double arrow

Теория конституентов

Ситуационная концепция

Идею зависимости лидерства от оп­ределенных социальных условий обо­сновывает и развивает его ситуационная концепция (Р. Стогдилл, Т. Хилтон, А. Голдиер и др.). Она исходит из относительности и множественности лидерства. Лидер — функция определенной ситуации. Как писал Р. Стогдилл, «лидерство есть связь, которая существует между людьми в какой-то социальной ситуации, и люди, являющиеся лидерами в одной ситуации, не обязательно будут ими в других ситуациях». Именно сложившиеся конкрет­ные обстоятельства определяют отбор политического лидера и детерминируют его поведение. Так, например, ситуация в ислам­ском Иране неизбежно отвергнет политиков европейского или американского типа. Точно так же и религиозный лидер-пророк не сумеет проявить себя на политической арене Запада. Очевид­но, что требования к лидеру значительно различаются и в зави­симости от того, находится данное государство в состоянии кри­зиса или развивается стабильно.

С точки зрения ситуационного подхода лидерские качества релятивны, относительны. Один человек может проявить черты лидера на митинге, другой — в повседневной политико-органи­зационной работе, третий — в межличностном общении и т.п. В целом же лидеров отличают главным образом целеустремленность, готовность взять на себя ответственность за решение той или иной задачи, а также компетентность.

Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуаль­ных качеств личности, однако не абсолютизирует их, отдает при­оритет в объяснении природы политического лидерства обстоя­тельствам. На основе этой концепции, подтверждаемой эмпири­ческими исследованиями, ряд ученых (Э. Фромм, Д. Рисмэн и др.) пришли к выводу, что в современном западном обществе большие шансы на успех имеет беспринципный человек, ориентирующийся на политическую конъюнктуру и не задумывающийся о нравственной значимости своих действий.

Однако такие выводы, как и ситуационная теория в целом, подтверждаются далеко не полностью. Ограниченность этой кон­цепции состоит в том, что она недостаточно отражает активность лидера, его способность правильно и своевременно оценить и изменить ситуацию, найти решение острых проблем.

Уточнением, развитием и качествен­ным обогащением ситуационной кон­цепции явилась теория, объясняющая феномен лидерства через последователей и конституентов. «Именно последователь, — утверждает Ф. Стэнфорд, — воспринимает лидера, воспринима­ет ситуацию и в конечном счете принимает или отвергает лидер­ство».

Достоинством такого подхода является рассмотрение лидер­ства как особого рода отношений между руководителем и его конституентами, выступающих в виде цепочки взаимосвязанных зве­ньев: конституенты — последователи — активисты — лидер. Ли­дер и его конституенты составляют единую систему. В современ­ной науке круг конституентов лидера понимается достаточно широко. В него включаются не только политические активисты и все достаточно четко определившиеся приверженцы (последова­тели) лидера, но и его избиратели, а также все те, кто взаимодей­ствует с ним, оказывает на него влияние. Анализ конституентов во многом позволяет понять и предсказать политическое поведе­ние лидера, зачастую действующего вопреки своим собственным политическим привычкам, симпатиям и антипатиям.

В формировании и функционировании отношений «лидер— конституенты» особенно велика роль активистов. Именно они достаточно компетентно оценивают личные качества и возмож­ности лидера, организуют кампании в его поддержку, выступают «приводным ремнем», связывающим его с массами, т.е. «делают» лидера.

Через конституентов проявляется воздействие на политику гос­подствующей политической культуры и прежде всего ценност­ных ориентаций и ожиданий избирателей. В демократическом государстве претенденты на роль политических лидеров могут рассчитывать на успех лишь в случае совпадения их имиджа с ожиданиями большинства народа. Имея немалые достоинства, трактовка лидера как выразителя интересов и экспектаций конституентов, подобно его ситуацион­ной интерпретации, плохо работает при объяснении инноваций, самостоятельности и активности лидера. История свидетельству­ет, что некоторые весьма важные действия руководителей идут вразрез с интересами и ожиданиями приведших их к власти со­циальных слоев и сторонников. Яркий пример тому — полити­ческая деятельность Сталина, который примерно за полтора де­сятилетия своего господства почти полностью уничтожил боль­шевиков, ранее приведших его к власти, а заодно и свыше поло­вины членов собственной партии.

Взаимодействие лидера и его конституентов — обоюдонаправ-ленное, двустороннее движение. Причем лидеры могут в значи­тельной мере менять свою социальную опору. Самостоятельность лидера по отношению к конституентам прямо зависит от харак­тера политического строя, от степени концентрации власти в ру­ках руководителя и от политической культуры общества в целом. Наибольшие возможности для субъективистской и волюнтарист­ской политики имеют лидеры в авторитарных и тоталитарных системах, где они могут порою поставить под угрозу само суще­ствование всей нации, как это пытался сделать, например, Гит­лер накануне поражения нацистской Германии.


Сейчас читают про: