double arrow

Германия во второй половине 19в. Конституция 1871 г


В германской истории второй половины XIX в. произошло два важнейших события: политическое объединение и превращение Германии в сильнейшую промышленную страну Европы.

Объединение Германии завершилось в результате победы Пруссии во франко-прусской войне 1870—1871 гг. 18 января 1871 г. в Версале была провозглашена Германская империя. Австрия в состав империи не вошла. Главную роль во всех общегерманских делах стала играть Пруссия. Объединение немецких земель осуществилось «сверху», т. е. правящим классом, а не революцией. Важную роль в разработке прусской политики того времени сыграл глава правительства канцлер Бисмарк, талантливый дипломат и верный слуга монархии и прусского юнкерства.

Основной целью его политики было укрепление господства земельной аристократии и позиций Пруссии в Германской империи. В то же время канцлер понимал, что нельзя было не считаться и с крупной буржуазией. При Бисмарке в Германии был проведен ряд преобразований: введена единая денежная система, создан имперский банк, усилена армия. Бисмарк крайне нетерпимо относился к любой оппозиции. Он преследовал буржуазных лидеров и католическое духовенство, которые выражали недовольство господством прусского юнкерства в государственном аппарате. Но особую тревогу у него вызывали социалисты. Бисмарк провел закон против социалистов, который действовал до 1890 г. На основании этого закона запрещались социалистические организации и газеты. В 1890 г. Бисмарк из-за разногласий с новым императором Вильгельмом II вынужден был уйти в отставку. При его преемниках основные направления внутренней политики существенно не изменились. На первом месте была защита интересов юнкеров и крупной буржуазии и подавление оппозиции. Но в ряде случаев правительство шло и на некоторые уступки рабочему классу.




Конституция Германской империи 1871 г. В 1871 г. в значительной мере воспроизвела конституцию Северо-Германского союза. Составители Конституции 1871 г. законодательно закрепили ту же "жесткую" модель федеративно-административного политического устройства, которая разработана была их франкфуртскими предшественниками, передав федеральному собранию (Союзному совету - бундесрату и рейхстагу) законодательную компетенцию по вопросам армии, флота, внешней политики, таможни и торговли, почты, телеграфа, железных дорог, судоходства и пр. При этом Конституцией предписывалось, что "имперские законы имеют пре­имущество перед законами земельными" (гл. II, ст. 2).

В статьи третьей главы "Союзный совет" (Bundesrat) Конституции 1871 г. включены положения, закрепляющие организационную структуру весьма своеобразной формы германской федерации, получившей название "союза неравных". Рейхсрат, формально призванный стоять на страже интересов субъектов федерации, не соответствовал своему назначению, прежде всего в силу неравного представительства входящих в федерацию государств.



Особое место Пруссии в Германской империи определялось и тем, что президентство в Союзе закреплялось за прусским королем, получившим название германского императора. Он обладал по 'Конституции обширнейшими полномочиями. Являясь главой исполнительной власти, он назначал должностных лиц империи, и прежде всего канцлера. Ему принадлежало право созывать, закрывать и распускать Союзный совет и рейхстаг, а также право "разработки и публикации" имперских законов и надзора за их исполнением. Ряд важнейших своих полномочий он осуществлял с согласия Союзного совета: объявление войны и мира, заключение договоров, проведение экзекуций в отношении государств, не выполняющих своих союзных обязанностей, и пр. Представление о роли императора в конституционном механизме было бы неполным без имперского канцлера, воплощавшего в своем лице правительство империи, должность которого традиционно замещал министр-президент Пруссии*, с 1862 по 1890 г. - Отто фон Бисмарк.

Канцлер был не только единственным имперским ми­нистром, но и председателем бундесрата. Его голос был ре­шающим в верхней палате при равенстве голосов (§ 3, ст. 7, разд. III), если он выступал "за сохранение существующих предписаний и установлений, а также если в бундестаге не достигалось соглашения по военным вопросам. И более того, если общие расходы империи не покрывались соответствующими налогами и пошлинами, он имел право назначать взносы имперских государств для пополнения имперского бюджета (гл. XII, ст. 70). На исполнительную власть по Конститу­ции фактически не возлагалось никакой ответственности.+++ Бесконтрольность императора и канцлера опиралась на значительные конституционные полномочия бундесрата с его прусским большинством. В Конституции при всей ши­роте императорских полномочий даже не ставился вопрос о вето кайзера в законодательном процессе. В этом для пра­вительства не было необходимости. Вето было прерогати­вой всегда послушного бундесрата.



Конституция 1871 г. не провозглашала даже формально принципа "народного суверенитета", который приходил в полное противоречие с консервативными представлениями правящих кругов о государственной власти монарха, воля которого явля­ется высшей. От имени императора осуществлялась и испол­нительная, и законодательная власть, определялась компе­тенция государственных учреждений и должностных лиц. В Конституции нет ни декларации, ни главы, посвященной пра­вам и свободам немцев. Вместе с тем самая обширная глава XI посвящена "военному делу империи", в которой закрепляются всеобщая воинская обязанность .







Сейчас читают про: