double arrow

Победы над врагом кровавым


На всю оставшуюся жизнь…»

(Б. Вахтин и П. Фоменко)

 

 

Владимир Кузьмин

 

Ирине Александровне

                     Не унывай,

                   Верни себе былую красоту,

                     И в старости она бывает чуть изящней

                     Чем в юности, взлелеянной в быту

Без горя жизненного, трудности всегдашней.

Ирина!

                  Ирушка!

                                         Прости меня!

За бремя тяжкое, что я собой представил;

За то, что мною смяты у тебя,

Года замужества,

Что я тебя заставил забыть себя,

                  Как женщину!

                                                     Как мать!

Не разжигать в душе любви огня,

Что в жизни я твоей мученья след оставил,

О чем так горько вспоминать.

Прости!

                  Пожалуйста, прости!

Хоть и вины моей, по сути, в этом нету

Что ты обязана была нести

Из тьмы – мое безжизненное тело к свету.

 

Жди, не волнуйся

 

Вернусь домой здоров и невредимый

Как раньше был веселым парнем я.

Морскими ветрами к тебе гонимый        

Любовь и нежность, радость ты моя.




 

Встав на перрон, под сумерками ночи,

Пройду по тихим улицам, как тень

Твои, Наташа, голубые очи

Пусть осветят мне, словно ясный день.

 

Войду в тот сад, где мы с тобой прощались

Под пенье птиц, журчанье ручейка,

Где мы в последний раз поцеловались

У нашего ветвистого дубка.

 

Будь счастлива, и встретиться надейся

За это я проложил путь в огне.

Бил немцев в Праге, переправах Нейсе,

У стен рейхстага дали орден мне.

 

Любовь мне о тебе напоминала,

Не забывал я о тебе в бою.

Ты нежные мне письма посылала,

В одном из них и карточку твою.

 

Минули грома огненные годы.

В боях я испытал солдатский труд.

И всюду вспоминал тебя, и воды,

Которые, журча, стекают в пруд.

 

 

Тернистый путь от Волги до Берлина

Осилен мной в пожарищах войны.

Я отдыхал под листьями каштана,

Трель соловья, лобзания весны.

 

Вернусь к тебе, любимая Наташа

И постучусь в твою тихонько дверь

Да! Состоится эта встреча наша,

Жди!

      Не волнуйся!

                              Этому ты верь!

                              Порт-Артур 1945 год.

          

 

                  Не забывай о друге.

Вспомни милая нашу прощальную встречу

У ветвистой березы, что яблонь в цвету.

Окруженную бором уральскую дачу

И тропинку, ведущую в ельник к пруду.

 

Вспомни клятву о дружбе на долгие годы,

Поцелуи любви у рябин молодых;

Запах майских цветов и тенистые своды

Ароматной сирени, в аллеях прямых.

 

Помню, как любовался я свежим румянцем

Привлекательно – нежном девичьем лице.



Восхищался порывами юного сердца,

Когда песни ты пела, сидя на крыльце.

 

Не забыть мне народный напев русских песен

Пела с чувством, что в южной ночи соловей.

Все затихло, услышав твой голос чудесен

Хищный зверь не притронулся к жертве своей.

 

Вспоминаю твой взгляд, разговор между нами

И пушистую прядь твоих русых волос.

Голубые глаза, лунный свет над волнами,

Серебристые блики, вдоль отмели кос.

 

Я ушел по военной зовущей дороге

Защищать землю русскую в смертном бою,

А ты с грустью в глазах и слезою о друге

Провожала нас, шедших в суровом строю.

 

Под свинцовым дождем, сквозь разрывы снарядов,

На дрожащей, пылающей русской земле;

На полях Югославских, меж горных отрогов,

Немцев бил, чтоб привольно жилось тебе.

 

Добиваю врага сейчас в собственном доме.

Нет пощады ему от меня никакой.

За тебя!

                  За страну!

                                         За серпастое знамя!

На рейхстаг, водруженное русской рукой.

 

                              Порт-Артур, 1945 год.

Старый Порт-Артур. Штаб-квартира Стесселя. Главное здание.

Радиолокационная установка. Напротив, через дорогу особняк генерала Людникова.

Чин лейтенанта носишь ты,

И на твоих плечах погоны

Блестят средь южной темноты,

Сопровождая эшелоны.

 

Карьеру, выбранную тобой,

Считаю, я не так уж важной,

Но преклоняюсь пред тобой,

Воитель матери отважной.

 

Лишь привидение одно



Твои мечты, стать генералом.

Быть этому не суждено,

Навряд ли станешь капитаном.

 

                              1945 год

Тризна

Гремят орудийные залпы в зените.

Над миром проносятся эхом они.

Ликует земля, с ней народ победитель

Фашизм доживает последние дни.

 

Расплата близка и ее не минует

Кровавый агрессор – зачинщик войны.

На тризне пять «Г» мщенье ворон пирует

Ответ держать будет приплод сатаны.

 

В логово зверя – черных свастик обряда,

Вступил русский воин, солдат, исполин,

Прошедший с боями от стен Сталинграда,

Варшаву и Прагу, в пути на Берлин.

 

Убийцы твердят, что преступность их мнима,

Видя позорный, бесславный конец.

Но нет! Не простим мы пять «Г» Освенцима

Петля палачам – есть надгробья венец.

 

                               Порт-Артур,1945 г.

Пять «Г» - (Гитлер, Геббельс, Геринг, Гесс, Гиммлер)

                                  







Сейчас читают про: