double arrow

ПОНЯТИЕ СТИЛЯ

Понятием "стиль"обозначается один из фундаменталь­ных законов художественного творчества, без которых невоз­можно создание художественного произведения, этого закон­ченного продукта писательского труда, и возникновение иных, более крупных художественных систем (литературных школ, течений, направлений). Любой мало-мальски сведущий чита­тель даже интуитивно ощущает то, что на языке критики и ли­тературоведения назьшают стилем. Однако, несмотря на то, что термин "стиль" существует с очень давних времен, а попыток определения сущности самого закона стиля предпринималось колоссальное количество, до сих пор сохраняются существен­ные разночтения в понимании этого закона и применении этого термина. Можно сказать, что стиль - это едва ли не самая не­определенная, самая размытая, самая "безразмерная" художест­венная категория. И это крайне затрудняет разработку методики стилевого анализа литературного произведения.

Еще МБ. Ломоносов в своей теории "трех штилей" под "штилем" понимал "образ сочинения, писания или выражения мыслей словами". И толкование стиля как категории художест­венной формы надолго утвердилось в науке о литературе. Так, в "Поэтическом словаре" А.П. Квятковского (М., 1966) под сти­лем понимается "совокупность средств и приемов художествен­ной выразительности...". С этой точкой зрения сходятся опре деления, которые дают в своих работах другие отечественные теоретики - Г.Н. Поспелов, А.Н. Соколов, И.Ф. Волков, Я.Е. Эльсберг. В современном английском "Словаре литературных терминов" также утверждается, что

"стиль (1) манера передачи мыслей посредством слов; (2) характерные способы построения фраз и характерные средст­ва выразительности на письме и в устной речи; (3) отличи­тельные особенности литературного текста, касающиеся больше его формы, нежели содержания" .

При этом, как правило, подчеркивается, что "стиль — это доминанта художественной формы, ее ор­ганизующая сила" (Я.Е. Эльсберг);

"синтезирующее понятие, которому подчиняются все языковые формы произведения" (В. Кайзер).

Другие отечественные исследователи стиля включают в его "компетенцию" не только элементы художественной формы, но элементы содержания произведения, утверждая, что стиль обеспечивает единство содержания и формы, что именно единство содержания и формы осуществляется по закону стиля. Так, по мнению Л.И. Тимофеева, стиль представляет собой

"единство основных идейно-художественных особенно­стей (идеи, темы, характеры, сюжеты, язык), обнаруживаю­щиеся на протяжении всей творческой работы писателя"4.

А.Ф. Лосев полагал, что стиль есть не только художест­венное содержание и не есть только художественная форма, он также не есть только слияние содержания с формой, но стиль включает в себя и доэстетические факторы (первичные впечат­ления, жизненные ориентировки художника). Ученый пишет:

"Художественный стиль, во-первых, есть принцип кон­струирования; во-вторых, принцип конструирования именно всего потенциала художественного произведения в целом"5.

Более конкретизирующее определение отношения между стилем и художественной целостностью дает Ю.Б. Борев:

"Стиль - единая "генная" программа, принцип создания художественного единства, определяющий как целостность всего произведения, так и обеспечивающий в каждом его эле­менте "предствителъство" этой целостности .

С этой точкой зрения солидарен и М.М. Гиршман: "... Стиль — это и есть непосредственно ощутимое при­сутствие и выражение этой целостности в каждом состав­ном элементе произведения и в законченном произведении в це­лом (...) Понятие стиля здесь, прежде всего, фиксирует преоб­ражающую взаимосвязь элементов в единстве художественно­го мира, где все необходимо и незаменимо"7.

Однако все эти определения недостаточны, прежде всего, потому, что не специфичны. Когда говорят, что стиль -это доминанта формы или что стиль обеспечивает единство содержания и формы, но ведь то же самое можно сказать и о жанре8. Когда утверждают, что стиль обеспечивает конструк­тивное единство произведения, закономерно возникает вопрос -а какие же тогда функции выполняет жанр? Даже положение о том, что в стиле художественная целостность непосредственно ощутима и выражена, не проявляет специфику стиля, ибо и жанровая конструкция произведения также делает целостность художественного мира наглядно-зримой. В принципе, целост­ность произведения обеспечивается всеми художест­венными структурами, образующими его "каркас": не только стилевая, но и жанровая структура в совокупности с принципами творческого метода формируют произведение как идейно-эстетическое целое. Каждая из всех трех структур (стиль, жанр, метод) обеспечивает свой аспект целостности.

Стиль, говорят многие современные исследователи, в от­личие от жанра, характеризует мобильные, подвижные качества литературы: стиль - это, прежде всего, индивидуальность, свое­образие, в то время как жанр связан с каноническими, устойчи­выми свойствами произведения. Наиболее отчетливо эту точку зрения формулирует М.М. Гиршман:

"Жанр определяет объективно существующую традицию (...), конкретизирует опыт предшествующего исторического развития - "память искусства". Стиль (...) преображает зако­номерную организованность текста в органическое выражение целостной индивидуальности человека-творца".

Подобное понимание стиля вызывает возражения. Так, в эпохи, когда господствует нормативная эстетика (античность, средневековье и т.п.), стиль вовсе не служит спе­циальным выразителем индивидуального начала в искусстве. В универсальных художественных системах, которые существо­вали в нормативные эпохи10, стиль, как и жанр, был связан с каноном и имел весьма устойчивые, повторяющиеся из произ­ведения в произведение качества. Именно через стиль и через жанр канон, понимаемый как некий заданный Богом закон жизни, воплощался и выражался в художественном тексте.

И наоборот, в культуре Нового времени все художествен­ные системы: и жанр, и стиль - ориентированы на то, чтобы вы­разить прежде всего индивидуальное, своеобразное, своеобыч­ное видение мира художником. И в этом смысле подвижность и динамичность структур становится характерным свойством не только стилей, но и жанров. Индивидуальные жанровые формы, например, в такой же степени неповторимы, как и индивиду­альные стилевые качества произведений. Довольно частым слу­чаем становится рождение жанров и жанровых разновидно­стей, которые не совпадают с каноническими жанрами (напри­мер, "Война и мир" поначалу обозначалась самим автором как

"книга", лишь впоследствии наука определила ее как роман-эпопею). То же самое касается стилей: например, в русской ли­тературе 1920-х годов "орнаментальный стиль" находил выра­жение в жанре новеллы и в жанре повести, в жанре поэмы и в

жанре баллады...

Таким образом, дифференциация стиля и жанра по линии "индивидуальное - традиционное" не подтверждается истори­ческой практикой. Главное же, что различает стиль и жанр - это их функции в созидании художественного целого.

Стиль с точки зрения литературоведения и стиль с точки зрения языкознания. Стиль и стилистика.

В настоящее время этот вопрос основательно запутан в связи с введением на филологических факультетах учебного предмета "Лингвистический анализ художественного текста".

Начнем с более простого: с дифференциации понятий "стиль"и "стилистика".

"Стиль и стилистика - это разные понятия. Стилистика -учение о поэтическом языке. Стиль связан не только с поэти­ческим языком, но со всеми сторонами поэтического произве­дения..."

- указывает В.М. Жирмунский. Тем самым он проводит различие между объемами понятий "стилистика" и "стиль". Однако

остается неясность по главному аспекту проблемы: как со­относятся стилистика, т.е. анализ поэтического языка, а шире -художественного текста, и стилевой анализ художественного произведения - в чем состоит различие между ними, где они смыкаются, каковы их взаимоотношения?

Наиболее определенно на этот вопрос отвечал известный лингвист Г.В. Степанов. В работе "О границах лингвистическо­го и литературоведческого анализа художественного текста" он писал:

"Стилистика, будучи лингвистической дисциплиной, не может заменить литературоведческого анализа художест­венного произведения. Семантика стилистических единиц и идея-содержание по-разному соотнесены с языком. Стилисти­ческие единицы, выявляемые лингвистическим анализом, не оформляют непосредственно содержание, они выражают наиболее целесообразным способом смысл языковых форм, ис­пользуемых для передачи эстетически преобразованного опы­та. Идея-содержание только передается при помощи языка, но находится вне него. Структура элементов опыта (структура или система денотатов как отражение в мышлении предме­тов внешнего мира), строго говоря, не относится к компетен­ции лингвиста. Напротив, литературоведа в первую очередь как раз и интересует сфера обозначаемого (структура эле­ментов опыта), а лингвистический анализ нужен ему лишь по­стольку, поскольку он помогает обнаружить очертания и пределы этой сферы"'6.

И далее:

"Художественное произведение, будь то басня или ро­ман-эпопея, соответствует главному качеству: структурно и содержательно оно должно составлять единое целое. Для лин­гвиста целое — это связанный текст, для литературоведа — это фрагмент действительности, запечатленный в тексте, и при анализе его исследователь должен считаться даже с тем, что правильные грамматические связи могут быть нарушены во имя цельности образной системы".

Наряду с проблемой целостности, Г.В. Степанов напоми­нает и о других специфических проблемах, которые встают пе­ред литературоведом при анализе анализом художественного

произведения - о проблеме образа и его динамичности, пробле­ме личностности (т.е. субъективного восприятия мира автором-художником). Ученый заключает:

"Все эти проблемы (целостность, динамичность образа, личностностъ) лежат вне сферы лингвистики (включая сюда общую стилистику, лингвостилистику, стилистику текста); они должны рассматриваться с точки зрения теории литера­туры, одним из разделов которой является стилистика, ори­ентированная на литературоведение и эстетику»

Н.К. Гею принадлежит удачное определение субордина­ции языковых и литературных аспектов в художественном тексте:

"Отбор словесного материала - это этап лингвистиче­ского понимания стиля. Организаиия наличного словесного ма­териала - предмет литературоведческого подхода к изучению произведения, к изучению принципа, который подчиняет сло­весный материал и лингвистическую закономерность закошу мерности художественной, закономерности целого, так как стиль это закон оформления содержания" .

Следовательно, изучение художественного текста должно быть направлено на то, чтобы выяснить, как из материала сло­ва, при посредстве грамматических конструкций формируется определенная система сигналов, вызывающих образные ассо­циации, которые порождают "виртуальные" художественные образы и целые миры.

Взаимодействие "стиль - жанр - метод" образует струк­туру любой художественной системы как идейно-эстетического целого, начиная с отдельного произведения и кончая литера­турным направлением.

Теперь надо разобраться, в чем состоит функция каждого из этих фундаментальных законов при созидании произведения как идейно-эстетического целого, которое только в таком виде становится носителем определенной эстетической концепции человека и мира.

Творческий методявляется той структурой, которая обеспечивает целостность произведения как определенной системы эстетических отношений к действи­тельности. Принципы творческого метода (принципы твор­ческого претворения объективного мира в художественную, ре­альность; принципы эстетической оценки; принципы художест­венного обобщения) являются своего рода "каналами связи" между внехудожественной действительностью, то есть "миром, данным в ощущениях", и возникающей в художественном тексте художественной ("виртуальной") реальностью. Принци­пы творческого метода являются философско-эстетической ос­новой художественного акта, они определяют творческую стра­тегию. Что же касается жанра и стиля, то они определяют творческую тактику - а именно, законы внутренней организации художественного произведения.

Жанровая структураобеспечивает целостность произведения с точки зрения его конструктивной завершенности, обращающей про­изведение в самодостаточный образ мира - "сокращенную Все­ленную". Стиль, со своей стороны, тоже обеспечивает целост­ность произведения. Он организует систему эстетической вырази­тельностии тем самым обеспечивает экспрессивное единствохудожественного произведения. "Выражение есть


Сейчас читают про: