double arrow

Лиана Васильевна Квашнина


 

ПЕСЕНКА О ЮРЮЗАНИ

Есть очень милый городок

Среди Уральских гор

На перекрестке трех дорог

Стоит он с давних пор

ПРИПЕВ:

А на горах, как на китах,

Стоят дома старинные

И между гор течет река

Извилистая, длинная

 

Вокруг него зеленый лес

В нем можно заблудиться

Среди таких красивых мест

Мне повезло родиться

ПРИПЕВ:

А на горах, как на китах,

Стоят дома старинные

И между гор течет река

Извилистая, длинная

 

Так хорошей и процветай

Чтоб жить здесь, как в раю

Люблю тебя я, Юрюзань

Красавицу мою!

ПРИПЕВ:

Здесь на горах, как на китах,

Стоят дома старинные

И между гор течет река

Извилистая, длинная

 

МОИ СТИХИ

Мои стихи, словно поленья,

Не поражают красотой.

Сухих, трескучих строк горенье

Наполнит душу теплотой.

Хочу, чтоб ты в холодный вечер

Прочел их, будто у огня.

Погреешься, и станет легче

И не забудешь ты меня.

Как искры пусть они летят

И выжигают всё дурное.

Так прошлогодняя трава

Садовником сжигается весною.

 

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ СВЕТ

Я встречаюсь с тобой от одиночества

Тепла и любви очень хочется.

 

Чтоб согрелась душа   и тело




Чужим счастьем  меня задело.

 

Не сложилась судьба, но не плачу

 И твою я любовь не растрачу

 

Одиночества грусть я развею

Быть счастливой на миг сумею.

 

Улетела давно Счастье – птица

Мне синица в руках  сгодится.

 

Все же с ней не так одиноко

И не так тяжела  дорога,

 

Когда ночью солнышка нет                                      

Сменяет его электрический свет.

 

                  

 

 

ЧТОБЫ НЕ УНЫВАТЬ

Чтобы мне не унывать,

Не считать морщины

Начала я вышивать

По канве картины.

 

Каждый вышитый стежок

В пейзажах и портретах -     

Это маленький шажок

К радости и свету.

 

Нить цветная и игла –

Лучшее лекарство.

Я создать себе смогла       

Собственное царство.

 

В нем спокойно и светло,

Ангел за плечами,

И остались за стеклом

Все мои печали.

 

Это чудо сотвори

Собственной рукою

Цветные нити ты бери

Вышивай иглою!          

 

 

В ПУТИ

Когда – то веря в чудеса

Я не боялась никакой дороги

Но слишком часто плакали глаза,

Но слишком больно разбивала ноги.

 

И всё же иду неутомимо

С пурпурным знаменем судьбы

Лишь годы пробегали мимо

Как придорожные столбы.

 

                        

Светлана Иннокентьевна Костина

 

ЮРЮЗАНЬ

Юрюзань - наш милый городок,

Так уютно у реки прилег.

Два крыла-Василовка, ЮГРЭС,

А за ними, в синей дымке, лес.

 Городок гостеприимный, древний,

Все знакомы, как в большой деревне.

Разобраться – все мы здесь родня!

Место здесь нашлось и для меня,

И влюбившись в этот сериал,



Я Сибирь сменила на Урал,

Здесь теперь мой дом, моя семья,

Верные подруги и друзья!

По родной Сибири я грущу,

Но другого места не ищу,

Юрюзань, уютную свою,

Я теперь, как старожил, люблю!

МАЛЬЧИШКАМ СОРОК ПЕРВОГО

Совсем мальчишки - восемнадцать лет!

Как много их, ни разу не целованных,

Уйдут туда, где сразу меркнет свет,

Где столько судеб будет переломанных!

 

Уйдут под пули, смерти не боясь.

Никто их не учил ещё бояться!

И с прежним миром оборвётся связь,

Где можно было плакать и смеяться.

 

Ещё вчера для них цвела весна,

Был выпускной, девчонки в белых платьях;

В немецких сапогах пришла война,

И смерть их ловит в крепкие объятья.

 

Снаряды рвутся, юность не щадя.

Кого, какая ожидает доля?

Глаза мальчишек в душу нам глядят,

Мальчишки те лежать остались в поле…

 

Уж много лет, как кончилась война,

И раны заросли полян разорванных.

Земля моя! Ты помни имена

Мальчишек тех, ни разу не целованных!

ОГНЕННЫЕ БРАТЬЯ

Спокойно спит уставший городок,

Лишь темнота ползет по старым крышам.

И птичий щебет до утра умолк,

И звук шагов уже почти не слышен.

Всех убаюкала ночная тишина,

Не спится только маленькой старушке,

В окно к ней смотрит бледная луна,

И не дает коснуться до подушки.

Тревожно что-то на душе у ней,

С утра для деда баньку затопила,

То пироги ему пекла, то мыла.

Вдвоем остались, нет его родней!

И вдруг за домом – алая заря!

Огнем пылает старенькая банька!

Не зря душа болела, нет, не зря,



И не уйти, она для деда – нянька!

Не вынести его ей, не поднять,

От страха вовсе сил у ней не стало,

«Коль жили вместе, вместе умирать!»

Легла, накрывшись с дедом одеялом.

А в это время, пожалев седин,

Бог поднял задремавшего соседа,

Сосед набрал скорее 01,

На помощь красные машины едут!

Сирены рвут ночную тишину,

Сидят в машинах – Огненные Братья,

Они не в гости едут- на войну,

Спасти людей от жаркого объятья!

На все готов дежурный караул,

Сегодня за ночь – это третий вызов!

Один пошел в огонь, второй за ним шагнул,

Дракон уже на крышу дома выполз.

Сбивает пламя мощная струя,

У Братьев снова началась работа.

Они теперь- опять одна семья,

У Братьев Огненных – одна сейчас забота.

Старушку вынес на руках боец,

Второй несет испуганного деда,

Дом отстояли, вымокли вконец,

Опять у Братьев Огненных победа!

Устало разошлась толпа зевак,

На что смотреть? Дракон уже не дышит!

Луна куда-то увела собак,

А город спит, и ничего не слышит…..

 

КРАПИВУШКА

Разрослась крапивушка, разрослась,

Провожала милого – обожглась,

Провожала милого поутру,

Развевались косыньки на ветру.

 

Уходи, любимый мой, уходи!

На меня, красивую, не гляди!

Горьки свои слёзоньки проглочу:

Я любви ворованной не хочу!

 

Руки мои белые не лови;

Коль женился, милый мой, так живи!

Ждет тебя бессонницей у окна,

Тёмной ночью брошенная жена.

 

Плачет красна девица у реки:

Да куда ж вы делись –то, мужики?

Разрослась крапивушка, разрослась…

Полюбить хотела я – обожглась

 

ДВА КРЫЛА

Две девчонки мои, два маминых крыла,

Я счастлива, что вас я родила!

Вы не похожи друг на друга, ну и что ж?

И в каждой капле тоже разницу найдёшь.

И не об этом разговор я свой веду,

У вас я в каждой свою капельку найду.

Вы непокорны, как и я, щедры душой -

И это тоже недостаток небольшой.

И пусть отец ваш упрекает: «Будь мудрей!

Ты слишком гордых воспитала дочерей!»

А я смеюсь; он про себя совсем забыл,

Что вот такую же меня всю жизнь любил!
Ах, дочки – доченьки мои, совсем большие!

Вы тоже матери теперь, но молодые;

Когда втроём мы соберёмся поболтать;

Я вам подруга и могу вас понимать;

О чём угодно говорите вы со мной,

И вашей тайны я не выдам ни одной.

Заботой вашей и теплом всегда согрета.

Спасибо, доченьки мои, за это!

 

ЖИВИ ЕЩЕ!

Распахну окно навстречу солнцу:
Пусть теплом наполнится мой дом!

За окном весна ручьём смеётся,

Воробьи щебечут за углом.

Лето и Весна, как две подруги,

Разогнали все печали прочь,

Спрятались куда-то, злые вьюги,

И теплей намного стало ночь.

Прилетела из лесу кукушка :

На года хотела погадать.

Нет, кукушка, ты мне не подружка!

И года мне незачем считать!

Ты опять соврёшь, меня жалея.

Ну зачем надежду подавать?

Что-то слишком часто я болею,

Только я не стану унывать!

Пошепчу, как старая колдунья,

Добрых трав у лета попрошу,

А свои печали уведу я,

К той сосне, куда всегда хожу.

И сосна, как верная подруга,

Всё поймёт и, пожурив слегка,

Вытолкнет из замкнутого круга:

«Ну, иди, живи ещё пока!»

 



ВНУКУ

Как быстро ты вырос, мой милый мальчишка!

А помнишь, как вместе читали мы книжки?

Как пела я песни, а ты подпевал,

Как ты в тракториста за дверью играл?

 

Блины я пекла, самый первый тебе!

За то, что ты есть, благодарна судьбе!

Когда-то мечтала я сына такого иметь,

Как ты, чтобы всё мог уметь,

 

Чтоб был белокурым, чтоб был синеглазым.

Во внуке своём получила всё сразу!

Мы внуком гордимся и любим, как сына!

А мама как рада: есть в доме мужчина!

 

 

В ГОСТЯХ У ЛЕШЕГО

Надоело бабе дома мыть , варить и прибирать,

И пошла она в лесочек, за грибами погулять.

А в лесу – такое диво! Всё так чудно и красиво!

Осень красками прошлась, захватила в руки власть!

Зарумянились осины, стали красными рябины,

Золотой наряд берёз, пробирает, аж до слёз!

Долго по лесу бродила, да грибов не находила,

Села бабка отдохнуть, под кусточком дремануть.

Много видно продремала, а в лесу темнеть, уж стало,

Время двигаться домой. Нету тропки ни одной!

Заблудилася бабуля, видно Леший закружил!

Дома ждёт её дедуля, столько лет он с ней прожил!

Как домой теперь добраться, перед дедом оправдаться?

Натворила бабка бед, удивится даже дед!

Стала старая ругаться, стала Лешего корить:

«Как ты мог, мол, догадаться, мне тропинки перекрыть?»

Только так она сказала, как под старою сосной,

Мужика, вдруг, увидала с раскосматой бородой!

Голова, как будто кочка, зеленущие глаза,

Вся рубаха из листочков. «Здравствуй»- бабке он сказал.

«Ты, наверное, устала? Потому ругаться стала?

Не кричи, пошли со мной, посидим-ка под сосной.

Не ходи сегодня к деду, а со мною побеседуй!

Что – то грустно стало жить, одному в лесу кружить.»

Засмеялась бабка звонко: «Леший, я же не девчонка!

Да уж больно ты хитёр! Разжигай, скорей костёр!

Угощай меня настойкой, да грибочков не забудь!

Ну а я, тебе, лохматый, расскажу чего-нибудь!»

Ну, бабулька! Ну зараза! И про дом забыла сразу!

Даже Леший пьяным стал, словно филин, хохотал!..

И пока Луна светилась, долго с Лешим веселилась!

Пел с ней песни у костра: «Ты, теперь, мне как сестра!»

Чуть маленько засветало, собираться бабка стала:

«Ну, прости меня, Лешак! Если, что-то вдруг не так!»

И пошла она до хаты. Грустно вслед глядел лохматый.

Прошептал под нос он тихо: « Мне б такую Лешачиху!»…

Приплелась домой бабуля, на пороге злой дедуля:

«Где была? Такую мать! МЧС хотел позвать!»

«Перестань-ка дед браниться, пиво пить и материться!

Если будешь обижать, знаю я, куда бежать!»

Удивился сразу дед, на такой её ответ.

Почесал себе в затылке, и пошёл опять к бутылке.

Сказка ложь, да в ней – намёк! Леший в бабах, знает толк!

 

 МАМА.                                                              

Мама, мамочка, мама моя!

Как березка ты, в белом платочке.

Расскажи, о себе, не тая.

Стала взрослою, младшая дочка.

 

Говорят, ты красивой была,

Влюблены в тебя все были очень,

Цвет волос вороного крыла,

И глаза, как осенние ночи.

 

С тонких рук до разлёта бровей,

Ты дитя не простого народа,

Твой отец был цыганских кровей,

Твоя мать – из дворянского рода.

 

Помню с детства я песни твои,

Тихий плач семиструнной гитары,

Вот такой тебя встретил отец,

Были вы с ним красивою парой.

 

Как же много пришлось пережить

Этой женщине, с голосом звонким!

Нас, тринадцать детей, народить,

И остаться навеки девчонкой!

 

Ты заботливой мамой была,

Ты стирала, варила и шила,

Ты нам столько тепла отдала!

Я твоей доброты не забыла!

 

Как же часто хотелось обнять,

И согреть твои хрупкие плечи!

По щекам слёзы льются опять,

Эти раны и время не лечит.

 

Мама, мама, родная моя!

Не могу я ходить к тебе в гости,

Заблудилась я в дальних краях,

Ты давно уже спишь на погосте.

 

 

ДЕРЕВЕНЬКА МОЯ

Мне снится по ночам дорога в гору,

И старый мост, и чайки над прудом.

Здесь я жила, здесь я ходила в школу,

Здесь был, когда-то, мой родимый дом!

 

Прости меня за все, моя деревня!

За то, что я уехала давно!

Не для меня шумят твои деревья,

И звезды смотрят не в мое окно!

 

Снесли давно нам домик у дороги,

Исчез колодец с чистою водой,

И мама не встречает на пороге,

Все заросло высокой лебедой!

 

Моя деревня, ты печаль и радость!

Ты юности моей далекой свет!

Тепло дождей, полян клубничных сладость,

Ты подарила мне на много лет!

 

Мне не забыть твоих широких улиц,

Березку у родительских могил,

Ты ждешь давно, чтоб мы к тебе вернулись,

Как будто бы никто не уходил!

 

Люблю тебя, родная деревушка!

Лесов сибирских щедрые дары,

Боярышник на солнечной опушке,

И звонкий смех беспечной детворы.

 

И мы, когда-то, были так беспечны,

Шалили так же, бегали гурьбой,

Нам жизнь казалась сказкой бесконечной,

А небо, шалью, нежно-голубой!

 

Ты помни обо мне, моя деревня!

И в сны мои почаще приходи,

И будь ты, хоть какой, старушкой древней,

Детей своих хотя бы в гости жди!

 

СОЛОВЕЙ

На старой вишне поселился соловей,

И трели льет свои, не умолкая.

Такая кроха! Не найти среди ветвей!

А запоет, от счастья сердце тает!

Ты расскажи в каких еще веках,

Кому ты так до слез тревожил душу?

В каких лесах, в вишневых ли садах,

Кто, так же, как и я романс твой слушал?

Кто так еще, соловушка, любил,

Смотреть на солнце, уходящее к закату?

Кому романсы ты свои дарил,

О гроздьях белых и душистых ароматах?

Пой, божья птаха, разбуди мой сад,

Наполни ночь своей волшебной песней.

Тебя услышать каждый будет рад,

Ведь нет на свете голоса чудесней.

 

НЕ ГРУСТИ

Допляшу, допою, догуляю,

И махну вам уставшим крылом.

Злые вьюги мой след заметают

И настойчиво просятся в дом.

 

Поседели виски от мороза,

Гаснут искры в зелёных глазах.

Жизнь моя превращается в прозу,

Лишь душа молода, как слеза.

 

Неужель всё прошло, пролетело?

Моя юность мне снится во сне.

Всё о чём я мечтала и пела,

Не вернется уж больше ко мне…

 

Нет на сердце весенней тревоги,

На свиданье никто не зовёт,

И на танцы по старой дороге,

Внук девчонку свою приведет.

 

По ночам не пою колыбельной.

Стали мамами дочки давно,

Телефон мой молчит от безделья,

Только ветер стучится в окно

ВЕСНА

Ласкает солнце купола церквей,

Заглядывает в окна, греет душу,

Еще не слышно крика журавлей,

Но мне так хочется прогнать из сердца стужу!

 

Сирени аромат, черемух белый цвет,

Не расставаться с вами бы вовеки!

Я каждый день хочу встречать рассвет,

Смотреть на солнце сквозь прищуренные веки.

 

В зиме ценю лишь новогодний блеск,

Пускай уходит с выброшенной ёлкой!

Весну люблю! Ручьев веселых плеск!

Растаявших снегов хрустальные осколки.

 

И пусть щебечут птицы до зари,

И все заботы улетают напрочь!

А о зиме грустят лишь снегири,

Да валенки, закинутые на печь.

 

КОЛДУНЬЯ

Ты меня называешь колдуньей, и, наверное, в чем-то ты прав,

Заманю тебя в лес, уведу я – опьянеешь от запаха трав.

 

Мы утонем в ромашковом поле, до утра будут петь соловьи:

Я лишу тебя силы и воли, не забудешь лишь ласки мои.

 

Будет зябко – туманом укрою, будет жарко – дожди позову,

Чтобы мой был всегда, сон – травою напою я тебя поутру.

 

Пахнут губы мои земляникой, ярче трав зеленеют глаза;

Обовьюсь вокруг тебя повиликой, знаю всё, что ты хочешь сказать.

 

«Ах, колдунья, колдунья, колдунья! »

 - повторяешь ты мне вновь и вновь,

И не знаешь, что слово «колдунья» ходит рядом со словом «любовь».

 

Называешь меня ты колдуньей, и смеюсь я в родные глаза;

Беды все от тебя отведу я, обойдёт стороною гроза.

 

СОН ИЗ ПРОШЛОГО

Заросший сад, старинный особняк,

Когда-то здесь шепталось чье-то имя

Открыл мне дверь, услужливый сквозняк,

И я вошла ногами не своими.

 

Забиты окна, в доме темнота.

Зажгла свечу и молча огляделась.

Скрипел паркет: «Не та, не та, не та!

А где же та? Куда же Маша делась?»

 

Огромный зал, на стенах зеркала,

Но нет в них никакого отраженья,

Вот лестница, куда она вела?

Дрожит свеча от легкого движенья.

 

Тихонько по ступенькам поднялась.

Второй этаж и снова двери, двери…

Открыла дверь, и словно обожглась!

Стою, смотрю, глазам своим не веря!

 

Мне все знакомо! Милый уголок!

Ажурная кровать под балдахином,

В углу камин, в лепнинах потолок,

А на портрете кто-то, в платье длинном.

 

К портрету ближе поднесла свечу…

Красавица с зелеными глазами!

Лицо знакомо мне! Узнать хочу!

Да что за чудо с золотыми волосами?

 

И где я видела лукавые глаза?

И эти черные и длинные ресницы?

Какую тайну хочет рассказать?

А может мне, все это, только снится?

 

И вдруг я слышу быстрые шаги,

Открылась дверь, и жаркий шепот: «Маша!

Давай же руку и к окну беги!

Уж слишком зол сегодня твой папаша!

 

Идем, Мария! Кони под окном!

Должны бежать с тобою до рассвета!»

И этот голос тоже был знаком!

И Имя «Маша» слышала я где-то

Да кто же ты? Скажи мне не тая!

И с кем бежишь ты от отца обманом?

И тут я вспомнила! То бабушка моя!

Покинув отчий дом, ушла с цыганом.

 

Храпели кони, ночь была темна,

За беглецами не было погони.

Они любили! В чем же тут вина?

В каком краю остановились кони?

 

Как хочется за годы заглянуть!

Узнать, какая кровь тебе досталась!

Та страсть из прошлого мешает мне заснуть!

А до рассвета мало уж осталось….

 

 «Не грусти, ты ещё не старушка,

Столько дел впереди тебя ждёт!

Не роняй ты слезу на подушку,

Стихнут вьюги и лето придёт!»

 

 

СОЛДАТСКАЯ МАТЬ

Сына в армию мать проводила,

И в душе поселилась печаль,

Никого еще так не любила!

Никого ей так не было жаль!

Опустела без сына квартира,

Затаилась в углах тишина,

Раньше к сыну, домой торопилась,

А теперь каждый вечер одна.

Одолели бессонные ночи,

Телефон ожидает звонка.

«Где ты, милый, родной мой сыночек?

Видно служба твоя нелегка!»

Материнское сердце в тревоге,

Ты пиши ей почаще солдат!

Уходя, оглянись на пороге,

Обещай ей вернуться назад.

Молят Бога солдатские мамы,

Чтоб вернулись со службы сыны,

Этот день будет радостным самым,

Лишь бы не было, только, войны!

 

ЧЕРЕМУХА

Расцвела черемуха на краю села,

Что же загрустила ты, что невесела?

Увела разлучница милого весной,

И теперь гуляет он с ней, а не со мной.

 

Я ему поверила, сердце отдала,

Только вот короткою та любовь была.

Видно счастье девичье кончилось уже,

От дурмана белого, горько на душе!

 

Облетай, черемуха, урони свой цвет,

Чтобы до любимого потерялся след,

Не могу простить его, не могу забыть,

Подскажи, черемуха, как на свете жить?

 

Шепчет мне черемуха: «Выслушай меня,

Он твоей разлучнице тоже изменял!

Много вёсен, милая, будет впереди,

Встретишь друга верного, не грусти и жди!»

 

ДАЙТЕ КРЫЛЬЯ

Доктора меня приговорили,

Как гвоздем к пустой стене прибили.

То нельзя, и это не положено,

И дышать, как прежде, невозможно!

 

Собрала болезни я в букет,

А что делать с ними, где ответ?

Я глотать таблетки не хочу,

Дайте крылья! В небо улечу!

 

Попрошу прощенья я у Бога,

Дай пожить, хотя б еще немного!

Дай на внуков мне налюбоваться,

Долюбить, доплакать, досмеяться!

 

Отгоню я прочь свои болезни,

Не хочу быть вещью бесполезной,

И глотать таблетки не хочу,

Дайте крылья! В небо улечу!

 

ГЛЯЖУ ИЗ ОКНА

Я гляжу из окна, сад весь в белом снегу,

Будто снова зима наступила.

Белый снег на воде, белый снег на лугу,

Это яблоня цвет обронила!

Выйду в утренний сад, под зеленый шатер,

Лепестки мне в ладони ложатся..

На заре, яблонь цвет, как огромный костер!

Мне б в костре этом, белом, остаться…

 

 







Сейчас читают про: