double arrow

ТЕМА 11. ПРОБЛЕМЫ ПОЗНАНИЯ

Познание и предвидение; интуитивное и априорное знание

Научные знания используются не только для сиюминутных целей, но и для прогнозирования (предвидения) будущего. Под предвидением понимается обоснованное предположение о будущем состоянии явлений природы, общества или о явлениях, в настоящий момент неизвестных, но поддающихся более или менее точному научному выявлению.

Предвидения разделяются на научные, обыденные, интуитивные и религиозные (мантические).

Научное предвидение базируется на знании причин и вытекающих из них следствий. Иначе говоря, знание законов существования природы и общества и их развития, а также условий их проявления позволяет с определеннойточностью прогнозировать наступление событий будущего. Так, человек научился делать метеопрогнозы на день, два и на более длительные временные отрезки. По тем или иным признакам люди научились отыскивать полезные ископаемые. Научное прогнозирование было применено по вопросу о вероятных последствиях для людей ядерной войны, которая, если бы она разгорелась, привела бы к так называемой "ядер­ной зиме" и гибели человечества. Можно приводить и другие примеры, но, думается, достаточно и этих.

Обыденное предвидение чаще всего основывается на прошлом житейском опыте людей, на их наблюдениях и т.д., которые затем трансформируются в народные приметы. Так, по цвету закатного солнца люди научились предсказывать погоду на следующий день. К обыденному, окрашенному в мистический цвет предвидению следует отнести и различного рода гадания.

Интуитивное предвидение (предсказание) покоится на способности достижения будущего путем его прямого усмотрения логическими доказательствами. Любой человек, даже не знакомый с законом земного притяжения, знает, что без искусственного аппарата (например, самолета) он не может оторваться от земли и парить в воздухе.

Религиозное предвидение проявляется в виде различных прорицаний, пророчеств, откровений и т.д. Например, Иоанн Богослов в "Апокалипсисе" пророчествует, во-первых, о наступлении тысячелетнего Царства Божия: "И увидел я, – говорит он, – престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет" (Откр. 20-4: 5). Во-вторых, Иоанн Богослов утверждает новое наступление царства сатаны: "Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы" (Откр. 20-7).

Предвидение имеет несколько форм конкретизации. Это 1) предчувствие, которое свойственно живому организму. Например, кошки и собаки предчувствуют начало землетрясения; 2) пред­угадывание (сложное предвосхищение) как особый вид интеллектуальной деятельности человека, размышляющего о будущем на основе личного опыта; 3) прогнозирование как специальное научное использование перспектив какого-либо явления. Так, на основании явно неполных данных прогнозируется, например, победа на выборах той или иной партии или объединения (блока) партий. Собственно научное прогнозирование – это вывод следствий из известных уже науке законов природы и общества.

В жизни встречается квазипрогнозирование неизвестных явлений прошлого или настоящего, к которым, с целью их изучения, подходят так, как если бы они относились к будущему. Например, время от времени возникают гипотезы, с помощью которых пытаются выяснить причины поголовного вымирания динозавров. Можно отметить и реконструктивное прогнозирование, когда по некоторым сохранившимся частям скелета воссоздают общий вид, скажем, неандертальца; или по сохранившимся фрагментам древних построек воспроизводят их общий вид.

Реверсивное прогнозирование – это логическое продолжение тенденций от настоящего к прошлому; презентивное прогнозирование – это попытки предсказать возможные действия чего-либо или кого-либо на основании имеющихся неполных данных. Примером этому могут служить прогнозирования, скажем, возможных действий противника, которые еще неизвестны субъекту прогнозирования. Существует имитационное прогнозирование, которое основано на движении от известного явления к более или менее удаленному прошлому с целью выявления надежности того или иного метода прогнозирования.

Ко всем методам и формам научного прогнозирования следует отнести одно общее правило: прогноз практически никогда не бывает абсолютно верным. Причин этого по крайней мере две: во-первых, исходные данные прогнозирования никогда не бывают полными; во-вторых, человек делает прогноз на основании данных, полученных в одних условиях их проявления. Однако нет никаких оснований считать, что эти условия остались такими же и на тот период, на который делается прогноз. Скорее всего, они будут иными, ибо, как еще было замечено древними мыслителями, все течет и все меняется.

Небезынтересно остановиться на вопросе интуитивного познания. Под интуитивным познанием понимается такое познание, которое основано на человеческой способности непосредственного постижения истины без логического доказательства.

В истории философии понятие интуиции в разные исторические периоды трактовалось различно. Древнегреческий философ Платон рассматривал интуицию как форму непосредственного знания или созерцания. По Платону, ощущения, "мнения" не могут служить источником истинного знания, поскольку они текучи, изменчивы. Истинное знание может быть получено только через воспоминания бессмертной человеческой души о созерцании ею мира идей еще до вселения ее в смертное человеческое тело, которое есть темница души. Находясь в этой темнице, душа может вспоминать о том времени, когда она, еще до вселения в тело, находилась в мире идей и созерцала их.

Опираясь на свое учение о бессмертной душе, Платон утверждал, что знание не может быть воспринято одним человеком от другого. Оно зависит только от того, насколько успешно душа созерцает идеи. В зависимости от этого души на земле образуют целую иерархию: от наиболее мудрых до самых низменных, погруженных в чувственную жизнь. Душа, увидевшая наибольшую часть истины, вселяется в семя, из которого происходит философ; на втором месте стоит душа царя или военачальника; на третьем – государственного мужа или домохозяина; на четвертом – человека трудолюбивого или любителя гимнастических упражнений, или врача; на пятом – жреца или прорицателя; на шестом – поэта, художника, вообще представителя искусств; на седьмом – ремесленника или земледельца; на восьмом – софиста или "человека у народной толпы расположения заискивающего"; на девятом – тирана.

В Новое время интуитивное знание провозглашал Р. Декарт, французский философ. Он считал, что интуитивное знание противостоит чувственности и логическому мышлению. "Под интуицией, – писал он, – я подразумеваю не зыбкое свидетельство чувств и не обманчивое суждение неправильно слагающего воображения, а понимание ясного и внимательного ума, настолько легкое и отчетливое, что не остается совершенно никакого сомнения относительно того, что мы разумеем или, что то же самое, несомненное понимание ясного и внимательного ума, которое порождается одним лишь светом разума и является более простым, а значит, и более достоверным, чем сама дедукция" [31. с. 84].

Немецкий философ Л. Фейербах опирался на так называемую чувственную интуицию, ибо считал, что чувственное созерцание интуитивно. Он писал: "Прежде всего я утверждаю чувственное как непосредственно достоверное... первоначально и непосредственно достоверным... является чувственная сущность как природы, так и человека... люди, по меньшей мере первоначально, всякую достоверность ставят в зависимость от чувств... для них только то есть, что есть чувственно" [93. С. 269-270].

Французский философ XIX века Анри Бергсон исходил из того, что в качестве подлинной и единственной реальности может быть только жизнь как некая целостность, отличная и от материи, и от духа. Сущность жизни постигается только с помощью интуиции. По мнению Бергсона, сознание раздваивается на интуицию и интеллект. Это произошло вследствие необходимости как применяться к материи, так и следовать за течением жизни. Этот параллелизм интуиции и интеллекта превращается затем у Бергсона в параллель интеллекта и инстинкта. Теперь интуиция определяется как "инстинкт", "сделавшийся бескорыстным, сознающим самого себя, способным размышлять о своем предмете и расширять его бесконечно" [8. С. 159]. Интуитивное знание является абсолютным. "Абсолютное, – говорит Бергсон, – может быть дано только в интуиции, тогда как все остальное открывается в анализе" [9. С. 13]. По мысли Бергсона, только интуиция способна исполнять задачу философии, цель которой – "исследовать живое без задней мысли о практическом использовании, освободившись от форм и привычек, в собственном смысле слова, интеллектуальных" [8. С. 176]. Следовательно, интуиция, по Бергсону, антиинтеллектуальна, но является непосредственным постижением сущности вещей, выключенных из практических отношений. Она направлена на невыразимое.

В рационалистической философии Нового времени с понятием интуиция тесно связано понятие априорности (a priori – из предшествующего) знания, предшествующего опыту и независимого от него. Оно, противопоставляется знанию апостериорному (a posteri­ori – из последующего), то есть полученному из опыта. Рационалисты усматривали всеобщность и необходимость теоретических положений (например, в математике) в их самоочевидности, заложен­ной в интеллекте. Априорное знание есть врожденное знание (хотя бы в форме задатков). Так, декартовское положение "Я мыслю, следовательно, я существую", по мысли его автора, является ясным и отчетливым, не требующим ни опытных, ни логических доказательств.

Согласно И. Канту, априорность является лишь формой организации знания. Она обладает двумя качествами: всеобщностью и необходимостью, как вместе, так и по отдельности. Например, пространство и время – априорные формы чувственного созерцания, с помощью которых синтезируется апостериорное знание. Категории рассудка – априорны и бессодержательны, пока они не наполнятся материалом чувственного созерцания. Так возникает естествознание в качестве науки. Примером априорного знания может служить следующее положение: нет никакой необходимости прибегать к опыту, ибо до всякого опыта известно, что если взорвать фундамент здания, оно рухнет. Априорным синтетическим суждением является и математическое положение 7+5=12, ибо оно всеобще и необходимо.

В философии ХХ в. сложилась функциональная концепция априорности, согласно которой все исходные постулаты науки априорны. С точки зрения конвенциализма (от лат. conventio – соглашение), эти научные постулаты выбираются учеными по их усмотрению, стихийно, волюнтаристски.

Философы издревле решают вопрос о границах человеческого познания. В истории философии сложилось, по крайней мере, два противостоящих друг другу течения. Одно считает, что никаких границ познанию не существует, что есть только области, объекты и т.д., которые науке пока еще недоступны, но не в силу их принципиальной непознаваемости, а потому, что сама наука в данный исторический отрезок времени еще не располагает средствами их познания. Как только эти средства появятся, наука схватит и эти ранее недоступные ей объекты. Другое течение стоит на позициях принципиальной непознаваемости сущности вещей. Такую позицию занимал, например, английский философ XVIII века Д. Юм. Он считал, что все человеческое познание не может выйти за пределы единичного опыта. Опыт случаен, неполон. То же, что мы считаем закономерностью (общим теоретическим знанием), есть лишь наша психологическая привычка. Мы привыкли видеть восход Солнца на Востоке и заход его на Западе и считаем это объективной закономерностью природы. Но однажды проснувшись, мы увидим, что Солнце встает на Западе. Первоначально мы удивимся такому событию, но затем привыкнем к нему и опять будем считать это естественной закономерностью. Такое направление получило в философии название агностицизма (недоступный познанию). Этот термин был введен в философию в 1869 г. английским естествоиспытателем Т. Гексли. Агностицизм – это учение, согласно которому не может быть окончательно решен вопрос об истинности познания окружающей действительности. Пользуясь тем, что чувственные данные крайне индивидуальны и непроверяемы средствами метафизической механистической философии, английский епископ Дж. Беркли провозглашает тезис о зависимости внешнего опыта от внутреннего. Внешний мир предстает лишь как совокупность индивидуальных идей и ощущений: "Мы не только не знаем истинной и реальной природы вещей, но не знаем даже об их существовании. Вещи существуют потому, что они воспринимаются" [11. С. 322].


Сейчас читают про: