double arrow

ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ 35 страница


Для строительства Петербурга были мобилизованы тысячи работных, посадских людей, государственных крестьян. День и ночь к городу на телегах, зимой — на санях везли строительный камень, кровельный материал, бревна, доски. Для проектирования и строительства улиц, дворцов, общественных зданий приглашены итальянские и французские архитекторы, инженеры, мастера. Стали создаваться замечательные архитектурные ансамбли — Адмиралтейство, Петропавловская крепость с новым собором, здание коллегий, дворец Меншикова, здание Кунсткамеры и др.

«Аз есмь в чину учимых». Так говорил о себе Петр, который учился всю жизнь. Того же он требовал от всей страны.

В первой четверти XVIII в. в России, по существу, появилась сеть светских школ и других учебных заведений. Во многих городах страны открылись «цифирные школы». В них учились дети дворян, чиновников, низшего духовенства. Расширилась сеть епархиальных школ, где проходили обучение дети духовных лиц, отдельные школы создаются для детей солдат и матросов.

Но развитие экономики, торговли, градостроительства требовали все новых и новых кадров грамотных и смышленых людей. Этого же требовала усложнившаяся система государственного — центрального и местного — управления. Нужны были хорошо подготовленные, владеющие иностранными языками губернаторы, вице-губернаторы, воеводы, чиновники, дипломаты.




В ответ на эти запросы времени в России создаются горные школы, школа переводчиков, где ученики овладевали европейскими и восточными языками. Расширяется обучение в Славяно-греко-латинской академии, на базе которой формируются школы — славяно-латинская, славяно-греческая и славяно-русская.

При Петре I в России впервые появляются технические учебные заведения. Навигацкие школы вслед за Москвой создаются в Новгороде, Нарве и других городах, а на их основе открывается Морская академия в Петербурге. Основной предмет в ней — кораблестроение. Следует еще раз упомянуть об открытии в Москве и Петербурге инженерных школ и возникновении первых медицинских училищ. В основном здесь учились дети дворян. Петр сам занимался подбором учеников, строго следил за обучением, порой экзаменовал учащихся, хвалил прилежных, корил и даже наказывал нерадивых. Специальным указом он запретил молодым дворянам жениться, если они не имели образования. По существу, царь силком втаскивал Россию в просвещение.


Раздел III. Россия в Новое время

Развитие науки. Еще будучи в Европе во время Великого посольства, Петр I много внимания уделял ознакомлению с европейской наукой. Он встречался с выдающимися учеными, изобретателями. Царь-реформатор прекрасно понимал роль науки в развитии цивилизации. Но как перенести научные знания в Россию, как дать мощный импульс научной мысли в отсталой стране? Первое, что он сделал, — пригласил на службу европейских научных светил. Петр не скупился на расходы. Обеспечивал их хорошими окладами, предоставлял удобное жилье, давал различные льготы. Так в России появились швейцарский математик и механик Даниил Бернулли (1700—1782), французский астроном и картограф Жозеф Делиль (1688—1768) и некоторые другие. Во-вторых, царь помогал продвинуться в науке талантливым русским самородкам. Многие из них при его поддержке проходили обучение в европейских странах. В-третьих, он всячески способствовал развитию научно-технических знаний, а также тех областей науки, которые имели большой практический интерес для становления русской промышленности, освоения природных ресурсов. По всей стране рассылались геологические экспедиции, которые обнаруживали месторождения каменного угля, железной и медной руд, серебра, серы. Впервые в петровское время стали разрабатываться нефтяные месторождения.



Открытие новых земель, присоединение Сибири привели к подлинному буму новых экспедиций на восток. Русские люди появились на Камчатке и Курилах. Цель этих экспедиций заключалась не только в разведывании и освоении новых богатых пушниной и полезными ископаемыми земель, но и в научном изучении пространств России и близлежащих стран, составлении географических карт. Была послана специальная экспедиция на Чукотский полуостров, перед которой царь поставил цель разведать, «сошлася ли Америка с Азией». За три недели до смерти Петр составил инструкцию для датского капитана Витуса Беринга, состоящего на русской службе. Он направлялся в свою первую камчатскую экспедицию ради поиска пути через Ледовитый океан в Китай и Индию. Уже после смерти Петра Беринг достиг берегов Аляски, открыл пролив между Азией и Америкой, названный его именем.



Другая экспедиция пробивалась в Индию через среднеазиатские ханства Хиву и Бухару. Казачьим атаманам поручалось обследовать и описать земли по Аму-Дарье, в районе озера Иссык-Куль. Постоянными стали экспедиции на Северный Кавказ. В результате к началу 20-х гг. появились карты отдельных частей России.

Общий подъем экономики и просвещения в стране привел к сдвигам в области технических новшеств. В механике появились изобретения Андрея Константиновича Нартова, создавшего серию оригинальных токарных и винторезных станков. Новыми, более экономичными и эффективными способами стали ковать и обрабатывать оружейные стволы. Зародилась отечественная оптика. Русские умельцы стали мастерить микроскопы, подзорные трубы, которые прежде покупались за границей.

По инициативе Петра были открыты астрономическая обсерватория, Ботанический сад, начат сбор древних рукописей, появились новые исторические труды. Сам Петр в свободные часы работал как автор над «Исто-


Глава 3. Эпоха Петра I

рией Свейской (т. е. Шведской) войны». Но времени не хватало, и его труд остался неоконченным.

Потрясенный музеями Европы, Петр задался целью создать нечто подобное и в России. В 1714 г. в Петербурге открылась Кунсткамера — первый естественно-научный музей в стране. Для него выстроено специальное здание на берегу Невы, которое до сих пор является одним из украшений города.

Все эти достижения в области науки, появление в России иностранных ученых, рост собственных научных кадров привели к тому, что Петр замыслил создать Российскую академию наук. Он считал, что развитие в стране фундаментальной науки станет мощным рычагом ее восхождения на более высокий цивилизационный уровень. Петр подошел к этой проблеме с присущей ему решительностью и размахом. Академию он взял на государственное обеспечение и оказал ей всяческую государственную поддержку. Но и от ученых требовал упорного и масштабного труда на благо Отечества. Проект Академии наук Петр утвердил в 1724 г. Сама же Академия открылась в 1725 г. уже после смерти ее создателя.

Литература и искусство. Эпоха Петра I не могла не наложить отпечаток на литературу и искусство.

В традиционные народные литературные жанры — былины, исторические песни, сказки властно вторгается «петровская» тема. В них присутствует сам царь, его свершения и победы, тяготы, раздумья. Там же описаны и его враги — шведы и Мазепа, и те из его соратников, кто предал, обманул его, вроде казнокрада сибирского губернатора князя Гагарина.

Новым явлением в литературе стала публицистика — произведения, созданные петровскими сподвижниками и прославлявшие деяния царя-реформатора. Такими были, например, творения Феофана Прокопови-_ча, вице-президента Синода, видного церковного деятеля и писателя. В своих трудах «Слово о власти и чести царской», «Правда воли монаршей» он прославляет Петра I, преобразование России, право царя на передачу престола в своей семье по собственному усмотрению, а не обязательно старшему сыну, ставшему к этому времени в оппозицию к отцу.

Первая четверть XVIII в. России отмечена новыми явлениями в области искусства.

В Москве был вновь возрожден театр. Представления шли в деревянном здании, сооруженном прямо на Красной площади. Ставили пьесы немецких, французских, испанских авторов, но, естественно, на русском языке. Появились и первые пьесы отечественных драматургов на исторические темы. Самодеятельные театры организовывали ученики различных средних и высших учебных заведений.

Произошли существенные сдвиги в живописи, и главное из них — развитие наряду с традиционной иконописью светской реалистической живописи. В первую очередь это относится к портретной живописи.

Появились первые русские художники-реалисты. Оценив их талант, Петр послал некоторых из них на выучку за границу. Виднейшим портретистом своего времени был Иван Никитич Никитин, создавший галерею портретов знаменитых людей той эпохи. Его кисти принадлежит и картина


Раздел III. Россия в Новое время

«Петр 1 на смертном ложе». Другим известным русским художником-портретистом стал Андрей Матвеевич Матвеев. Оба они прошли обучение в Голландии.

В музыке также произошли изменения. Наряду с традиционными церковными хоровыми произведениями, народными песнями зазвучала военно-строевая музыка. Полки во время парадов, триумфов маршировали под русские и иностранные марши. Обыватели с восторгом взирали на эти военно-музыкальные зрелища.

§ 6. Противники Петра

Преобразования в России, предпринятые Петром I, вызвали огромное напряжение народных сил, и привели к многочисленным жертвам на полях сражений, в процессе создания промышленности, строительства городов и крепостей, каналов, плотин, дорог. По данным российских ученых, с конца 70-х гг. XVII в. по 1710 г. податное население сократилось более чем на 150 тысяч человек. В 15-миллионной России это была ощутимая потеря.

В первой четверти XVIII в. налоговое бремя на податные сословия увеличилось в три раза. Большую роль в этом сыграла введенная правительством подушная подать для государственных крестьян вместо прежнего налога с дворов. Петр щедро раздавал государственных крестьян своим сподвижникам. Всего за годы его правления было роздано около 175 тысяч душ мужского пола, а ведь за этими людьми стояли и семьи.

Ответом на давление со стороны властей стало повальное бегство крестьян из сел и деревень, с верфей и уральских заводов, со строительных площадок Петербурга и Таганрога. С конца второго десятилетия до середины 20-х гг. XVIII в. в бегах по всей России числилось около 200 тысяч человек. В ответ выпускались грозные указы царя о поиске беглецов и их жестоких наказаниях — штрафах, конфискации имущества, битье батогами, клеймении, ссылке на каторжные работы.

Податное население городов, а это в основном низы посада, в эпоху царя-реформатора также испытывало повышенные тяготы. Это были не только прежние налоги, перешедшие еще с XVII в., но и новые — драгунские, корабельные, рекрутские деньги — в самих названиях звучит эпоха войны, создания армии и флота. К тому же существовали разного рода чрезвычайные, «запросные» сборы. Посадское население обязано было, как и крестьянство, выполнять определенные повинности и службы на государство, на армию.

В ином положении находились привилегированные неподатные сословия — дворянство, духовенство, купечество — опора и надежда государства. И все же и дворянство, и церковь не избежали нажима со стороны государства. Петр жестко требовал службу с дворян, строго карал их за нерадивость и уклонение от своих обязанностей. «Табель о рангах» являлась здесь сильнейшим рычагом как продвижения людей по службе, их поощрения, так и наказания, замедления и даже приостановки дальнейшей гражданской и военной карьеры. Все они были, по сути, слугами царя, называ-


Глава 3. Эпоха Петра I

ли себя его рабами. Они смотрели на государство, которому без остатка посвящал себя царь, как подневольные люди.

Выдвигая и поощряя людей, Петр в то же время всячески подавлял их инициативу. Все начинания, указы императора проникнуты его личной инициативой, настроением, волей. Многие из них жестко регламентировались самим царем, в них Петр разъяснял, как вводить то или иное начинание, как контролировать ту или иную реформу; подробно расшифровывал и меры наказания за их невыполнение. Петр творил, внедрял, указывал всем и вся — дворянам, крестьянам, купцам и военным, бургомистрам и губернаторам, судьям и сенаторам, прокурорам и духовным лицам. «Неволя» жесткой петлей была накинута на шею всему населению страны; это была специфика реформ в стране, основывающейся на абсолютизме и крепостничестве.

В конце концов Петр I превратился в «отца народа», в «отца нации», работал не покладая рук ради блага государства, но то был жестокий и деспотичный отец, нередко общение с ним кончалось опалой, а то и казнью. Его указы пестрят угрозами, среди которых — батоги, заковывание в кандалы, клеймение, каторга, отрубание пальцев, рук, голов, обрезание ушей и вырезание языков, колесование, сажание на кол, виселица и т. д. А ведь провинившиеся относились не только к низам общества, но и к дворянам, и к предпринимателям. Репрессии были главным рычагом реформатора-деспота.

Эта линия на постоянное давление, репрессии, угрозы при продвижении реформ была связана не только с характером царя, но и с его глубокими убеждениями, с его оценкой русского народа. Он говорил: «Для народа, столь твердого и непреклонного, как российский, одни крутые перемены действительны», «...хотя это добро и надобно, а новое дело, то наши люди -не сделают».

Создание абсолютистской крепостнической сильной европейской державы — главный результат преобразований Петра I.

Но в истории ничто не бывает однолинейным. Каждый процесс сопровождается различными побочными последствиями. Так было и с российским абсолютизмом. Появление общероссийского сильного правительственного центра во главе с монархом, мощной бюрократии, создание крупных сословий и ликвидация различного рода категорий в рядах дворянства, посадского люда, крестьянства привели к преодолению былой разобщенности страны, изолированности различных ее частей. Все более определенно проявлялись общие черты большой страны: складывался единый язык, появлялась общность взглядов, вкусов людей в рамках как отдельных крупных сословий, так и народа в целом, независимо от положения человека в обществе. Росло национальное и государственное самосознание населения, все ощущали себя членами единой огромной общности — российской империи. Именно в эпоху складывания российского абсолютизма и создания империи появляется русская нация с единым языком, территорией, экономикой и культурой. Одновременно в России, многонациональной стране, формируется российская государственная общность людей, объединяющая разные народы, что проявлялось прежде всего в противостоя-


Раздел III. Россия в Новое время

нии России всему остальному миру. Такой особенности, свойственной России, не знало большинство европейских стран. Это другая сторона российского абсолютизма.

Народные восстания. В 1705 г., находясь с войсками в Литве, Петр получил известие, что в низовьях Волги, в Астрахани началось мощное восстание городских низов. Город захвачен стрельцами, горожанами, воевода убит, повстанцы всюду рассылают грамоты с просьбами о помощи.

Царь был вне себя, и его можно было понять: в то время как идет тяжелая война со шведами, а Россия борется за выход к Балтийскому морю, у него в тылу происходит бунт, грозящий разрушить все основы государства, уничтожить плоды его военных и реформаторских усилий! Царь тут же посылает депешу своему лучшему полководцу фельдмаршалу Б.П. Шереметеву и приказывает ему с конными и пешими полками двинуться на Волгу.

Так в ход Северной войны вмешались новые и совершенно неожиданные события, которые круто изменили всю ситуацию в стране. И сразу стало очевидно, что социальный взрыв в Астрахани был не случаен.

В июне 1705 г. в городе и близлежащих слободах сложилась напряженная обстановка. Народ был доведен до отчаяния самоуправством воеводы Ржевского, который отличался грубостью, насилием, мздоимством. Заставлял присланных сюда стрельцов работать на своих огородах, рубить для своего хозяйства дрова, заготавливать сено. К тому же он самовольно вводил разные поборы — «с дыма», с бань, за точение топоров и ножей. За отказ от уплаты били, сажали в тюрьму, в колодки.

Но более всего астраханцев возмущало то, что воевода использовал введение новой одежды и запрещение носить бороды без уплаты пошлин для личного обогащения.

Людей хватали на улицах, обрезали платье, брили бороду и усы, порой выдирали волосы с мясом: хочешь жить по старине — откупайся от воеводы и воеводских людей. Зачастую стрельцы и горожане упирались, говорили «хотя умру, а пошлины платить не буду и бороды брить не буду».

К тому же в те дни по Астрахани прошел слух, что государь умер, а в России правит другой, «подменный» царь. Потом пошел новый слух, что всех девушек будут насильно отдавать замуж за иностранцев. Тут же в городе срочно начали играть свадьбы — их число достигло ста. Все происходящее еще больше подогревало толпу. Разгоряченные вином и ненавистью стрельцы и часть посадских людей ночью ударили в набат. Астрахань восстала.

Мятежники, разметав воеводскую охрану, вломились в Кремль. Воевода спрятался в курятнике. Стрельцы вытащили его оттуда и закололи копьем. Тут же были убиты стрелецкий полковник, воеводские и чиновные люди. Погибли сотни жителей.

К восстанию примкнули тысячи астраханцев кроме стрельцов, солдат и горожан — работные люди, крестьяне окрестных сел, бурлаки — вся беднота, «голь перекатная», как говорили в народе.

Повстанцы организовали в городе собственное управление. Делами руководил круг, т. е. собрание всех горожан. На круге были выбраны атаман, старшины, руководители войска. Астраханцы, таким образом, воссоздали


Глава 3. Эпоха Петра I

в городе тип казачьего управления. Не забыли здесь и времена Степана Разина. Ведь всего 35 лет назад в Астрахани бушевала повстанческая стихия, и Разин держал свои пламенные антиправительственные речи.

Все имущество богатых людей, как и разинцы, повстанцы разделили между собой.

Напрасно митрополит, выйдя к восставшим с крестом, увещевал их уняться и бить челом великому государю — восстание только ширилось. К Астрахани примкнули соседние небольшие города. Повстанцы послали грамоты с просьбой о помощи к терским и донских казакам. Терские казаки поддержали их и тоже восстали, но помощи не оказали. Грамота, отправленная на Дон, попала в руки казачьей верхушки — атамана и старшины, которые были верны царю. Те отказали в помощи и информировали об этом власти.

Не удалось астраханцам овладеть и крупными близлежащими городами, в частности Царицыном. В результате восстание сразу же оказалось изолированным, отрезанным от внешнего мира.

А к Нижнему Поволжью уже спешили войска Шереметева. Узнав об этом и испугавшись, часть астраханцев под воздействием уговоров митрополита послала ходоков к царю. Они повинились перед ним, просили о прощении. Петр в ответ отправил грамоту с увещеванием и обещал свою милость. Но карательные войска он не отозвал и тем проявил свою ненависть к повстанцам и коварство. Появление грамот царя в Астрахани привело к расколу в лагере восставших. Одни решили покаяться и сдаться, другие же, напротив, ожесточились, заперлись в астраханской крепости, которая тремя линиями окружала город, и решились лучше умереть, но не поступиться только что обретенной свободой.

При подходе полков Шереметева к Астрахани повстанцы ударили по - ним из пушек'и организовали вылазку. Но силы были не равны. Против астраханских стрельцов и бедняков действовала новая петровская регулярная армия во главе с победителем шведов. После короткой бомбардировки войска прорвали первые линии укреплений и атаковали кремль. Последовал короткий и яростный штурм, и все было кончено: 13 марта 1706 г. Шереметев вступил в астраханский кремль. Повстанцы лежали вдоль улиц, демонстрируя свою покорность.

Начался сыск. Сотни людей, в том числе все руководители восстания, были схвачены и отправлены в Москву. Там 300 из них были казнены. Десятки других погибли при допросах и пытках. На расправы со стороны повстанцев власти ответили столь же жестоко: ненависть в ответ на ненависть.

Вскоре новая вспышка бунта произошла в землях башкир, которые жили в Предуралье, по Средней Волге и по Каме. Здесь не вводилась новая одежда и не брили бород, но, как и в других местах, злодействовали местные чиновники, прибыльщики. В связи с продолжающейся войной у башкир стали забирать лошадей для конницы, самих их понуждали к участию в войне. По башкирским селам специальные команды искали бежавших сюда рекрутов.

Раздражало местное население и все увеличивавшийся поток русских переселенцев, строительство православных храмов. Башкиры, как извест-


Раздел III. Россия в Новое время

но, мусульмане, они еще не забыли времена, когда были свободны от России, а их религия оставалась единственной в крае. Симпатии многих из них, особенно представителей верхов башкирского общества — ханов и мусульманского духовенства — неизменно склонялись в сторону центра тогдашнего мусульманского мира — Турции. При насилиях русских властей над местным населением сразу же обострялись национальные и религиозные противоречия.

В 1707 г. в башкирских землях началось мощное восстание, в котором приняли участие и простой народ, и ханы, и представители местного духовенства. Многие чиновники, сборщики налогов были перебиты, запылали русские села и деревни, произошли нападения на православные храмы. Грамоты с просьбой о помощи восставшие послали к каракалпакам, казахам, а также к донским казакам, где назревало возмущение действиями сыскных военных отрядов.

Петр I немедленно двинул в Башкирию отряд в 900 человек, но он был окружен повстанцами и частично перебит. Лишь половине его удалось уйти восвояси. Вскоре под властью восставших оказался весь башкирский край, их отряды действовали уже в 30 км от Казани.

Для подавления очага народного возмущения от правительства потребовались новые усилия. В край были посланы «переговорщики». Царь обещал милость и прощение тем, кто откажется от бунта. Но руководители восстания не пошли на мировую. Они не верили царским заверениям. И были правы. В Башкирию подтягивались уже новые войска. Их цель заключалась в том, чтобы помешать повстанцам соединиться с казаками и соседями — каракалпаками и казахами.

В нескольких сражениях башкирские отряды потерпели поражения. Руководители-ханы были либо убиты, либо захвачены в плен, либо бежали сначала на юг, а потом в Турцию. Вскоре задавленные и запуганные расправами башкиры принесли «свои вины». Но долго еще в отдельных местах края полыхали очаги бунта.

А в это время на Дону разгорелся пожар очередного мятежа. На сей раз восстали бедняцкие казачьи городки и станицы.

В верховья Дона, как и во времена Разина, постоянно прибывали беглые крестьяне из центральных уездов России, работные люди с заводов и верфей. Укрывались здесь и беглые рекруты, и дезертиры из пехотных и драгунских полков.

Все это подтолкнуло правительство к решительным мерам: Петр приказал уничтожить верховые донские городки и усилить в этих местах сыск беглых. На Дон отправились новые воинские команды.

Особенно лютовал сыскной отряд князя Юрия Долгорукова. Его действия вызывали возмущение не только бедноты верховых городков, но и казацкой старшины в Черкасске — столице Дона. Атаман Лукьян Максимов направил по донским землям тайную грамоту с призывом к сопротивлению отряду Долгорукого. Это нашло отклик у казаков. Во главе восставших встал уроженец одной из станиц на Северском Донце казак Кондратий Булавин. Отряд Булавина напал на команду Долгорукова и полностью истребил его. Убит был и сам Долгоруков. Это произошло в октябре 1707 г.


Глава 3. Эпоха Петра I

Первый успех вдохновил население верховых городков. Со всех сторон к Булавину сбегаются люди — казаки, беглые крестьяне, бурлаки. Опьяненный победой Булавин вынашивает грандиозные планы — поднять против царской власти терских и запорожских казаков, вновь возбудить к неповиновению астраханиев. Он объявил своей целью сначала захват Азова и Таганрога, где предполагал освободить всех ссыльных, каторжных, подневольных людей, а в случае удачи — поход на Воронеж и далее на Москву.

Но у повстанцев не было определенного плана переустройства жизни. Их вела вперед ненависть к тем, кого они считали своими угнетателями. Они жили лишь сегодняшним днем. Восставшие призывали к расправам над боярами, царскими чиновниками, воеводами, сборщиками налогов и в первую очередь над карателями и прибыльщиками.

Петр I, получив известие о восстании Булавина, крайне озаботился. Особенно его обеспокоило намерение повстанцев нанести удар на Азов и Таганрог, приобретение которых было буквально выстрадано Россией.

В Черкасск, к атаману и старшине пошли царские грамоты с требованием унять бунтовщиков и восстановить порядок.

Как и в Астрахани, царские грамоты отрезвили зажиточных казаков, раскололи Донское войско. Казаки, верные царю, не дожидаясь подхода правительственных войск, выступили против Булавина и в первом же бою разбили его разношерстные отряды. Пленных частью повесили за ноги на деревьях и расстреляли, частью наказали — резали им носы, били плетьми.

Казалось, что восстание подавлено. Но Булавин бежал в Запорожскую Сечь, набрал там желающих побороться с Москвой, а таких набралось полторы тысячи человек, и опять появился в верховьях Дона. И снова к нему стали стекаться со всех сторон люди. Вскоре его войско достигло пяти тысяч человек.

Повторная попытка черкасского атамана совместно с правительственным отрядом, подошедшим из Азова, разбить Булавина закончилась катастрофой. Во время переговоров с атаманом булавинцы напали на правительственный отряд и истребили его, верховые казаки из лагеря атамана перешли на сторону повстанцев. Путь на Черкасск был открыт.

Шел апрель 1708 г. В эти весенние солнечные дни новая победа окрылила голытьбу. Теперь уже все верховые городки поддержали Булавина. Восстание перекинулось на соседние русские уезды.

Булавин, имея за плечами широкую народную поддержку, двинулся на Черкасск. Город сдался ему без боя. Атаман и старшины были повстанцами арестованы и вскоре убиты. Перед этим Булавин лично избивал их плетьми, требуя рассказать, где хранится казна и «пожитки». Казачий круг выбрал атаманом всего Войска донского Булавина.

Именно в это время Петр снял с фронта несколько драгунских и пеших полков и двинул их на Дон. Их возглавил брат убитого князя Долгорукова — Василий Владимирович. Кроме приказа царя, его вело в поход желание отомстить за брата. Петр наказывал князю Василию Долгорукову: восставшие городки жечь, «а людей рубить, а заводчиков на колеса и колья... ибо сия сарынь (чернь, сволочь), кроме жесточи, не может унята быть».


Раздел III. Россия в Новое время

Уже в первом бою полки Долгорукова разгромили ватаги повстанцев и двинулись по верховым городкам. Булавин же, раздробив свои силы, отправился штурмовать Азов. Некоторые его отряды появились на Волге и овладели рядом городов.

Защитники Азова проявили мужество и решительность: гарнизон вышел навстречу повстанцам. По ним же ударила артиллерия с крепостной стены. Огневой удар нанесли и стоявшие на рейде военные корабли. В панике повстанцы откатились обратно к Черкасску, но там обстановка уже изменилась. Сподвижники Булавина обвинили его в неумелых действиях. К ним присоединились и оставшиеся в Черкасске представители старой верхушки. В июле 1708 г. в городе возник заговор. Подстрекаемые заговорщиками казаки бросились на подворье Булавина. Атаман, окруженный телохранителями, отбивался до последнего. Когда же заговорщики ворвались в дом, Булавин застрелился.

Вскоре после переворота новые руководители Войска донского уже встречали Долгорукова. К его ногам были положены знамена, сами казаки легли ничком на землю в знак покорности. Затем они целовали крест и дали клятву служить государю.

Оппозиция верхов. Против политики Петра I поднимались не только низы России. С каждым годом петровских реформ усиливалась и оппозиция в верхах общества. Значительная часть сподвижников Петра в глубине души не соглашалась с крутой ломкой российских традиций, безоглядным подражанием Западу.

Их больше привлекал осторожный путь царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича, которые призывали во всем придерживаться сбалансированной политики, «идти путем средним». Они выступали также против неограниченного самодержавия и полагали, что России следует использовать опыт некоторых европейских стран, где абсолютистская власть была поставлена под контроль аристократии и выборных органов.

Кто же представлял явную и скрытую оппозицию Петру? Во-первых, Русская православная церковь. Уже во время расправы со стрельцами в 1698 г. патриарх явился к царю с иконой и просил его прекратить зверские расправы. Царь прогнал церковного иерарха со словами: «Я не меньше тебя чту Бога и Его Пречистую матерь, но мой долг — казнить злодеев, умышлявших против общего дела».

Во-вторых, политику царя осуждали те широко мыслящие представители знати, которые, как и Петр, побывали заграницей, ознакомились с жизнью Европы, но вынесли оттуда не только военный, культурный и экономический опыт, но и знание иных, чем в России, политических порядков. Складыванию оппозиционных взглядов способствовали и контакты с иностранцами, чтение западной литературы. Среди тех, кто был убежден в ошибочности принятого Петром курса российской внутренней политики, оказались видные деятели: Главный интендант Адмиралтейства А.В. Кикин, в прошлом один из самых преданных сподвижников царя, киевский генерал-губернатор, позднее сенатор князь Дмитрий Михайлович Голицын, сенатор Михаил Самарин; брат адмирала астраханский губернатор Петр Матвеевич Апраксин, победитель Булавина князь Василий Дол-







Сейчас читают про: