double arrow

Типы лидерства

Типы лидеров и их функции.

Существуют различные классифика­ции феномена лидерства. Одной из наиболее общих является деление всех лидеров наобычных («ре­альных») ивеликих (как великих «героев», так и великих «зло­деев»). Первые, реальные лидеры, не оставляют заметного лич­ного следа в истории, не изменяют обычного хода событий. Вто­рые, лидеры-герои (злодеи), имеют собственное видение полити­ки и пытаются осуществить в ней свои замыслы, влекущие боль­шие социальные и политические перемены.

Широко распространено деление лидерства в зависимости от отношения руководителя и подчиненных наавторитарное и де­мократическое. Авторитарное лидерство предполагает единолич­ное направляющее воздействие, основанное на угрозе санкций, применении силы. Демократическое лидерство выражается в учете руководителем интересов и мнений всех членов группы или ор­ганизации, в их привлечении к управлению.

Одна из «классических» типологий лидерства восходит к уче­нию М. Вебера о способах легитимации власти. В соответствии с этими способами, лидеров подразделяют натрадиционных (вож­ди племен, монархи и т.п.) — их авторитет основан на обычае, традиции;рационально-легальных, или рутинных, — это лидеры, избранные демократическим путем; ихаризматических — наде­ленных, по мнению масс, особой благодатью, выдающимися ка­чествами, необычайной способностью к руководству. Харизма складывается из реальных способностей лидера и тех качеств, которыми его наделяют последователи. При этом индивидуаль­ные качества лидера нередко играют второстепенную роль в фор­мировании его харизмы. Харизматическими лидерами были, на­пример, Ленин, Сталин, Ким Ир Сен, Фидель Кастро.

Данная классификация лидерства достаточно проста и удоб­на, хотя, как и любая другая классификация, ограничена в при­менении. В основе первого типа лидерства лежит привычка, вто­рого — разум, третьего — вера и эмоции. Основоположник этой классификации Вебер особое внимание уделял анализу харизматического лидерства. Он оценивал лидера этого типа как важней­шего движителя, генератора обновления общества в кризисные периоды, поскольку харизматический вождь и его авторитет не связаны с прошлым, способны мобилизовать массы на решение задач социального обновления. В относительно же спокойные периоды развития для общества предпочтительнее рациональ­но-легальное лидерство, оберегающее исторические традиции и осуществляющее необходимые реформы. В целом же в исто­рии многих государств наблюдается определенная последова­тельность в смене типов политического лидерства. Вождь-ос­нователь (харизматик) сменяется традиционным лидером-ох­ранителем, который, в свою очередь, уступает место реформа­тору-законодателю.

В современной политологии нередко называются четыре со­бирательных образа лидера:знаменосца (или великого человека), служителя, торговца и пожарного. Лидера-знаменосца отличает собственное видение действительности, привлекательный идеал, «мечта», способная увлечь массы. Яркими представителями тако­го типа лидерства были Ленин, Мартин Лютер Кинг, Хомейни. Лидер-служитель всегда стремится выступать в роли выразителя интересов своих приверженцев и избирателей в целом, ориенти­руется на их мнение и действует от их имени. Для лидера-торгов­ца характерна способность привлекательно преподнести свои идеи и планы, убедить граждан в их преимуществе, заставить «купить» эти идеи, а также привлечь массы к их осуществлению. И, нако­нец, лидер-пожарный ориентируется на самые актуальные, жгу­чие общественные проблемы, насущные требования момента. Его действия определяются конкретной ситуацией. В реальной жиз­ни эти четыре идеальных образа лидерства обычно не встречают­ся в чистом виде, а сочетаются у политических деятелей в различ­ных пропорциях.

Имеются и другие классификации лидеров. Так, они делятся на правящих и оппозиционных; крупных и мелких; кризисных и рутинных; пролетарских, буржуазных, мелкобуржуазных и т.п. (марксизм).

Социальная значимость, функции и весь социальный облик лидеров пря­мо зависят прежде всего от характе­ра политического строя. Очевидно, что они будут коренным образом расходиться, например, в теократическом государст­ве, тоталитарном и демократическом обществах. Демократия, понимаемая в своем прямом, этимологическом значении как власть народа, большинства, вообще плохо совместима с по­литическим лидерством, предполагающим руководство одного лица.

В современных государствах примирение принципов лидер­ства и народовластия осуществляется на пути представительной демократии, оставляющей избранникам народа свободу действий в пределах, очерченных законом. Здесь отчетливо проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие традиционные, преимущественно харизматические представления о лидерстве. Эти тенденции —институциализадия и профессионализация ли­дерства.

Институциализация лидерства сегодня проявляется преж­де всего в том, что процесс рекрутирования, подготовки, дви­жения к власти и сама деятельность политических руководи­телей осуществляются в рамках определенных институтов — норм и организаций. Функции лидеров ограничены разделе­нием законодательной, исполнительной, судебной и инфор­мационной властей, конституциями и другими законодатель­ными актами. Кроме того, лидеры отбираются и поддержива­ются собственными политическими партиями, контролируют­ся ими, а также оппозицией и общественностью. Все это зна­чительно ограничивает их власть и возможности маневра, по­вышает влияние среды на принятие решений. В силу развития демократического контроля, а также отсутствия разного рода революционных ситуаций в современных индустриально развитых государствах практически не появляются политики, ко­торые оставляли бы такой же глубокий след в истории, как, например, Наполеон, Бисмарк, Петр Первый, а также Гитлер или Сталин. Современные лидеры больше, чем прежде, под­чинены решению обыденных, повседневных созидательных задач.

С этим связана вторая тенденция в развитии лидерства — его профессионализация. Еще в 1919 г. М. Вебер в известной работе «Политика как призвание и профессия» отмечал растущее «пре­вращение политики в «предприятие», которому требуются навы­ки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современ­ной партийной системой». В нынешних условиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, группами интересов, СМИ и широкой об­щественностью важнейшими функциями политики и политиков становятся не применение насилия и даже не борьба за власть, а «преобразование общественных ожиданий и проблем в полити­ческие решения».

Политик фактически превратился в специалиста в области об­щественных коммуникаций, предполагающих обеспечение чет­кой формулировки требований населения, налаживание необ­ходимых для принятия коллективных решений и их реализации контактов с парламентскими и правительственными органами, СМИ, общественными организациями и отдельными людьми, разрешение конфликтов и нахождение согласия. Сегодня эф­фективно реализовать эти функции не может человек, не об­ладающий специальной квалификацией: знаниями, навыками и опытом.

Политический труд постепенно превращается в профессию, аналогичную профессии врача, конструктора или адвоката. Он становится главным и постоянным источником дохода. Хотя профессиональные политики занимают выборные должности, большинство из верхнего эшелона обычно сохраняет род сво­их занятий даже после смены правящей партии. Этому спо­собствует аккумуляция ими ряда политических должностей в парламенте, партии, органах местного самоуправления, дру­гих учреждениях.

В ряде стран (Японии, Франции, США) учет профессионали­зации политической деятельности проявляется в отборе будущих политических лидеров- еще в детском или подростковом возрасте и их подготовке в специальных школах и университетах. Такие меры в сочетании с развитием политического участия граждан и укреплением контроля за власть имущими способствуют повыше­нию эффективности политического лидерства, его подчинению интересам всего общества.

Политические лидеры и элиты занимают руководящие пози­ции и осуществляют свои функции в рамках определенных по­литических систем, выступающих реальным воплощением, мате­риализацией механизма власти в обществе.


Сейчас читают про: