double arrow

Содержательность стиля

Стиль- это система элементов художественной формы, придающая произведению искусства чувственно-наглядный, эмоционально наполненный, эстетический об­лик и раскрывающая его экспрессивно-оценочный смысл.

Прокомментируем это определение. Во-первых, стиль "выступает наружу" в чувственно-воспринимаемой художест­венной форме.Во-вторых, стиль - это законхудожественной формы, то есть системаустойчивых взаимосвязей между разными компонентами формы и разными формообразующи­ми уровнями. В-третьих, в системе закономерностей, обеспечи­вающих целостность произведения искусства, функция стиле­вой системы состоит в создании экспрессивного единства,то есть некоего единого колорита, настроения, тона. Разумеется, экспрессивное единство вовсе не сводится к монотонности, оно чаще всего представляет собой полифоническое целое, образуемое развитием, столкновением, сплетением разных об­разных мотивов.

Любое произведение, претендующее на статус художест­венного, то есть предполагающее быть носителем определенной эстетической концепции действительности, имеет свою систему эстетической выразительности, то есть обладает индивидуаль­ным стилем. (Совершенен или несовершенен этот стиль - дру­гой вопрос.) Понятие "стиль литературного произведения" можно сопоставить с понятиями "колорита" в живописи и "то­нальности" в музыке. Невозможно представить живописное по­лотно без единого колорита, единой цветовой гаммы, которая окрашивает и лица, и предметы, и природу. Этот колорит придает особую выразительность картине, заражая зрителя опреде­ленным эмоциональным настроем (нежная золотистая гамма в пейзаже И. Левитана "Золотая осень", тревожный красновато-коричневый тон "Портрета Стрепетовой" И. Репина, контраст­ное сочетание черного и белого тонов в полотне В. Сурикова "Боярыня Морозова"). Столь же невозможно представить музы­кальное произведение, которое бы не имело определенной то­нальности - тональность задается с самого начала музыкально­го текста (обозначается особым знаком на нотном стане), она определяет весь музыкальный строй. Так, тональность ми-бемоль мажор задает возвышенное, мужественное звучание - не случайно в этой тональности написаны "Героическая симфо­ния" Бетховена и этюд Листа "Героика", а тональность ре-минор пронизывает музыку траурным, прощальным звучание - в этой тональности написаны первая и финальная части моцартовского "Реквиема". Поэтому в литературоведении при описании стиля нередко используют термины "тон (тональность)", "колорит", "гамма". Иначе говоря, выразительность литературного текста понимается как некий единый колорит, единый тон, единая ме­лодия, даже, возможно, сложная мелодия из ряда составляю­щих, подобно тому, как колорит живописного полотна образу­ется из наложения нескольких цветовых пластов, из их соотно­шений. Но в любом случае в литературном произведении воз­никает некая единая система словесных художест­венных форм, обеспечивающая экспрессивную це­лостность, то есть единство произведения с точки зрения его эстетической выразительности.

(Отсюда, кстати, следует еще одно различие между сти­лем и жанром: для того, чтобы вжиться в жанр произведения, надо увидеть его конструкцию целиком - понять секрет тех ус­ловностей, посредством которых она моделирует образ мира. А чтобы настроиться на стиль, бывает достаточно услышать пер­вых несколько фраз - и всё, интонация схвачена, колорит улов­лен...)

Стиль произведения, понимаемый как система эстетиче­ской выразительности художественной формы, в высшей сте­пени содержателен.

Именно в стиле получает наиболее явственное выраже­ние пафос произведения, эта самая глубинная, самая специ­фическая сторона художественного содержания. В.Г. Белинский дает следующее определение пафоса:

"Искусство не допускает к себе отвлеченных философ­ских, а тем менее рассудочных идей: оно допускает только идеи поэтические; а поэтическая идея — это не силлогизм, не догма, не правило - это живая страсть, это - пафос (...) В пафосе поэт является влюбленным в идею, к в прекрасное, жи­вое существо, страстно проникнутым ею, -ион сознает ее не разумом, не рассудком, не чувством и не какою-либо одной спо­собностью своей души, но всею полнотою и целостностью сво­его нравственного бытия, - и поэтому идея является в его про­изведении не отвлеченной мыслью, не мертвою формою, а жи­вым созданием".

В пафосе - прежде всего в нем - проступает семантика стиля. Если жанр выстраивает произведение как образ мира и тем самым демонстрирует смысл жизни и суть жизни в кон­струкции образа мира, то стиль не показывает, не изображает, он выражает эстетическое отношение к миру посредством пафоса. Мы говорим о героическом пафосе былин об Илье Му­ромце, трагедийном пафосе романов Достоевского, сатириче­ском пафосе рассказов М. Зощенко, сплаве иронического и сен­тиментального пафоса в современной "женской прозе" (Г. Щер­бакова, М. Палей, Л. Улицкая, Н. Горланова). В отличие от других составляющих художественного содержания (темы, проблемы, конфликта), пафос невозможно "сформулировать". В принципе - пафос невербален (внесловесен), пафос - это тот эмоциональный настрой, которым насыщено произведение ис­кусства и которым проникается (заражается) читатель в процес­се чтения художественного текста и переживания той "вирту­альной" реальности, что открылась его внутреннему взору.

Факторы стиля

Вопрос о факторах стиля весьма сложен. Причиной тому

- множественность этих факторов и их "разнопорядковость": тут и факторы субъективно-личностные, и внутрихудожествен-ные, и сверхэстетические (социальные, мировоззренческие). Каждый из этих факторов нуждается в конкретизации, а главное

- необходимо определить их иерархию. Например, А.Н. Соко­лов, который едва ли не обстоятельнее других рассматривал эту проблему, выделял следующие факторы стиля: "идейно-образное содержание, художественный метод и жанр" (130). А важнейшим в их иерархии ученый называл идейное содержа­ние произведения (108)30.

Несомненно, конкретное содержание замысла произведе­ния: его тематическое наполнение, характер конфликта, эмо­циональный заряд - это, так сказать, "ближайший" фактор стиля,его непосредственный возбудитель. Наиболее же круп­ный, можно сказать - глобальный, фактор стиля обозначил Ос­вальд Шпенглер:

"Так из идеи макрокосма, которая в проблеме стиля предстает взору в упрощенном и более понятном виде, вырас тает некое изобилие задач, решение которых принадлежит

еще будущему»

Следовательно, Шпенглер полагает, что первичной основой стиля является общее представление о мировом универсуме. Шпенглеровская "идея макрокосма" - это самый крупный сверхэстетический факторстиля. Менее глобальные сверхэстетические факторы - это то, что В.М. Жирмунский на­зывал "мироощущением эпохи", "психологическим фоном" вре­мени (иногда говорят "дух времени", "атмосфера времени"). Все эти обозначения весьма зыбки, но за ними стоят достаточно явственные духовные процессы и состояния, которые как бы растворены в воздухе и заражают современников, в том числе самых чутких к веяниям времени представителей общества -его художников.

Так, психологическая атмосфера Великой Отечественной войны оказалась тем фактором, который обусловил патетиче­ский стилевой облик всех родов литературы, сказавшись, в ча­стности, в одической лирике (А. Ахматова "Мужество"), герои­ческой повести (В. Гроссман "Народ бессмертен"), народной драме (Л. Леонов "Нашествие"). А настроения "оттепели" сказа­лись в "исповедальном стиле", который стал доминировать в литературе второй половине 50-х годов - в поэзии "шестиде­сятников" (Е. Евтушенко, А. Вознесенский, Р. Рождественский).

Среди внутрихудожественных факторовстиля разные ученые называют жанр, творческий метод, стилевые традиции, стилевые влияния, моду.

Наиболее часто подчеркивают влияние жанрового фак­тора на стилевые процессы. Однако, следует иметь в виду, что воздействие жанра на стиль не всегда было одинаковьм. Ско­рее следует говорить о разных исторических фазах взаимо­действия стиля с жанром.

Так, в эпохи, когда господствуют нормативные художе­ственные принципы, стилевая и жанровая структуры тесно сращены. Они совместно выступают воплощением и выраже­нием единого художественного канона. И если писалась, до­пустим, воинская повесть, то у нее был совершенно опреде­ленный стиль с соответствующим экспрессивно-интонационным строем (торжественно-величавым, героиче­ским). Д.С. Лихачев отмечает: "Древнерусские жанры в гораздо большей степени связаны с определенными типами стиля, чем жанры нового времени. Мы можем говорить о единстве стиля праздничного слова, панегирического жития, летописи, хроно­графа и т.п. Нас поэтому не удивят выражения "житийный стиль", "хронографический стиль", "летописный стиль"32. В этой связи неслучаен и термин "жанровый стиль", который предложил Г.К. Вагнер применительно к древнерусскому ис­кусству. : "Конкретно "поэтика жан­ра" заключается в выборе определенных художественных формул, свойственных данной жанровой ситуации - житийной, воинской, мирской и т.п. Художественная специфика этих формул и составляет "жанровый стиль" с устойчивостью его образов, символов-метафор и сравнений" {Вагнер Г.К. Канон и стиль в древнерусском искусстве. М, 1987. С. 55).

Подобная сращенность стиля и жанра сохранялась и в литературе классицизма. Так, классицистская ода писалась только высоким штилем, а басня - низким.

И наоборот, в культуре Нового времени все художествен­ные системы: и жанр, и стиль - ориентированы на то, чтобы вы­разить прежде всего индивидуальное, своеобразное, своеобычное видение мира художником. С этих пор подвижность и динамичность структур становится характерным свойством не только стилей, но и жанров. Поэтому в системах конкретно-топических, которые складываются в Новое время, связь между жанром и стилем расслаблена, они порой существуют "самостийно", разные стили начинают сцепляться с разными жан­рами и наоборот.

Но в принципе, всегда художественная целостность лю­бого произведения обеспечивается устойчивым единством меж­ду стилевой и жанровой структурами. "Стиль неразрывно свя­зан с определенными тематическими единствами - и что осо­бенно важно - с определенными композиционными единствами, с определенными типами построения целого, типами его завер­шения (...) Стиль входит как элемент в жанровое единство вы­сказывания", - утверждал М.М. Бахтин. В каждом конкретном случае, в каждом отдельном произведении это единство каждый раз иное, особое, ибо подчинено задаче художественного выра­жения и воплощения новой эстетической концепции действи­тельности, которую должно нести это произведение.

Если жанр воздействует на стиль внутри произведения -как одна подсистема поэтики на другую подсистему, то воздей­ствие на стиль творческого метода (системы принципов эстетических отношений к действительности) носит более опо­средованный характер. И однако же, это воздействие очевидно. Например, доминирующие в романтическом искусстве две по­лярные стилевые тенденции - экзальтация и трагическая иро­ния - находятся в несомненной связи с романтическим прин­ципом эстетической оценки (противопоставлением духовного идеала низкой действительности)


Сейчас читают про: