double arrow

Из легенды о Вильгельме Телле


Вопросы

1. В чем причины ссоры между французскими королями и бургундскими герцогами?

2. Почему потерпел поражение Карл Смелый?

3. Историки иногда видят в истории Бургундского герцогства «осень средневековья». Как вы думаете, отчего?

4. Почему в Швейцарии не возникло королевской или герцогской власти?

5. Как могла Швейцария существовать без постоянных центральных органов управления?

6. Согласны ли вы, что Швейцария действительно самая старая из существующих демократий?

Один благочестивый житель (кантона) Ури по имени Вильгельм Телль (который тоже состоял в тайном союзе против Габсбургов) в Альторфе несколько раз проходил мимо вывешенной шляпы (Гизлер выставил на столбе свою шляпу и требовал, чтобы каждый, кто проходит мимо нее, низко ей кланялся, выражая таким образом почтение ему и его сеньору.) и не кланялся ей, как предписал ландфогг (Ландфогт — то же, что наместник.) Гизлер. Об этом донесли ландфогту. Тогда на следующее утро, в понедельник, вызывает он Телля пред свои очи и грозно спрашивает его, почему тот не слушается его повелений и в поношение королю (В это время один из Габсбургов был немецким королем.) и ему, ландфогту, не поклонился той шляпе.




Телль отвечал: «Милостивый господин, это случилось без злого умысла и не ради какого-нибудь поношения. Прости меня. Пусть я не зовусь Теллем, если я собирался как-то глумиться. Я прошу о снисхождении и тогда подобное более не повторится».

Этот Телль был хорошим стрелком из арбалета, лучше его трудно было сыскать, а еще были у него хорошенькие дети, которых он очень любил. За ними-то и послал ландфогг, а потом сказал: «Телль, которого из своих детей ты любишь больше всего?» Телль ответил: «Господин, я люблю их всех одинаково». Тогда ландфогг сказал: «Ну, Телль, как я слыхал, ты хороший, знаменитый стрелок. Вот теперь и докажи мне, что владеешь своим искусством. Ты должен прострелить яблоко, положенное на голову одного из твоих детей. И смотри в оба, чтобы попасть в яблоко, а то, если не попадешь с первого раза,— это будет стоить тебе жизни».

Ужаснулся Телль, стал просить ландфогга избавить его во имя Господа от такой стрельбы: ведь это противно природе — стрелять в собственного любимого ребенка, уж лучше пусть он сам умрет. Ландфогг сказал: «Ты должен это сделать, иначе умрете вы оба: и ты и твой ребенок».

Понял Телль, что придется ему это делать, взмолился в душе Господу, чтобы спас он жизнь ему и сыну, взял арбалет, натянул тетиву, вложил стрелу, а другую засунул себе сзади за воротник. Ландфогг же сам положил яблоко на голову ребенка (которому не было еше и шести лет). И прострелил Телль яблоко на макушке ребенка, а самого его не задел.

После такого выстрела подивился ландфогт мастерству стрелка, похвалил искусство Телля и спросил его, что означала вторая стрела, засунутая за воротник.



Снова ужаснулся Телль и подумал, что вопрос этот не к добру, так что лучше бы ему отшутиться, и сказал, что это обычай такой есть у стрелков.

Ландфогт заметил, что Телль его опасается, и сказал: «Телль, скажи мне все начистоту и не бойся — жизни твоей ничего не грозит. А тот ответ, что ты только что дал мне, я не принимаю — дело тут должно быть в чем-то другом».

Произнес тогда Вильгельм Телль: «Ну, господин, раз ты поручился за мою жизнь, то скажу я тебе истинную правду, что было у меня на уме. Если бы я попал в ребенка, то вторую стрелу выпустил в вас, и без сомнения вам бы тогда не поздоровилось».

Когда ландфогт все это услышал, он сказал: «Ну, Телль, раз я обещал тебе жизнь, сохраню ее тебе. Но поскольку я узнал, что ты против меня замышлял, то прикажу тебя увезти и заточить в таком месте, где ты никогда не увидишь ни солнца, ни луны. И тогда буду я от тебя в безопасности». (Легенда далее утверждает, что по дороге в темницу Теллю удалось бежать. Позже он снова подстерег Гизлера и застрелил его. С этого и началась борьба за свободу, приведшая в конце концов к полному избавлению от власти Габсбургов.)







Сейчас читают про: