double arrow

Донбасс в Великой Отечественной войне


К 75летию Великой Победы в Год Великой Победы в ДНР

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

Развивая успех, достигнутый в ходе Курской битвы, Красная Армия приступила к освобождению Донбасса. Сегодня в мире об этой славной странице военной истории, увы, знают немногие. Тем не менее, освобождение Донбасса происходило ценой огромных потерь Красной армии. Причем советское командование предприняло как минимум две попытки.

Сначала было неудачное наступление зимы 1943 года (с 29 января по 17 февраля), которое в советской историографии рассматривалось как логическое продолжение Сталинградской и Северо-Кавказской наступательных операций, хотя фактически это была отдельная операция.

Тогда войска Юго–Западного и Южного фронтов прорвали немецкий фронт и прошли с боями 100-150 км. Но если подвижные части Юго-Западного фронта практически сразу остановились, натолкнувшись на глубоко эшелонированную оборону по реке Миус, то часть 5-й ударной армии успешно завершили прорыв и, переправившись через реку, заняли достаточно удобные позиции для дальнейшего наступления, оттеснив немецкие 454-ю пехотную дивизию и дивизию СС «Викинг».




Тяжелые бои длились несколько месяцев, а затем резкое потепление и начавшееся следом бездорожье не дали возможности советскому командованию быстро перебросить резервы к району прорыва. Зато это в полной мере удалось противнику, и советские части, понеся большие потери, были выдавлены на левый берег Миуса. Немцам удалось закрепиться на правом берегу реки.

На этом попытки освобождения Донбасса не завершились. С 17 июля по 2 августа 1943 года с целью сковать, а при благоприятных условиях, во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта, - и разгромить донбасскую группировку немецких войск была проведена Миуская наступательная операция. Хотя ее основные цели не были достигнуты, тем не менее, советскому командованию удалось допустить переброску сил донбасской группировки в район Курского выступа.

Непосредственно против войск Южного фронта в полосе 180 км оборонялись три немецких армейских корпуса, объединявшие 11 дивизий из состава группы армий «Юг». Кроме того, в состав донбасской группировки противника входила 1-я танковая армия, а в оперативной глубине имелась еще крымская армейская группировка.

На направлении главного удара нашим войскам удалось вклиниться в оборону немцев лишь на 5-6 км и захватить небольшой плацдарм на реке Миус в районе Степановка – Мариновка. Но немецкое командование снова смогло перебросить в полосу Южного фронта два танковых корпуса и 30 июля нанести мощный контрудар. Под натиском превосходящих сил врага советские войска были вынуждены отойти на исходные рубежи.



И только прорыв Миус–фронта в июле 1943 года в ходе Донбасской наступательной операции позволил советским войскам на оперативный просмотр, и освободить восточные районы Украины. К слову сказать, фактически именно здесь, а не под Прохоровкой элитным частям СС и верхмата был устроен настоящий разгром. И можно утверждать, что именно здесь фактически был сломлен хребет германской военной машины.

 

МИУС – ФРОНТ

Стабилизация фронта дала возможность противнику создать глубокоэшелонированную оборону на миусском рубеже, тянувшемся по всему правому берегу реки до Азовского моря. Для фортификационных сооружений использовались скалы и обрывы, Саур-Могила и Самбские высоты.

Широко распространено мнение, что "Миус-фронт" - это лишь укрепление на западном берегу реки Миус. В действительности "Миус-фронт" - это колоссальная оборонительная система. На ней были созданы три оборонительные полосы. Первая на западном берегу Миуса на глубину до 21 км. Вторая - по берегам рек Еланчик и Крынка на глубину до 11 км. Третья - по Кальмиусу и Грузской на глубину до 7 км. Немцы назвали эту полосу "Черепаха". Кроме того, приступили к сооружению четвертой полосы обороны по реке Мокрые Ялы, назвав её "позиция Крокодил". Общая протяженность всех нарытых траншей в системе "Миус-фронта" превышала 18 тысяч километров. Между ними располагались минные поля с плотностью до 1800 мин на квадратный километр.



На один километр фронта приходилось 12-15 дотов и дзотов. На "Миус-фронте" немцы впервые применили изуверские "волчьи ямы", дно которых было утыкано острыми штырями. На позиции "Черепаха" также впервые применялись "крабы" - обтекаемые бронированные колпаки с вмонтированными в них пушками и пулеметами. А также подготовлены подвижные бронированныещиты с амбразурами для ведения огня. На все эти инженерные сооружения была посажена 6-я полевая армия Холлидта (т. н. "армия возмездия" за Сталинград) и 1-я армия генерала Макензена. С воздуха всё прикрывалось 17-й воздушной армией. А командовал всей этой невиданной ранее по масштабам крепостью фельдмаршал Манштейн. Сами немцы всю эту систему обороны именовали "Миус-фронт колоссаль".

Но гитлеровцы еще и вынашивали планы перехода в новое наступление.После предполагавшейся победы вермахта на Курской дуге намечалось окружить силы Южного фронта и, разгромив их, тем самым отомстить за поражение под Сталинградом.

Ожесточённые бои на Миус-фронте разгорелись 17 июля 1943 года. Очевидцы из сел и хуторов, расположенных неподалеку от линии фронта, вспоминают, что ранним утром этого дня, едва только солнце поднялось над горизонтом, словно загремел ужасный гром, от которого под ногами содрогалась земля. Берега и русло Миуса как-будто затянуло туманом. Огненными прочерками устремились к немецким позициям реактивные снаряды "катюш", и они вскоре утонули в густом дыму. Орудийно-ракетный "оркестр" работал в течение часа.

После окончания артиллерийской подготовки в ответ заговорили вражеские орудия, завязалась артиллерийская дуэль. Но тут в бой включилась наша фронтовая авиация - штурмовики "илы-2.

А затем поднялась из траншей и пошла вперед пехота. Она продвигалась по проходам через минные поля, сделанные предыдущей бессонной ночью сапёрами.

Ситуация осложнялась еще и тем, что пересеченная местность - холмы, балки, лощины мешали маневрированию бронетехники. А без поддержки танков пехоте приходилось очень трудно.

Тем не менее, хоть и медленно, но наши войска все же продвигались вперед. За два дня боев они заняли села: Мариновка, Степановка, Сауровка. До самой Саур-Могилы оставалось всего каких-нибудь три-четыре километра. Это сейчас пространство перед ней пересечено многочисленными лесонасаждениями. А тогда - в июле сорок третьего - голая степь просматривалась (и простреливалась) - на много километров.

Казалось, что до победы подать рукой - немцы отступали повсюду под напором наших войск. Еще одно усилие - и бронированные ворота Донбасса рухнут, открывая дорогу освободителям нашего края.

Однако, воспользовавшись наступившей передышкой, противник перегруппировал свои силы и с наступлением утра перешел в контратаку, стремясь вернуть утраченные позиции. Еще через день активизировалась и немецкая авиация. Из-под Харькова фашистское командование перебросило на Миус - фронт более семисот самолетов. Теперь уже инициатива в воздухе перешла к немцам. Они бросали на наши позиции одновременно по полторы - две сотни бомбардировщиков.

Между тем, несмотря на наметившееся превосходство в воздухе, положение фашистов на Миус-фронте продолжало ухудшаться. Гитлеровцам пришлось пойти даже на то, чтобы перебросить в Донбасс большие воинские соединения из-под Харькова. Так, 28 июля к Миус- фронту прибыли три отборные танковые дивизии СС и значительная часть 4-го авиафлота. Только 30 и 31 июля в бой было введено 250 танков - "тигров" и "пантер" новейших модификаций.

Стремясь окружить наши войска в районе Степановки, фашисты попытались охватить ее с севера и юга. Со стороны Снежного двигалось больше сотни танков. Наша противотанковая артиллерия подпустила их на двести метров, а потом вместе с танкистами встретила их прицельным огнем. Через несколько минут 20 вражеских танков загорелось, а остальные поспешно отступили. В то же время началась атака со стороны балки Кирносовой. Тут фашистам удалось захватить на околице села два дома, но дальше они продвинуться не смогли - наши бойцы противотанковыми ружьями поразили семь немецких танков.

Несмотря на героизм воинов, натиск врага не ослабевал. Из полу окруженной Степановки начали отходить наши войска. Их прикрывал 295-й гвардейский полк. Вскоре он оказался в полном окружении. И тогда его командир Герой Советского Союза А. Волошин дал приказ прорываться к своим. Выйти удалось на кукурузное поле, что начиналось на восточной окраине села.

2 августа командование Южного фронта приняло решение отвести свои войска на старые позиции. Напряжение на этом участке фронта временно ослабло. И хотя и на этот раз Миус-фронт прорвать не удалось, в деле большой стратегии был достигнут заметный выигрыш - переброска немецких войск в Донбасс позволила Советской Армии победно завершить Курскую битву и приступить к уничтожению харьковской группировки противника. Измотанная группа войск "Юг" под командованием Манштейна была не способна перейти в наступление. А наш Южный фронт готовился к новому, решительному штурму вражеских позиций и освобождению Донбасса.

До рассвета 18 августа на Миус-фронте длилось затишье. Его разорвал грохот орудий и реактивных минометов. Непрерывный оглушительный гул стоял на многокилометровой фронтовой полосе, протянувшейся от Саур-Могилы до Таганрога. Черный дым окутал вражеские позиции, а земля, казалось, от бесчисленных разрывов ходила под ногами ходуном.

Советскаяавиация сразу заняла в воздухе господствующее положение. "Илы" и другие бомбардировщики шли в бой уже не эскадрильями, а целыми полками. Они проносились над вражескими позициями на бреющем полете - на высоте всего каких-нибудь ста метров, нанося противнику невосполнимый ущерб.

Затем настал черёд танков и пехоты. И хотя проходы в минных полях были проделаны заблаговременно, танки подняли такие густые клубы пыли, что саперам приходилось подниматься под вражеским огнём в полный рост, чтобы указать безопасные места для продвижения вперед.

К вечеру первого дня наступления вражеская оборона была прорвана на ширину 16 и в глубину на 10 километров. Наиболее успешно шли дела на участке фронта в районе села Куйбышево. Именно там, используя благоприятную обстановку, командование Южного фронта ввело в бой взятый из резерва 4-й гвардейский корпус генерал - лейтенанта

Т. Танасчишина. Развивая успех, гвардейцы продвинулись еще на 20 километров, форсировали реку Крынка и захватили плацдарм на её правом берегу. Под прицелом танковых орудий оказался участок железной дороги Сталино - Амвросиевка.

Но не везде ситуация складывалась для наших войск столь благоприятно. Ожесточенные бои развернулись в районе села Камышеваха и хутора Маныч. Здесь немцы установили противотанковые орудия в бывших колхозных амбарах и прямой наводкой били по советским танкам.

А уже 20 августа крупные силы вражеской пехоты и танков, подтянутые из резервов, перешли в контратаку и вернули себе один из ранее освобожденных населенных пунктов - Семёновский. На протяжении 21 августа гитлеровцы наносили один фланговый удар за другим в южном направлении, стремясь отсечь наши наступающие части.

Второй этап четвертойбитвы на Миус-фронте пришелся на 22-26 августа. Из Крыма немцы перебросили 13-ю танковую дивизию, а с побережья Азовского моря ещё ряд пехотных подразделений. Теперь уже и с рубежа Степановка - Большое Мешково, атакуя в северном направлении, они стремились окружить наши части. Стараясь ликвидировать эту угрозу и вернуть вновь захваченные врагом Кринички, Артёмовку и Алексеевку, командование 5-й Ударной армии в ночь на 24 августа силами 3-го стрелкового корпуса и 140-й отдельной бригады нанесло удар по врагу. Причем было не только восстановлено положение, существовавшее до вражеских контрударов, но и весь Миус - фронт был окончательно разрезан на две части. За четыре дня наши войска вышли на рубеж Большое Мешково - Благодатное - Амвросиевка. Для немецкой группировки в районе Таганрога создалась реальная угроза окружения.

В воздухе также господствовала наша авиация. Немецкие самолеты, направлявшиеся на бомбежку советских позиций, уже не выдерживали мощного огня многочисленных зенитных батарей. Фашистские пилоты, спасая свои шкуры, поспешно сбрасывали бомбы где придется и удирали обратно.

Последний - третий - этап разгрома немецкого "Миус-фронта- колоссаль" пришелся на 27 августа - 3 сентября сорок третьего года. Именно в эти дни в решающее наступление перешли все войска Южного фронта. Угроза окружения наиболее продвинувшихся вперед частей была окончательно ликвидирована. И командование фронта приняло решение развернуть 5-ю Ударную армию в северо-западном направлении с тем, чтобы нанести удар в тыл немцев, оборонявшихся в районе Снежного и Красного Луча.

К вечеру 27 августа войска 4-го механизированного и 4-го кавалерийского казачьего кубанского гвардейских корпусов вышли в тыл врага в районе поселка Кутейниково. Повернув на юг, гвардейцы прорвались к миусскому лиману Азовского моря и уже 30 августа вместе с 44-й армией овладели Таганрогом. Отрезанная ими вражеская группировка так и не смогла вырваться из окружения.

Пока на всех направлениях развивалось наше наступление, важнейший немецкий узел обороны - Саур-Могила - еще находился в руках врага. Если в дни июльского наступления основные бои велись к востоку от Саур-Могилы, то теперь операция по прорыву Миус-фронта предусматривала другой вариант. Ведь наступление 5-й Ударной армии велось южнее "высоты 277,9". Три стрелковые дивизии этой армии (96-я, 127-я и 271-я) вели непосредственное наступление на важнейший узел обороны противника.

Продвигаться приходилось по изрезанной оврагами и балками местности, что давало немцам возможность и упорно обороняться, и маневрировать. К тому же фашисты имели возможность простреливать овраги, открывавшиеся в сторону Саур-могилы. Вся гряда холмов, включавшая и "высоту 277,9", вплоть до Артёмовки была отлично укреплена: от подножия до вершины в каменистом грунте были устроены десятки огневых точек, не считая бетонных дзотов. Советские войска были вынуждены наступать по крутому склону Саур-Могилы. А противоположный - в тылу передовой линии немецкой обороны - был пологий, что позволяло противнику использовать и танки, и самоходные орудия, легко маневрируя ими.

Даже артобстрел склона Саур-Могилы и залпы "катюш" особого эффекта не дали. Не спасли положения и атаки "илов" - враг продолжал упорнообороняться, буквально вгрызался в крутые склоны этой высоты. Под его ураганным огнем залегла наша пехота – сплошной ливень пуль и осколков не давал поднять головы. Потребовался прицельный артиллерийский огонь, чтобы подавить наиболее активные огневые точки врага и отбить попытки его контратак. Потери были чрезвычайно велики, а успехи, увы, незначительны. Однако дух наступающих подняли героические действия разведчиков.В ночь с 30 на 31 августа семнадцать разведчиков захватили Саур-Могилу и водрузили там красный флаг. Этими героями были: младший лейтенант Шевченко, старшины Иванов и Кораблёв, рядовые Алёшин, Кобзев, Гаин, Селиванов, Веремеев, Дудка, Симонов, Калиничев, Чернов, Гавриляшин, Петраков, Лобков, Бондаренко и Меркулов.

Знамя заметили и поддержали разведчиков мощным залпом катюш". Затем на штурм вновь устремилась пехота. Но прорваться к вершинеей опять не удалось. Против горстки храбрецов фашисты использовали артиллерию, огнемётные танки. Бой шел целый день. А потом,после короткой ночной передышки, вновь возобновился. Последовали и контратаки немцев против осаждавших Саур-Могилу войск. И снова опустилась ночь. На утро следующего дня наши части готовились к последнему решающему штурму. Однако фашисты не стали дожидаться его и в предрассветные часы бежали с Саур- Могилы. Началось преследование отступающего врага. После этогоМиус-фронт как единая система обороны немцев окончательно пересталасуществовать.

За последние дни августа войска Южного фронта уничтожили 35 тысяч гитлеровцев и многие тысячи были захвачены в плен. Они окончательно похоронили планы Гитлера сделать Донбасс составной частью Третьего рейха и начали освобождение нашего индустриального края.

 

ВЫВОДЫ:

Победа Красной Армии в Донбассе имела важное не только военное, но и политическое значение. Прежде всего, был освобожден крупный угольный и промышленный центр страны с густой сетью железных дорог и обширный сельскохозяйственный район.

После освобождения Донбасса войска Южного и Юго-Западного фронтов открыли себе путь через Северную Таврию в Крым и к низовьям Днепра, создали благоприятные условия для развития наступления на правом берегу Днепра и выхода советских войск в южные районы Польши, к Румынии, на Балканский полуостров. В то же время своим наступлением в Донбассе они сковали значительные силы противника и тем самым способствовали войскам Воронежского и Степного фронтов в разгроме белгородско-харьковской группировки противника и в последующем их наступлении на киевском и кременчугском направлениях.

По утверждению академика РАН Геннадия Матишова – миус-фронт оттягивал на себя и перемалывал части, которых возможно, вермахту не хватило для успеха в сражении под Москвой, Ленинградом, на Курской дуге. В 1943-м июльское наступление Южного фронта заставило немцев перебросить с Курской дуги на Миус-фронт три танковые дивизии. Это помогло победить нашим войскам под Курском. Мало кто знает, что 30-31 июля 1943 года в сражении близ Миуса элитный танковый корпус СС потерял больше людей и техники больше, чем под Прохоровкой двумя неделями раньше. Воевать учились в боях. На Миус-фронте на одного погибшего немецкого солдата приходилось семь-восемь советских солдат.

 

Подготовлено в соответствии с планом воспитательной работы РЦС по проведению гражданско-патриотических мероприятий к 75летию Великой Победы

Зам. Директора по воспитательной работе РЦС Саевич Л.В.

Сотрудник отдела краеведения ДРУНБ Ковалева П.А.







Сейчас читают про: