил «фракционную деятельность антипартийной группы». Молотов, Каганович, Маленков и Сабуров были исключены из Президиума ЦК, а Первухин переведен в кандидаты. Новый Президиум был расширен до 15 человек за счет перевода в члены Президиума прежних кандидатов (Жукова, Брежнева, Шверника и Фурцевой) и секретарей ЦК.

Июньский кризис 1957 г., завершившийся важным успехом на пути десталинизации, узаконил кардинальный разрыв с прежней политической практикой. Несмотря на тяжесть обвинений, побежденные не были лишены ни жизни, ни свободы.

 После устранения оппозиции и произведенных перемещений в высших органах власти Н. С. Хрущев стал совмещать две должности: первого секретаря ЦК КПСС и главы правительства. Под его руководством был подготовлен проект новой Программы КПСС, утвержденной в 1961 г. на XXII съезде партии. Программа провозгласила вступление страны в период развернутого коммунистического строительства и переход к коммунизму уже к началу 1980-х гг. «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме», – утверждал Н. С. Хрущев. Реальная историческая практика показала утопичность этой идеи.

 







Сейчас читают про: