double arrow

ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ

Конституционный контроль – особый вид правоохранительной деятельности в государстве, заключающийся в проверке соответствия законов и иных нормативных актов конституции данной страны.

Конституционный контроль является важным атрибутом современного демократическою конституционного устройства. Без него немыслимо поддержание конституционной законности, а значит и законности в целом. Конституционный контроль обеспечивает функционирование конституции государства как высшего нормативного акта, имеющего непосредственное действие. Без действенного же конституционного контроля конституция обречена, оставаться не более чем общей декларацией принципов и намерений. Действенность, эффективность конституционного контроля обеспечивается наличием специального независимого судебного органа – конституционного суда, а также особой, тщательно регламентированной законом процедуры конституционного производства.

В науке конституционного права существуют различные воззрения на сущность конституционного контроля и его органа – конституционного суда. Так, известный специалист в области государственного права В.Е. Чиркин включает Конституционный суд в систему органов т.н. четвертой «контрольной власти», выводя, его тем самым из судебной системы.

Этот взгляд подтверждается тем фактом, что в конституциях многих государств положения о конституционном контроле и конституционном суде включаются не в главу о судебной власти, а в специальный раздел основного закона. Соответственно о конституционном контроле нужно говорить как о деятельности контрольной, а не судебной.

Другая точка зрения, нашедшая отражение в Конституции РФ 1993 г., сводится к тому, что конституционный суд является одним из судебных органов, а конституционный контроль является деятельностью судебной и, следовательно, подчиняется общим принципам судопроизводства.

Этот спор носит отнюдь не чисто теоретический характер. С решением вопроса о природе и сущности конституционного контроля связаны вполне конкретные выводы. Так, если мы будем исходить из того, что конституционный суд есть разновидность судебных органов, то мы должны признать справедливость утраты Конституционным судом РФ по новому конституционному законодательству права самостоятельно принимать дела к своему рассмотрению.

Ведь в нормальной правовой системе немыслимо, что бы уголовный суд самостоятельно начинал уголовное преследование, а гражданский – гражданское дело. Это в корне противоречит роли суда как беспристрастного арбитра между спорящими сторонами я контрольного же органа проявление собственной инициативы в своей контрольной деятельности вполне логично и правомерно. Контрольный орган должен быть только объективным, но не нейтральным. Хорошо известно, чем закончилось для старого Конституционного суда РФ и всей политической системы РФ в целом проявление «гражданской инициативы» в 1993 году!

Сейчас уже трудно представить, что всего несколько лет назад института конституционного контроля в нашей стране не существовало, а его ценность отрицалась.

Современная конституционная практика ведущих государств мира выработала многообразные формы конституционного контроля. Он различается как по субъекту, так и по сфере (объектам), содержанию, порядку осуществления.

Конституционный контроль может осуществляться:

а) всеми судами общей юрисдикции (напр., США, Аргентина, Дания, Мексика, Норвегия, Япония);

б) верховным судом, являющимся высшей судебной инстанцией (напр., Австралия, Боливия, Индия, Ирландия, Канада, Филиппины, Швейцария);

в) специальными Конституционными судами, для которых конституционный контроль – главная функция (Австрия, ФРГ, Италия, Турция, Кипр);

г) особым органом несудебного характера (напр., Конституционный совет во Франции).

Российская Федерации выбрала в 1991 г. «австрийскую» модель, сделав конституционный суд единственным органом конституционного контроля. Общие суды, обнаружив при рассмотрении дела несоответствие какого-либо акта Конституции РФ, могут лишь обратится с соответствующим запросом в Конституционный суд РФ, отложив рассмотрение дела. Безусловно, в наших условиях это решение было единственно верным, так как в противном случае применение федеральных законов и иных федеральных актов было бы полностью парализовано общими судами сепаратистки и местнически настроенных регионов.

Объектами конституционного контроля могут быть обычные законы, поправки к конституции, международные договоры, регламенты палат, нормативные акты исполнительных органов власти (в тех странах, где нет системы административной юстиции). В федеративных государствах объектом конституционного контроля являются также вопросы разграничения компетенции между союзом и субъектами федерации.

В РФ объектом конституционного контроля является соответствие Конституции РФ Федерации:

- федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

- конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ;

- договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти ее субъектов, договоров между органами государственной власти субъектов РФ;

- не вступивших в силу международных договоров РФ.

По содержанию конституционный контроль может быть формальным (проверяется соблюдение процедурных правил, установленных для принятия законов и др. нормативных актов) или материальным (проверяется содержание законов и других нормативных актов с точки зрения соответствия их смыслу конституции). А также абстрактным (осуществляется по инициативе какого-либо из уполномоченных субъектов без конкретного повода) или конкретным (осуществляется только в связи с каким-либо конкретным судебным делом).

В Российской Федерации применяются все вышеперечисленные формы контроля: формальный и материальный, абстрактный и конкретный. Причем можно утверждать, что материальный и абстрактный надзор являются преобладающими. А формальный и конкретный – скорее исключениями.

Практика деятельности Конституционного суда РФ показывает, что в большинстве случаев предметом рассмотрения становится существо принятых актов, а не процедура. Характерным примером формального контроля является полномочие Конституционного суда РФ давать заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Конституционный суд РФ обычно рассматривает вопрос о конституционности акта абстрактно – по запросу одного из уполномоченных субъектов. О конкретном конституционном контроле применительно к России можно говорить лишь тогда, когда Конституционный суд рассматривает дело по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Для некоторых стран (в отличие от РФ), например, в США, характерен только конкретный конституционный контроль, то есть лишь по судебному делу, находящемуся в производстве.

Вообще в практике современных государств применяется два вида конституционного контроля: последующий конституционный контроль, когда проверке подвергаются законы, принятые и вступившие в силу (в США, Италии, ФРГ), или предварительный – проверке подвергаются законы, находящиеся на рассмотрении парламента (в Швеции, Финляндии).

В Российской Федерации конституционный контроль в отношении всех актов является последующим. Исключение составляют международные договора, подписанные Российской Федерацией. Такие договора могут подвергаться проверке на соответствие Конституции РФ лишь до вступление их в законную силу. Это объясняется тем, что ратифицированные в установленном порядке международные договоры РФ обретают на ее территории высшую силу.

Орган, осуществляющий конституционный контроль может признать противоречащими конституции либо весь закон, либо его часть, эти нормы теряют свою юридическую силу и перестают применяться судами и другими государственными органами. В Российской Федерации Конституционный суд может признать несоответствующим конституции как всего акта в целом, так и его отдельных положений (статей, пунктов). Практически во всех случаях неконституционными признаются отдельные статьи, а не весь акт в целом.


Сейчас читают про: