double arrow

П. З. № 1. Деонтология специалиста по финансовой работе

План лекции:
1. Деонтология как учение о долге и должном поведении
2. Место и роль деонтологии в этической системе и системе ценностей финансовойработы
3. Основные понятия и категории деонтологии финансовой работы

Термин «деонтология» (от греч. deonthos - должный) был введен в научный лексикон для обозначения учения о долге и должном поведении, поступках, образе действий ХVIII веке английским философом-утилитаристом Иеремией Бентамом (1748-1832гг.). Исследуя место и роль морали в человеческом обществе, И. Бентам сделал вывод о том, что она, как и законодательство, является способом регуляции человеческого поведения с целью обеспечения счастья, благополучия и пользы наибольшему числу людей25. Первоначально И. Бентам вкладывал в понятие «деонтология» довольно узкий смысл, имея в виду прежде всего долг и обязанности верующего перед Богом, религией, религиозной общиной, но затем употребил его для обозначения теории морали в целом. Вскоре термин «деонтология» начал применяться несколько в ином смысле - он стал использоваться для обозначения учения о должном поведении, поступках и действиях любой личности или группы, а не только верующего по отношению к его религиозным обязанностям, и деонтология стала различаться с аксиологией - учением о ценностях.

В настоящее время термин «деонтология» используется довольно широко и в профессиональной этике для обозначения теории о долге и должном поведении специалиста в процессе выполнения импрофессиональных обязанностей.Именно в этом значении он используется и в профессиональной этике социальной работы. В целом содержательно деонтология представляет собой систему смыслов, понятий, норм, установлений и предписаний о долге социального работника, коллектива социальной службы и совокупной профессиональной группы перед обществом и государством, социальной работой как специфическим видом профессиональной социальной деятельности и особым социальным институтом, перед коллегами, клиентами и перед самим собой.

Практически каждая профессия, сформировавшая и кодифицировавшая собственную профессионально-этическую систему, осмысливает одновременно с этим и содержание профессионального долга специалиста, но чаще всего при этом не затрагивает места и роли деонтологии в профессионально-этическом учении, проблем соотнесения долга и обязанностей. Эта проблема – места деонтологии в профессионально-этическом учении – должна быть решена в профессиональной этике, поскольку содержание решения определяется допустимую степень самостоятельности специалиста, способы контроля его деятельности, взаимное доверие специалистов и их клиентов и т.п.

Место и роль деонтологии в любом этическом учении, в том числе и профессионально-этическом, могут быть определены, исходя из сущности человека. Можно выделить три таких основных подхода к определению природы человека и, соответственно этому, выяснить место и роль деонтологии.

Если человек сущностно добр, устремлен к добру, стремится делать добро, то этическое учение выступает в роли руководства, «путеводителя», источника этических знаний. Человек, исходя из своей природной устремленности к добру, вооружается этическими знаниями, и этого достаточно для обеспечения должного поведения в основном. Лишь в отдельных случаях, довольно сложных для анализа, когда трудно предвидеть выбор и последствия поведения и обусловить необходимые действия личности, необходимо четкое предписание, что именно должен сделать человек. В данном контексте предполагается, что регулирующий потенциал этики заключается в знаниях, анализе с опорой на безусловную моральность самой личности. Необходимость прибегнуть к деонтологии для детерминации подобающего поведения представляет собой крайне редкий случай, причем деонтология и долг выступают как нечто внешнее по отношению к личности. В этом случае правомерно часто употребляемое словосочетание «этика и деонтология», которое свидетельствует о различении одного от другого. Деонтология, в отличие от этики, не восполняет недостаток знаний, опыта личности, а дает непосредственные указания, императивно обеспечивая необходимые действия.

Если же человек изначально устремлен ко злу, «греховен» и не способен с учетом своей природы на осознанные социально ценные действия – только случайным образом его эгоистические устремления могут привести к общественному благу – регуляция его поведения должна быть иной. В этом случае нельзя полагаться на результаты самостоятельного этико-аксиологического анализа ситуации и ее последствий, проведенных личностью: они заведомо дадут негативный для общества результат. Необходимы жесткие ограничения личности, предписания, гарантирующие общество от эгоистического произвола личности, неспособной различить истинное добро и зло, ориентиры и рамки, которые необходимо учитывать и пренебрежение которыми безусловно наказуемо. В этом случае деонтология как бы поглощает этику («Деонтология, или наука о морали» у И. Бентама) и заставляет человека действовать вопреки собственным устремлениям, но на благо общества.

Очевидно, что оба эти подхода являются крайностями. Человек не добр, и не зол от природы, а точнее, он и добр, и зол одновременно. В некоторых случаях он вполне квалифицированно различит добро и зло, в некоторых – может выработать ошибочную точку зрения. Кроме того, каждый человек как личность сформирован в определенном обществе, получив при этом представления о добре и зле и усвоив и присвоив определенные поведенческие стереотипы. В обществе в качестве регулятора человеческого поведения существует не только общественная, групповая и индивидуальная мораль – есть законодательство, религиозные нормы, обычаи и традиции. Человек может совершать социально ценные поступки, руководствуясь собственными соображениями или этими регулятивами и не насилуя своей природы. В то же время он способен, руководствуясь собственными соображениями, поступать аморально, вопреки общественной пользе, преследуя личную выгоду.

Очевидно, что с учетом такой двойственности природы человека нельзя разделять этику и деонтологию, также как неверным было бы сливать их воедино и считать аналогами. Соответствие поведения представлениям о позитивном, социально одобряемом определяется на основании его анализа и сравнения с критериями общественного блага, причем вне зависимости от того, противоречит ли это общественное благо индивидуальному или совпадает с ним. Видимо, чем большую социальную значимость может иметь поведение и деятельность человека, тем более надежной должна быть гарантия нормативного поведения. Поэтому деонтология – это ядро любой этической системы, поскольку должное поведение гарантирует выполнение внешних по отношению к личности требований независимо от того, одобрены ли эти требования индивидуальной моралью личности.

Деонтология в профессионально-этической системе также занимает центральное место, однако в зависимости от вида, содержания профессиональной деятельности «доля» формального долженствования может быть различной. Очевидно, что чем большую социальную значимость имеют результаты профессиональной деятельности и чем больше влияние профессиональной деятельности на судьбу, благополучие общества и конкретных личностей, тем большая часть поведения, отношений и деятельности специалиста может регулироваться с помощью деонтологических принципов. Вместе с тем вышесказанное не означает, что та часть деятельности или та деятельность, которые могут регулироваться деонтологией, всегда противоречат интересам, склонностям личности; они могут совпадать, и должное поведение может не только своими итогами, но и самим процессом доставлять личности удовольствие.

Основной категорией деонтологии является долг (греч. deon). Впервые понятие долга рассматривается Аристотелем, который трактует его как обычай, необходимость следования обычному поведению. В настоящее время долг – это важнейшая этическая категория. Он представляет собой выступающее в качестве внутреннего переживания принуждение поступать в соответствии с требованиями, исходящими из этических ценностей, и строить свое бытие в соответствии с этими требованиями26. Должная регуляция может иметь место не всегда, а тогда лишь, когда человек находится в состоянии выбора между различными вариантами поведения, действий, отношений, поступков. Долг представляет собой механизм, включающий моральное сознание личности непосредственно в процесс выбора поступков, а также ориентирующий человека на достижение социально и индивидуально значимых результатов.

В требованиях долга находят отражение интересы той или иной группы или личности. Осознание и переживание этих интересов, выделение их них общих с личными интересами индивида приводит к возникновению и сознанию чувства долга. По сути дела сознание и чувство долга есть констатация зависимости человека от общества, группы, поскольку содержание долга носит, как правило, внешний по отношению к личности характер. Поэтому долг выступает как форма регуляции поведения человека со стороны общества или группы, форма моральной оценки его поведения и деятельности. Это, однако, не исключает того обстоятельства, что должное поведение для личности может стать привычным, соответствовать ее склонностям, установкам и т.п.

Содержание морального долга как идеальное представление формируется как объективное рациональное, иногда противоположное чувственной склонности личности, ее эмоциям. Он содержит в себе самопринуждение, поскольку объективен, проистекает из законов морали и не всегда совпадает с установками личности и ее склонностями. Должное поведение, т.е. поведение в соответствии с деонтологическими принципами, имеет место, когда личность, сопоставив собственные субъективные потребности с объективной необходимостью, делает выбор в пользу последних и реализует свою активность для выполнения долга. Отсюда следует, что, базируясь на внешней по отношению к личности, объективной необходимости, должное поведение в конечном итоге детерминируется внутриличностными причинами. Иначе говоря, долг содержит в себе диалектическое единство объективной необходимости и субъективной активности человека. Поэтому деонтическая или деонтологическая регуляция поведения представляет собой более глубокий пласт морального сознания, нежели моральные потребности.

Самопринуждение как механизм реализации должного поведения не означает, однако, что должное поведение всегда сопровождается исключительно негативными эмоциями или иными негативными ощущениями личности. По И. Бентаму, выполнение долга может стать одним из источников удовольствия («чувство выполненного долга», удовлетворенность), с точки зрения результата выступающего как фактическая полезность процесса самопожертвования.

Ответственностьличности перед кем-либо (в том числе и перед собой) за результаты ее деятельности формируется в процессе самой деятельности в результате присвоения ею социальных, профессиональных и групповых ценностей. Ответственность выражает соответствие моральной деятельности личности ее долгу с точки зрения ее возможностей. Она проявляется в осуществлении формального и неформального контроля за ходом деятельности, состоянием процесса или явления с целью обеспечения своевременного корригирующего вмешательства. Внешний, формальный контроль личности за ходом процесса деятельности направлен в основном на соблюдение необходимых параметров процесса, тогда как внутренний, неформальный заключается в основном в саморегуляции его деятельности в соответствии с чувством долга. Идентификация личностью себя как активного субъекта деятельности приводит к возникновению субъективного чувства решающей зависимости конечного результата деятельности от ее индивидуальной активности, что побуждает личность изыскивать дополнительные средства, создавать условия для достижения намеченной цели, иногда вопреки здравому смыслу.


Сейчас читают про: