double arrow

Русское искусство 17 века


17 век — переломное время в истории Руси. Это столетие характеризуется важнейшими изменениями во всех сферах общественной жизни. Происходило действительное слияние всех древнерусских земель в единое целое, обусловленное усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок. Важным событием, происшедшим в середине 17 в., было воссоединение русского и украинского народов.

Россия превратилась в многонациональное абсолютистское государство с обширным бюрократическим аппаратом управления. Все это вызывало обострение классовой борьбы. Восстание под руководством Ивана Болотникова и крестьянская война, возглавленная Степаном Разиным, показали мощь народа. Руководство искусством было централизовано, изменения в нем регламентировались властью.

Архитекторы, живописцы, мастера других видов искусства сосредоточились в Приказе каменных дел и в Оружейной палате в Кремле. Последняя стала своеобразной школой, где объединялись лучшие художественные силы. Для всех русских земель Москва была непререкаемым авторитетом в области искусства. Здесь развертывалась деятельность Симона Ушакова — крупного русского живописца, стремившегося порвать с традициями древнего искусства.




Важные изменения претерпевало само религиозное содержание искусства. Искусство сохраняло религиозный характер, но вместе с тем все более и более проникалось светским началом. Все усиливавшийся интерес художников к реальной жизни сообщал и архитектуре, и живописи, и произведениям прикладного искусства черты необыкновенного жизнелюбия.

Одной из важных специфических черт искусства 17 в. является пронизывающая его подлинная стихия декоративности. В фантастически замысловатом узорочье выражается жизнерадостность, горячий интерес к окружающему. Декоративность обнаруживается во всем — в оформлении сооружений, в планировке монастырских ансамблей, в своеобразии стенных росписей, напоминающих пестрый и веселый ковер, в изделиях прикладного искусства, которые поражают богатством выдумки и изощренностью украшений и орнамента.

Симон Ушаков(1626 —1686) был человеком разносторонних интересов. Вместе со своим другом Иосифом Владимировым он отстаи­вал в теоретических сочинениях право художника изображать реальную жизнь. В «Слове к любителям иконного писания» он призывал художни­ков правильно отображать земную красоту, сравнивая живопись с зерка­лом. Интерес к теории искусства, столь показательный для всей деятель­ности Ушакова, вообще характерен для этой эпохи.

Ушаков был иконописцем и должен был следовать канонам, как того требовала церковь. Однако художник смело вводил в изображения эле­менты реальной жизни, многочисленные бытовые подробности.  Симон Ушаков хотел, чтобы живопись обладала свойством зеркала, и поэтому благосклонно относился к реалистическому творчеству современных ему художников Запада; которые «всякие вещи и бытия в лицах представляют и будто живых изображают». Он считал необходимым перенести приемы реалистической живописи и в церковное искусство, мотивируя это тем, что люди хотят видеть и бога и святых такими же, как «царские персоны», то есть изображенными правдиво.



В творческой практике Симон Ушаков был гораздо менее последователен, чем в теоретических рассуждениях. В качестве примера можно привести его икону «Нерукотворный Спас» — одну из излюбленных композиций мастера. Произведение это внутренне противоречиво. Отказываясь от плоскостности старой иконописи, Ушаков не смог преодолеть ее условность. Правда, он пытался сделать форму объемной и тщательно моделировал лицо Христа, но моделировка еще очень приблизительна, за ней не чувствуется знания анатомии.

В иконах он применял светотеневую моделировку, придавая по­чти скульптурную объемность ликам святых, Христа или Богоматери.

В иконе, выполненной по царскому заказу, «Богоматерь Владимир­ская» (позднее она стала называться «Насаждение древа государства Российского») Ушаков в центральном медальоне изобразил Вла­димирскую Богоматерь, которая считалась покровительницей Руси. Ме­дальон с ее фигурой расположен на стволе дерева, в ветвях которого по­мещены небольшие медальоны с портретами русских великих князей и царей. В этой иконе художник проявил себя незаурядным портретистом.



Сочетание старых и новых тенденций особенно заметно в иконе Симона Ушакова «Троица». Взяв за основу старую иконописную схему компози­ции, художник, стремясь показать божественную сущность своих персона­жей, обильно покрыл их одежды золотыми линиями, уделив большое вни­мание и золотому фону, на котором разворачивается действие. Лица и руки ангелов переданы, однако, так объемно, как их не изображали до сих пор. В построении композиции художник применил некоторые элементы пря­мой перспективы, незнакомой старым русским мастерам. В форме здания, помещенного на заднем плане, ясно ощутимы черты архитектуры Возрож­дения, известной, очевидно, Ушакову по тем гравюрам, которые распро­странялись в это время.

 







Сейчас читают про: