double arrow

Что такое христианство?


Цибанон желтый ГЦ

Кубовый красно- фиолетовый Ж

Кубовый красный С

Дионы- 5, 10

Антра [2, 3- d]азол- Антра [1, 2- d]азолдионы- 6, 11

Красно- коричневый 2Р

Индантреновый

Лейкосоединение

Изовиолантрон

Дефектол

Темно- синий 2З

Кубовый

(Флуорал НР)

Христианство - одна из мировых религий. Оно насчитывает около 2 млрд. последователей. Христианство осознает себя как новая жизнь, устанавливает особые взаимоотношения человека с Богом - Творцом, Промыслителем, Спасителем (Искупителем). В основе христианства - личность Иисуса Христа. Оно - религия спасения (жажда спасения, обетование спасения), хотя идея спасения есть и в других религиях, например в буддизме (страстное стремление к избавлению от зла; Будда говорил, что как воды морские пропитаны солью, так и его учение - карма - проникнуто идеей спасения). Идея спасения в своей полноте открывается в христианстве в событиях Крестной смерти Иисуса Христа - Сына Божия, Спасителя и Его Воскресении. Поэтому христианство - религия Искупления и Воскресения. Принципиальные идеи христианства: богочеловечество, воплощение и обожение (особенно полно эта идея раскрывается в православной богословской традиции). Для христианина его религия - не учение, которое можно было бы воспринять через внешнее научение, но жизнь, которой должно существенно приобщиться. Оно не только учение о спасении, но само Спасение, совершенное Богочеловеком. «Христианство есть религия свободы и этого не вытравить из него никакими силами. Можно окутать его драгоценными ризами, заковать в золоченую раку теологии, права, политики, - оно останется огненным по своей природе. И нет такого каменного града, построенного на его мистерии, который не был бы рано или поздно, расплавлен этим огнем»[1]. Христианство не исчерпывается ни учением, ни моралью, ни совокупностью теоретических познаний, ни сводом нравственных предписаний и правил. И, все же, и для того, кто только впервые слышит христианскую проповедь с готовностью вступить в новую жизнь, и для изучающего христианство со стороны, даже с холодным сердцем, возможно и необходимо описание христианства, некое повествование о нем.




Существуют многочисленные попытки выделить, сформулировать "сущность христианства" (например А. Гарнака), но такую задачу нельзя понимать буквально. Ни с точки зрения науки (ведь понятие "сущность" - природы метафизической), ни с точки зрения религии не может быть кратко, да и пространно, сформулирована "сущность" христианства. Его нельзя свести только к проповеди Иисуса Христа, к Его Евангелию. Это очевидно не только для Православия и Католичества, для которых священно не только Писание, но и Предание. Это очевидно даже и для таких протестантских ученых как Адольф Гарнак, который подчеркивал, что для решения такой задачи нельзя ограничиваться описанием деятельности Иисуса Христа и основных черт Его Евангелия. "Нужно непременно принять во внимание влияние и действие, произведенные Иисусом Христом на лиц, вождем и Богом которых Он стал, необходимо познакомиться с первым поколением Его учеников... В христианстве мы имеем дело с силой, действие которой не может быть приурочено только к одной определенной эпохе, и так как в нем и через него рождаются все новые и новые источники сил, то мы должны привлечь к рассмотрению и все более поздние порождения его духа. Мы имеем тут дело не с "учением", которое передается с однообразными повторениями или искажается произвольно, а с жизнью, которая постоянно вспыхивает с новой силой и горит своим собственным пламенем... Сам Христос и апостолы были убеждены, что религия, которую они насаждали, в будущем представит из себя гораздо более глубокое и величественное зрелище, чем во времена ее основания. Они верили, что Дух будет вести к все новым и новым откровениям и к обнаружению сил более глубоких... христианскую религию уяснить мы можем только при помощи всесторонней индукции, охватывающей его во всей истории"[2].



В то же время необходимо признать, что в процессе изучения христианства или в его проповеди необходимо пользоваться категориями "существенное" и "несущественное". Это относится как ко всему христианству в целом, так и к отдельным его традициям.



Христиане - последователи христианства. Впервые слово это появляется в Антиохии в 41 г. Не имеет смысла говорить о степени, в которой человек является христианином. Он может быть плохим или хорошим христианином, но, если он уже принял таинство Крещения, то он - христианин, хотя может быть и не практикующий, может быть даже отступник, т.е. падший. Поскольку таинство Крещения неповторимо, нельзя перестать быть христианином, а потом стать им второй раз.

Трудно установить необходимый и достаточный критерий принадлежности христианству, но, во всяком случае, необходимый критерий - это принадлежность к христианской Церкви, вступление в которую совершается именно через принятие таинства Крещения.

Вероучительный критерий - принятие вероучения выражается в провозглашении крещаемым Символа веры.

Конфессиональный спектр Христианств широкий. Названия категорий направлений, течений, организованных структур различны: церковь, деноминация, секта, свободная церковь, конфессия и др. Основные конфессиональные традиции: католичество, православие, протестантизм (со своим богатым спектром), англиканство.

ХРИСТИАНСТВО осознает себя как Откровение Единого в Троице Бога, Творца и Промыслителя вселенной, Спасителя и Освятителя людей. Для христианства принципиально:

1) единобожие, углубленное учением о Троице в едином сущест­ве Божием;

2) понятие о Боге, как абсолютно совершенном Духе, не только абсолютном Разуме и Всемогуществе, но и абсолютной благости и любви;

3) учение об абсолютной ценности человеческой личности, как бессмертного, духовного существа, созданного Богом по Своему об­разу и подобию, и учение о равенстве всех людей в их отношениях к Богу: все равно возлюблены Им, как дети Отцом Небесным, все пред­назначены к вечному блаженному бытию в соединении с Богом, всем подаются средства к достижению этого предназначения - свободная воля и божественная благодать;

4) учение об идеальном назначении человека, заключающемся в бесконечном, всестороннем, духовном усовершенствовании;

5) учение о полном господстве духовного начала над материей: Бог - безусловный Владыка материи, как ее Творец; человеку им вручено господство над материальным миром, чтоб чрез материальное тело и в материальном мире осуществить свое идеальное назначение;

6) Христианство одинаково далеко как от материализма метафизического и морального, так и от ненавистничества по отношению к материи и материальному миру, как таковым. Зло не в материи и не от мате­рии, а от извращенной свободной воли духовных существ (ангелов и человека), от которых оно перешло на материю. Этот трезвый и вместе высокоидеальный взгляд христианства на материю получил наилучшее выражение в учении о воскресении плоти.

7) учение о воскресении плоти и о блаженстве воскресшей пло­ти праведников вместе с их душами, в просветленном, вечном, мате­риальном мире и во втором кардинальном догмате христианства - Боговоплоще­нии.

8) учение о Богочеловеке, воистину воплотившемся и вочелове­чившемся для спасения людей от греха, проклятия и смерти Предвеч­ном Сыне Божием, отождествляемым христианской церковью с ее Осно­вателем, Иисусом Христом.

Христианство при всей безупречной своей идеалистичности, есть религия гармонии материи и духа; оно не осуждает и не отрицает ни одной из сфер деятельности человека, но облагораживает их все, внушая пом­нить, что все они - только средства к достижению человеком бого­подобного совершенства.

Исключительна важна Личность Основателя. Отречься от Христа может быть много труднее, чем отречься от христианства.

. Христианство осознает себя завершением Откровения, данного еще Адаму в раю и затем возвещенного через Моисея и еврейских пророков.

Священное Писание

БИБЛИЯ[3] - собрание книг Ветхого и Нового Завета, признаваемых христианскою Церковью боговдохновенными, т. е. написанными св. мужами по внушению и при содействии Духа Божия. - Библия в переводе с греческого обозначает "книги".

Это наименование Св. Писания "книгами" показывает, что св. книги настолько превосходят все остальные, что такое имя принадлежит только им, как книгам по преимуществу, вдохновителем при составлении которых является сам Бог, как свидетельствуют св. апостолы (2 Пет. 1, 21; 2 Тим, III, 16). В связи с этим, когда в св. книгах употреблялись выражения из других книг Св. Писания, то никогда не указывалось ни название книги, ни автор, а говорилось: "написано", "сказано", "по сказанному", "свидетельствуют Дух Святый", "говорит" - подразумевается "писание" или "Бог". Наименование "книга" или "книги" уже в Ветхом Завете стало употребляться для обозначения священных книг (см., напр., Пс. 39, 8; Ис. XXXIV, 16; Дан. IX, 2). Иисус Христос и апостолы называли св. книги Ветхого Завета - "Писания" (Мф. XXI, 42; XXII, 29; Лк. XXIV, 32; Иоан. V, 39), а для обозначения отдельных мест - "писание" (Лук. IV, 21; Иоан. XX, 9; Иак. II, 8). У древних христиан очень употребительно было название: "святые писания", по примеру ап. Павла (Рим. 1, 2; 2 Тим. III, 15). Первоначально все эти наименования применялись ко всем св. книгам, и только впоследствии вошло во всеобщее употребление подразделение на Ветхий и Новый Завет, хотя уже ап. Павел прямо говорит о "Ветхом Завете" (2 Кор. III, 14). Кроме того, св. книги называются "каноническими", в отличие от книг "неканонических" и "апокрифических". Слово "канон" означает собственно "плотницкий отвес", а затем "правило", "образец". Название "священный" или "библейский канон" прилагается к собранию св. книг, признанных всею Церковью боговдохновенными, наставляющими в правой вере и добродетельной жизни. Православная Церковь признает каноническими 38 книг Ветхого Завета и все 27 книг Нового Завета. Канон Ветхозаветный составляет следующие книги:

Бытия, 2) Исход, 3) Левит, 4) Числ, 5) Второзаконие, 6) Иисуса Навина, 7) Судей и вместе с нею книга Руфь, 8) 1-я и 2-я книги Царств, 9) 3-я а 4-я книги Царств, 10) 1-я и 2-я кн. Паралипоменон, 11) кн. Ездры 1-я и 2-я его же, или, по греческому надписанию, Неемии, 12) Есфирь, 13) Иова, 14) Псалтир, 15) Притчи Соломона, 16) Экклезиаст, его же; 17) Песнь Песней, его же; 18) книга пророка Исаии, 19) Иеремии, 20) Иезекииля, 21) Даниила и 22) двенадцати пророков. Здесь некоторые книги соединены в группы, так что получается, согласно древнееврейскому счету, 22 книги (по числу букв еврейского алфавита). Остальные книги, помещенные в Библии, признаются неканоническими, равно как есть и отдельные места в канонических книгах, которые не признаются боговдохновенными. Таковы: молитва царя Манассии в конце 2-й кн. Паралипоменон, части книги Есфирь, не означенные счетом стихов, последний псалом, песнь трех отроков в 3-й главе кн. пророка Даниила, история о Сусанне в 13-й, о Виле и драконе в 14-й главе той же книги. Книги Нового Завета: Четыре Евангелия: 1) от Матфея, 2) от Марка, 3) от Луки, 4) от Иоанна, 5) Деяния Апостольские; семь соборных посланий: 6) одно Иакова, 7 - 8) два Петровых, 9 - 11) три Иоанновых, 12) одно Иудино; четырнадцать посланий св. апостола Павла: 13) к Римлянам, 14 - 15) к Коринфянам два, 16) к Галатам, 17) к Эфесянам, 18) к Филиппийцам, 19) к Колоссянам, 20 - 21) к Солунянам два, 22 - 23) к Тимофею два, 24) к Титу, 25) Филимону и 26) к Евреям; 27) Апокалипсис Иоанна Богослова. Книги как Ветхого, так и Нового Завета подразделяются на законоположительные, исторические, учительные и пророческие, хотя такое деление и не отличается выдержанностью, ввиду разнообразия содержания св. книг. Для удобства чтения св. книг и отыскивания в них отдельных мест, их издавна стали подразделять на отделы. Так, у евреев для чтения в синагогах все Пятокнижие Моисеево делится на 54 отдела, называемых парашами. Кроме парашей, из Закона по субботам в синагогах читались отделы из пророков, называвшиеся гафтарами. Кроме больших парашей существуют еще малые, встречающиеся также и в других книгах Ветхого Завета, кроме Пятокнижия. Это деление применялось исключительно для богослужебных целей. Что касается Нового Завета, то есть основания думать, что попытки подразделения его на отделы начались с самых ранних времен. Современное деление Библии на главы вошло в употребление с XIII века, причем каждая глава делилась на 7 частей. Только в XVI веке появилось деление глав на стихи. Для богослужебных надобностей в православной Церкви Библия разделяется на "зачала". В древней Церкви чтение Св. Писания считалось делом благочестивым (Деян. XXVIII, 23, 26 - 27; 1 Тим. 14 - 15; Кол. IV, 16; 1 Тим. 4, 13, 16). Отцы Церкви настойчиво рекомендовали его. Иоанн Златоуст, напр., придавал большое значение чтению Св. Писания мирянами и восставал против мысли, будто читать Б. следует только монахам и священникам; даже женщинам, находящимся постоянно дома, он рекомендует читать Св. Писание. Однако в западной Церкви, с усилением папства, начались стеснения для чтения Библии под тем предлогом, что чтение Б. содействует распространению заблуждений. Ссылки, которые делали на Библию представители различных сект, содействовали укреплению такого взгляда. Поэтому различные соборы выносили постановления, затруднявшие ознакомление с Б., что, впрочем, не помешало появиться в свет и получить большое распространение многим переводам Б. на народные языки. Тридентский собор (1545 - 63) издал особый "декрет об издании и пользовании св. книгами". В силу этого декрета, чтение Б. на народном языке может быть дозволено только тем, кто вполне укрепился в вере и получил разрешение от своих пастырей, так как, по мнению членов собора, это чтение может быть более опасным, чем полезным. Однако враждебное отношение народа к тридентскому декрету заставило принимать более мягкие меры, все же затруднявшие распространение народных переводов Б. Это отношение римско-католической церкви к чтению мирянами Б. сохранилось и до последнего времени. Впрочем, на этот счет продолжают существовать разные взгляды. Православная Церковь чужда этих крайностей. Она держится мнения отцов Церкви, что чтение Св. Писания должно быть предоставлено всем без исключения. Она только считает необходимым заботиться о том, чтобы малоопытные в понимании св. книг миряне не оставались при этом без руководства и чтобы переводы Б. не искажались еретиками и сектантами. Библия или книги Свящ. Писания в Русской церкви имели свою судьбу. Русский народ при самом принятии христианства получил Б. на понятном для него языке, так как славянский язык, на который свв. Кирилл и Мефодий перевели книги Ветхого и Нового Завета еще приблизительно за 100 лет до крещения Руси, по-видимому, очень мало отличался от языка наших предков. Это обстоятельство, несомненно, очень благотворно повлияло на религиозно-нравственный склад русского народа. Научное исследование оставшихся списков книг св. Писания привело к следующим результатам: 1) В первые пять веков существования у нас св. книг Ветхого и Нового Завета полного собрания их в одно целое не было, по всей вероятности. Такое собрание было сделано только в XV в. новгородским архиеп. Геннадием. 2) Первоначальный славянский текст св. книг, находящийся в древнейших списках, не сохранился ни в одном из позднейших в неизменном виде. Причину этого видят в последовательных и систематических исправлениях текста Б., произведенных по трем новым переводам, сделанным после первоначального Кирилло-Мефодиевского. Первое печатное издание славянской Б. появилось в 1581 году трудами благочестивого западно-русского князя Константина Константиновича Острожского. Для этого издания было собрано много древних списков, и так как между ними было обнаружено разногласие, то, при помощи западных и особенно греческих ученых, было произведено исправление текста древних списков, причем в основу был положен греческий перевод 70-ти толковников. Отчасти пользовались и еврейским подлинником, а также латинским текстом Б. Однако обширность предпринятого издания, а также недостаточная подготовка многих сотрудников, были причиной того, что это издание Б. имело весьма значительные недостатки, каковы: небольшие пропуски и отступления от правильного хода библейской речи, неясности и неточности в переводе и т. п. Острожская Б. была перепечатана с незначительными изменениями в 1663 г. Первое московское издание Б., известное под именем "Первопечатной Библии", было сделано при царе Алексие Михайловиче. Впоследствии перевод Евангелия, а также Пятокнижия Моисеева, исправлял Епифаний Славинецкий, славянский же текст Деяний и посланий Апостольских был исправлен при патриархе Иоакиме в 1669 году. Новое исправление текста Библии, согласно с текстом 70-ти, было произведено на основании указа имп. Петра Великого от 1712 года. Исправление производилось архим. Феофилактом Лопатинским, иеромонахом Софронием Лихудом с нескольк. помощник. под наблюдением митрополита Стефана Яворского. Несмотря на недостаточность имевшихся у них под руками пособий, они выполнили пересмотр славянского перевода ветхозаветных книг настолько осмотрительно и основательно, что впоследствии, при исправлении славянского текста Б. в царствование Елизаветы Петровны, были приняты почти все их исправления. Однако их текст, по причине смерти Петра Великого, не был напечатан, так как этому противодействовал архиеп. Феофан, первоприсутствующий член Св. Синода. Предпринятое издание Б. не удалось, так что в 1741 году Св. Синод снова принужден был поручить приготовление текста Библии к печати архим. Фаддею (Кокуйловичу) и иером. Кириллу (Флоринскому), которые и выполнили свой труд в течение одного с небольшим года. Пересмотр вновь исправленной Б. Св. Синод производил сам. Однако ввиду трудности дела оно подвигалось крайне медленно, а когда в 1744 г. большинство членов Синода переехали в Петербург, исправление текста продолжали только московский архиеп. Иосиф и архим. Иларион Григорович; после смерти первого был назначен еще учитель Московской Академии иером. Иаков Блонницкий. Однако когда справщики представили свой текст в Св. Синод, то встретилось так много недоумений, что пришлось снова произвести пересмотр. Пересмотр этот был поручен наставникам Киевской Духовн. Академии иеромонахам Варлааму Лящевскому и Гедеону Слонимскому (до 13 мая 1748 года вместе с Иаковом Блонницким). Эти справщики имели гораздо больше пособий, чем все их предшественники, и кроме того пользовались и трудами последних. Они трудились над порученным им делом около трех с половиной лет (с 1747 г. по 22 мая 1751 г.) и сличили славянский перевод всех книг Ветхого и Нового Завета с греческим текстом; исправления же текста произвели только в ветхозаветных книгах, за исключением Псалтири. Исправленный текст Б. вышел в свет 18 декабря 1751 года. Для второго издания теми же справщиками был произведен новый пересмотр текста; второе издание вышло в 1756 году. Текст этой Елизаветинской Б. без изменений употребляется и в настоящее время. Но вследствие совершившегося с течением времени большого уклонения русского языка от славянского, давно назревала потребность перевода Б. на русский язык. Уже в XVI веке делались в этом направлении попытки западно-русским архим. Григорием и Скориною. Святитель Тихон Задонский в XVIII веке сделал опыт перевода на русский язык Псалтири и Нового Завета. Но выполнить эту задачу удалось только в царствование имп. Александра I. Труд перевода принадлежал архим. Филарету (впоследствии митр. Московскому), архим. Поликарпу и профессорам академии протоиерею Г. П. Павскому и архим. Моисею. Но издание не могло быть доведено до конца ввиду закрытия Библейского Общества, от имени которого подготовлялся к печати и издавался текст Б. Перевод прот. Павского учительных и пророческих книг, однако, получил распространение в СПб. духовной академии и был отлитографирован, что вызвало энергичное преследование со стороны высшего духовного начальства. Такова же участь перевода книг Иова и прор. Исаии, сделанного архим. Макарием (Глухаревым); на автора была наложена епитимия за то, что он настаивал на издании русского перевода Б. И только в 1858 году, стараниями митр. Московского Филарета, Св. Синод признал перевод Б. на русский язык необходимым. Перевод был начат с новозаветных книг и был поручен духовным академиям под наблюдением епархиальных преосвященных. Особенно много трудов принял на себя митр. Филарет. В 1860 г. было уже издано Св. Синодом Четвероевангелие, а в 1861 г. - прочие новозаветные книги. Подготовительная работа по переводу ветхозаветных книг была выполнена также духовными академиями. В СПб. Академии для этого был образован комитет из проф. М. А. Голубева, Е. И. Ловягина и Д. А. Хвольсона, в киевской акад. особенно много потрудился проф. М. С. Гуляев. Пересмотр сделанных переводов производил митр. Филарет, а после его смерти митр. Исидор, а затем и протопресвитер В. В. Бажанов. Перевод выходил выпусками: в 1868 г. вышло Пятокнижие, в 1869 г. - исторические книги, в 1872 г. - учительные, в 1875 г. - пророческие, в 1876 г. - полная Библия в русском переводе.

Священное Предание- древнейший и первоначальный способ распространения Откровения Божия, самая общая форма сохранения Церковью своего учения различными способами, конкретное выражение кафолического самосознания Церкви. "Священное Предание - то, что истинно верующие и чтущие Бога словом и примером передают один другому и предки потомкам - учение веры, Закон Божий, таинства и священные обряды" (Св. митр. Филарет Московский). Единство и непрерывность церковного Предания устанавливается самотождеством Церкви во все времена. Церковь имеет единую жизнь, движимую Духом Святым, и, хотя изменяется историческая оболочка, остается неизменным тот же Дух. Мера церковного ведения, в котором осуществляется осознание Предания, может быть различна у различных людей и в разные времена; фактически, всё Предание неисчерпаемо, потому что оно есть сама жизнь Церкви. Однако оно остается живо и действенно, даже будучи неведомо.

Предание многообразно и неисчерпаемо в своих формах: писанное, устное, монументальное. Определенное и важнейшее место в нем занимает Священное Писание. Противопоставление Священного Писания и Священного Предания, возникшее на Западе в эпоху реформации, с православной точки зрения не верно. Их следует понимать в их единстве, которое отнюдь не устраняет их действительного различия. Священное Предание является авторизующим, свидетельствующим о достоинстве священных книг Писания.

Предание - неоднозначное понятие и определение его только как устное предание - суживание смысла. Священное Предание как "предание истины"[4] не есть историческая память, не есть ссылка на древность или на эмпирическую неизменность. Предание - внутренняя, харизматическая или мистическая память Церкви.

Это, прежде всего, "единство Духа", живая и непрерывная связь с таинством Пятидесятницы, с таинством Сионской горницы. Верность Преданию не требует архаизирующего опрощения до эмпирического уровня предыдущих или первоначальных эпох - верность апостольскому Преданию. Оно совсем не означает неизменности апостольского быта в Церкви или необходимости реставрировать в Церкви порядок апостольских времен. Предание есть не только охранительный или консервативный принцип, но, прежде всего, начало жизни, возрастания, обновления. И апостольское время есть не столько внешний пример для подражания, сколько вечно обновляющийся источник - в опыте веры, в опыте таинств. Христос явлен в Церкви не только исторически, даже не только в Евангелии. Он неизменно и непрестанно открывается в Церкви. Он живет в Церкви. Или вернее, Церковь живет и жива в Нем.

Кафолический[5] опыт Церкви включает в себя историческую память, но не столько в порядке исторического припоминания или воспоминания о чем-то бывшем и прошедшем, сколько в порядке неизменного видения сущего и совершившегося - в кафолической целостности времени. В Церкви преодолевается разрывность времени. В ней нет рокового забывания. В памяти Церкви интегрируется ее благодатный опыт. Эта память и есть Предание, священное Предание Церкви.

Живым носителем и хранителем Предания является вся Церковь в ее кафолической полноте; и нужно пребывать или жить в Церкви, в ее полноте, чтобы разуметь Предание, чтобы владеть им. В православной богословской литературе часто можно встретить указание на то, что по выражению Послания восточных патриархов 1848 г. носителем и хранителем Предания является весь народ Церковный.[6] Согласно Катихизису митрополита Филарета, "Все истинно верующие, соединенные Священным Преданием веры, совокупно и преемственно по устроению Божию, составляют из себя Церковь, которая и есть верное хранилище Священного Предания...". Предание есть благодатный опыт или самосознание Церкви.

Первоначальное Предание изустное, - Иисус Христос преподал Свое учение изустно. С течением времени Предание становится преимущественно письменным. Практика Церкви в общем составе Предание выделяет наиболее существенные части и их облекает силою церковного закона; их исповедание становятся обязательными для христианина. Именно таковы догматы - вероучительные постановления Вселенских Соборов (напр., Символ веры). Наряду с письменными (творения Мужей апостольских, Апологетов, Отцов Церкви, постановлениями Поместных Соборов, литургическими текстами) к памятникам Церковного Предания принадлежат также зодчество, иконография, церковное искусство, обычаи, устное предание. Это Предание несет на себе и печать исторической относительности и человеческой ограниченности. Оно допускает даже отличия, разноречия и противоречия. Жизнь Предания состоит в неиссякающем духовном творчестве Церкви, в котором выявляются глубины церковного самосознания.


[1] Г. П. Федотов, Carmen saeculare, ???.

[2] Сущность Христианства, 12.

[3] БОГОСЛОВСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ - М.: Директмедиа Паблишинг, 2005. - 21600 стр.

[4] св.Ириней Лионский, "Против ересей" 1, 10, 2

[5] В смысле «всецелый». О понятии кафоличностёь см. ниже.

[6] Там, однако, стоит слово благочестие.







Сейчас читают про: