double arrow

Рост стихийных антиправительственных и антиимпериалистических движений


Работку горных богатств, против иностранных займов на железнодорожное строительство. В 1905 г. в южных и юго-восточных провинциях проходил бойкот американских товаров, в 1907—1908 гг. в Южном Китае был организован бойкот японских, а в 1908 г. — немецких товаров. Призывая население к отказу от покупки товаров иностранного производства, китайская буржуазия пыталась улучшить конкурентоспособность изделий отечественного производства.

Сунь Ят-сен и другие руководящие деятели Объединенного союза переехали в находившийся в то время под французским колониальным господством Ханой, откуда стали осуществлять руководство отделениями Союза в Китае и готовить новое антиманьчжурское выступление в пограничных с Индокитаем южных и юго-западных провинциях. Начавшееся 11 апреля 1907 г. в районе Хуанган уезда Гаочжоу (расположенного на границе провинций Гуйчжоу и Юньнань) восстание не

В январе 1907 г. цинское правительство обратилось к японскому правительству с просьбой принять меры против находившегося в Токио «штаба китайских революционеров». К этому времени маньчжурское правительство удовлетворило некоторые домогательства японской военщины, предоставив Японии ряд исключительных льгот и прав в Северо-Восточном Китае. Японское правительство, которое в 1907 г. перешло в наступление на рабочее и социалистическое движение в Японии, выслало Сунь Ят-сена из страны, а в июле 1907 г. запретило издание «Миньбао».




Большое революционизирующее влияние на китайских политических эмигрантов и учащихся в Японии оказывала деятельность японских социалистов и, в частности, их печатный орган «Хэймин симбун». В статьях, публиковавшихся в «Миньбао», уделялось много внимания пропаганде опыта японских социалистов, в частности Котоку Дэндзиро и Катаяма Сэн. Первое знакомство китайских революционеров-демократов, группировавшихся вокруг Сунь Ят-сена, с марксистским учением происходило при посредстве социалистической японской печати. Один из ближайших соратников Сунь Ят-сена, Чжу Чжи-синь, опубликовал на страницах «Миньбао» краткие биографии немецких социалистов, в том числе и биографию К. Маркса, а также перевел отрывок из «Манифеста Коммунистической партии».

События первой русской революции, открывшей, по словам В. И. Ленина, эпоху пробуждения Азии, нашли широкое отражение в китайской революционной прессе 1905—1907 гг., в первую очередь на страницах органа Объединенного союза «Миньбао», который активно популяризировал революционный опыт борьбы русского пролетариата с царизмом и 'призывал применять его на практике. Китайские революционеры приветствовали происходившие в России события и установили личные контакты с жившими в Японии русскими политическими эмигрантами (с большевиком В. К. Курнатовским, народником Н. К. Судзиловским-Русселем, эсером-террористом Г. А. Гершуни и др.).



Наряду с признанием прогрессивных сторон учения Сунь Ят-сена В. И. Ленин с огромной проницательностью вскрыл утопические черты его платформы — надежду на возможность «предотвратить» капитализм в Китае, избежать те социальные бедствия и угнетение трудящихся масс, которые несет с собой капитализм.

В условиях засилья феодальных порядков, поддерживаемых цинским режимом, и растущей активности иностранного капитала успешно заниматься фабричным предпринимательством могла лишь та часть китайской буржуазии, которая пользовалась правительственными привилегиями и покровительством местных властей. Не случайно владельцами и совладельцами наиболее значительных промышленных предприятий национального сектора были высшие и средние чиновники, шэньши, крупные помещики, компрадоры. Рядовые предприниматели вынуждены были искать защиты и покровительства у лиц, связанных с чиновничьей средой. Цинская монархия в глазах китайской буржуазии и той части китайских помещиков, чье хозяйство обеспечивало нужды развивающегося внутреннего рынка и экспортной торговли, была главным препятствием для капиталистического развития. Она являлась олицетворением произвола феодальных властей, высокого налогообложения, экономической отсталости и косности, предательства национальных интересов китайского народа и непрерывных уступок иностранному капиталу.



Упрочив за собой ведущую роль в экономике Китая, иностранный сектор оттеснял китайских предпринимателей на второстепенные позиции— в текстильную и пищевую промышленность. Национальный сектор капиталистического уклада существовал в рамках зависимой полуколониальной экономики. В первое десятилетие XX в. обуржуазившиеся помещики вкладывали значительные денежные средства в городскую промышленность, торговлю, железнодорожный транспорт. В деревне постепенно развивался мелкотоварный уклад, однако попрежнему преобладали феодальные формы эксплуатации крестьян.

Американских товаров. Империалистические державы все более превращали Китай в поставщика дешевого сырья — хлопка, сои, шелка, чая.

В последние три десятилетия XIX в. и в первом десятилетии XX в. в связи со становлением капиталистического уклада в экономике страны ускорился процесс образования китайской нации, который нашел свое выражение в выдвижении передовыми общественными силами Китая требований борьбы с чужеземной феодальной маньчжурской монархией и колониальным засильем импералистических держав; масштабы этих требований уже не имели узколокального или провинциального характера, а, начиная с движения за реформы 1895—1898 гг., приняли общекитайские масштабы.

Консолидация революционных сил и выдвижение Сунь Ят-сеном «трех народных принципов»

Первое десятилетие XX в. ознаменовалось быстрым ростом революционных антиманьчжурских и национально-освободительных настроений в стране. Под влиянием первой русской революции 1905 г. открылась эпоха «пробуждения Азии», в Китае участились революционные выступления против цинской монархии. Летом 1905 г. под руководством Сунь Ят-сена произошло объединение различных китайских буржуазно-демократических и буржуазно-помещичьих организаций, ставивших своей целью борьбу за свержение цинской монархии и учреждение Китайской республики. В Токио был создан «Чжунго гэмин тунмэнхуй» (Китайский революционный объединенный союз). В него вошли Союз возрождения Китая, имевший к тому времени свыше 40 отделений на


родине и за границей, а также Союз возрождения славы Китая («Гуанфу») — организация революционеров провинций Чжэцзян и Цзянсу и Союз обновления Китая («Хуасин») во главе с хунаньцами Хуан Сином и Сун Цзяо-жэнем. В августе 1905 г. была принята Декларация Объединенного союза — основной программный документ революционеров, написанный Сунь Ят-сеном. В нем говорилось: «Те, кого мы ныне называем маньчжурами, восходят к восточным варварским династиям, жившим за пограничными крепостями. Во времена минской династии они часто беспокоили границы нашего государства. Позднее, воспользовавшись смутами в Китае, они вторглись в его пределы, уничтожили наше китайское государство, захватили власть и вынудили нас, ханьцев, стать их рабами. Миллионы непокорных были ими перебиты. Вот уже 260 лет, как мы являемся народом без родины, без отечества. Ныне жестокости и злодеяния маньчжурских властей превысили всякую меру. Армия справедливости поставила цель свергнуть маньчжурское правительство и вернуть ханьцам их суверенные права... Китай должен быть государством китайцев, и управлять им должны китайцы. После изгнания маньчжуров наше национальное государство возродится во всей его славе... Ханьцы умны и талантливы. Это давно известно миру. Неоднократно постигали нашу родину многочисленные бедствия и страдания. Ныне, когда настало время возрождения былой славы нашей страны, пусть каждый вложит в это свою душу... Все наши соотечественники должны относиться друг к другу, как братья и сестры, должны делить радость и горе, помогать друг другу в беде, все мы равны — знатные и незнатные, бедные и богатые. Мы должны быть сплоченными и единодушными, считать своим долгом защиту Родины и сохранение нации». Антиманьчжурские настроения охватили китайскую студенческую молодежь, учившуюся в Японии. Там издавались антиманьчжурские газеты и журналы. Большой популярностью пользовался антиманьчжурский памфлет Цзоу Жуна «Революционная армия» (автор умер в тюрьме) и статьи сотрудничавшего в шанхайской газете «Субао» революционного публициста Чжан Тай-яня. В основу программы Объединенного союза были положены сформулированные Сунь Ят-сеном «три народных принципа»: «национализм» расшифровывался им как требование свержения чужеземной, маньчжурской династии и восстановления чисто китайского 'Правления; «народовластие» толковалось как ликвидация монархического строя и учреждение республики; «народное благосостояние» отражало требование уравнения прав на землю, т. е. проведения постепенной национализации земли путем установления прогрессивного налога на землю в духе учения американского экономиста Генри Джорджа. Центральный орган Объединенного союза — журнал «Миньбао» выступал активным пропагандистом «трех народных принципов». В статье Сунь Ят-сена, открывавшей первый номер «Миньбао», излагалась основная идея о том, что предстоящая китайская революция не только должна покончить с маньчжурским владычеством и монархическим строем, но и решить неотложные социальные задачи: улучшить благосостояние страны, сделать Китай сильным и могущественным государством, способным не только освободиться от притеснения со стороны иностранных держав, но и опередить по уровню экономического развития ведущие страны Европы и Америки.

В журналах революционного направления, издававшихся в Гонконге, на территории международного сеттльмента в Шанхае, в Японии, на Гавайях, публиковались открытые призывы к свержению цинской династии и учреждению республики. Наряду с этим одно из центральных мест на страницах революционной прессы занимало осве-

Р34


щение вопросов, связанных с политикой иностранных держав в Китае. В журнале «Гоминьбао» была помещена статья «Гибель Китая», в которой, в частности, говорилось:

«Наша территория становится колонией, а народ — рабом Европы. В чьих руках суверенные права Китая? Право распоряжения своими войсками, неотъемлемое право юрисдикции... все это захвачено у нас иностранцами... наши бухты и проливы... территориальные воды, важнейшие места на побережье Китая... все это захвачено иностранцами. В бассейне Янцзы нет ни одного района, который не входил бы в сферу [влияния] иностранцев... Рудники — истинные богатства государства... Налоги — главная статья годовых поступлений в бюджет... Рудники Китая разрабатываются иностранцами, налоги и таможни контролируются иностранцами... Право распоряжения нашими финансами находится в руках иностранных держав».

Если официальные документы китайских буржуазных революционеров, руководящие центры которых находились за пределами Китая, ограничивались лишь антиманьчжурскими требованиями, то в революционной прессе и публицистике первого десятилетия XX в. высказывались суждения о путях и методах противодействия агрессии и достижения независимости страны. «Добиться такой независимости, — разъяснял редактор органа революционеров „Миньбао" Чжан Тай-янь, — это значит вернуть Вэйхайвэй, Циндао, сделать так, чтобы Шанхай не был одним владением всех стран, чтобы 18 провинций не были сферами влияния каких-либо государств». Ответственность за зависимое положение страны революционеры возлагали на маньчжуров, — это был один из их аргументов в пользу необходимости революционного свержения цинской монархии. Так, Оу Цзюй-цзя писал в революционном памфлете «Новый Гуандун», что Цинов следует свергнуть по следующим причинам: «Во-первых, потому, что Китай — страна китайцев, а инородные маньчжуры отдают, продают, дарят его имущество и земли иностранцам. Во-вторых, потому, что с самого вторжения маньчжуров в Китай они тиранили китайцев, а с приходом иностранцев вред их правления стал еще большим: они утратили вассальные территории Китая, отдали все приморские районы. В-третьих, потому, что двор не только не поддерживает справедливых выступлений против иностранцев, а, напротив, подавляет их. Маньчжурский двор не способен уберечь Китай и его достояние от иностранцев и не дает народу самому защитить себя».

У другого революционера, Ян Юй-линя, встречается утверждение о том, что только китайцы (ханьцы) в состоянии сплотить народы «желтой расы» для борьбы с «белой опасностью», т. е. с колониальной политикой Запада. Наиболее резко идеи оказания отпора иностранной агрессии были выражены в памфлете Чэнь Тянь-хуа «Набат». Автор призывал интеллигенцию, крестьян, торговцев и ремесленников «точить ножи и мечи» и вместе испить «чашу кровавого вина». «Перебьем иностранных чертей! Перебьем продавшихся им предателей нации!» — восклицал Чэнь Тянь-хуа, утверждая, что у Китая есть «особый источник сил — огромные людские ресурсы» и что «даже если погибнут несколько миллионов или несколько десятков миллионов, то беды в этом нет. Когда спасем страну, через несколько десятков лет недостаток населения вновь восполнится».

В. И. Ленин после ознакомления в 1912 г. с программой «трех народных принципов» с большой симпатией отозвался о Сунь Ят-сене, назвал его представителем «боевой и победоносной китайской демократии», революционным демократом, полным благородства и героизма. В. И. Ленин отмечал прогрессивные черты, свойственные националь-


ной буржуазии Китая в начале XX в. «В Азии, — писал он, — везде растет, ширится и крепнет могучее демократическое движение. Буржуазия там еще идет с народом против реакции» *.

«Объективные условия Китая, отсталой, земледельческой, полуфеодальной страны, — писал В. И. Ленин, — ставят на очередь дня в жизни чуть не полумиллиардного народа лишь один определенный, исторически-своеобразный вид этого угнетения и этой эксплуатации, именно феодализм... политическими выразителями этой эксплуатации были феодалы, все вместе и каждый порознь с богдыханом, как главой системы»2. В. И. Ленин указывал единственный путь освобождения Китая от вековой отсталости, а именно путь революционной борьбы за свержение феодальных и полуколониальных порядков: «Чем больше отставал Китай от Европы и от Японии, тем более грозило ему раздробление и национальное разложение. „Обновить" его мог только героизм революционных народных масс»3.

Внутри Объединенного союза существовали серьезные разногласия по поводу предложенной Сунь Ят-сеном программы «народного благосостояния». Отражением указанных разногласий явилось создание Союза всеобщего прогресса («Гунцзиньхуй»), в состав которого входило много представителей помещиков, не признававших третьего принципа Сунь Ят-сена — уравнения прав на землю. Союз всеобщего прогресса видел задачи революции в свержении цинской монархии и учреждении суверенного республиканского государства. В то же время его программа содержала резкую критику агрессивной политики держав.

В 1905—1907 гг. численность русской политической эмиграции в Японии значительно увеличилась; в ней преобладали эсеро-народнические элементы, издававшие в Нагасаки после окончания русско-японской войны газету «Воля». Китайские революционеры <в своем печатном органе «Миньбао» приветствовали выпуск «Воли»; одна молодая китайская революционерка опубликовала в «Воле» письмо своим русским собратьям, в котором, в частности, говорилось: «Ваша революция — не только дело национальное, она международна. Нам приходится начинать свою работу каждому на своей родине, но пусть ваши идеи распространяются по всему земному шару. Справедливость должна восторжествовать».

О большом влиянии русских революционных эмигрантов на китайскую молодежь, находившуюся в то время на учебе в Японии, впоследствии писал и выдающийся китайский писатель-демократ Лу Синь. Во время учебы в Медицинском институте вместе со своими товарища-


ми он изучал русский язык в Японии у одной русской революционерки-эмигрантки. Отмечая большое влияние на китайскую молодежь первой русской революции и русской художественной литературы, Лу Синь писал: «Кто из нашей революционной молодежи тех лет не знал о молодых русских революционерах? Кто не слыхал про смелых террористов? Китайская молодежь не забывала Софьи Перовской... Разве мы не знали, что Российская империя вела агрессивную политику в Китае, но из ее литературы мы поняли самое важное, что в мире существуют два класса — угнетатели и угнетенные... Тогда это явилось величайшим открытием, равным открытию огня, когда... мрак ночи осветился ярким пламенем».

В середине 1906 г. Объединенный союз приступил к организации революционного движения в Китае. К этому времени его численность уже превышала 10 тыс.; в каждой из провинций действовали провинциальные комитеты союза. Первое антиманьчжурское восстание, в котором приняли участие члены союза, вспыхнуло 16 ноября 1906 г. в пров. Цзянси среди горнорабочих угольных шахт в Пинсяне. К нему присоединились солдаты войск местного гарнизона в Лилине и крестьяне— члены тайного «Общества старших братьев» в уезде Люян. Восстание началось преждевременно и не было поддержано другими отделениями союза. В конце декабря 1906 г. восстание было жестоко подавлено маньчжуро-китайскими властями. Цинское правительство и представители иностранных держав в Китае были не на шутку запуганы массовым характером восстания и сочувственными откликами на него в других провинциях Китая, среди местных войск, рабочих Ханьянского арсенала, мелкого чиновничества, купцов и главным образом учащейся молодежи.


удалось. Неудача постигла и последовавшие за ним восстания в Вэйчжоу и в двух уездах Гуандуна, где происходили стихийные крестьянские волнения, вызванные непомерными налогами. Революционный отряд Объединенного союза до середины 1908 г. смело сражался с превосходившими его в несколько раз правительственными войсками, а затем отступил на территорию Индокитая, где был интернирован французскими колониальными властями. В. И. Ленин, внимательно следивший за развитием революционного антиманьчжурского движения в Китае, в августе 1908 г. писал: «В Китае революционное движение против средневековья тоже дало себя с особенной силой знать в последние месяцы. Правда, ничего определенного нельзя еще сказать относительно данного именно движения, — так мало о нем сведений и так обильны вести о мятежах в различных местностях Китая, — но сильный рост „нового духа" и „европейских веяний" в Китае, особенно после русско-японской войны, не подлежит сомнению, а следовательно, неизбежен и переход старых китайских бунтов в сознательное демократическое движение» 4.

Сунь Ят-сен, высланный по требованию цинского правительства из Индокитая французскими колонизаторами, опасавшимися распространения революционных настроений из Южного Китая, ib 1908 г. выехал в США для сбора средств среди китайской эмиграции на подготовку новых антиманьчжурских выступлений.

5 января 1910 г. заместитель Сунь Ят-сена по руководству Объединенным союзом Хуан Син организовал восстание среди частей новой армии в Гуанчжоу, однако ввиду недостаточной подготовки это выступление было быстро подавлено властями. Но неудачи не останавливали революционеров. Новое, более крупное восстание под руководством Хуан Сина намечалось на весну 1911 г. в том же городе Южного Китая. Это было самое крупное из когда-либо организовывавшихся союзом вооруженных антиправительственных выступлений. Революционеры при поддержке вооруженных членов тайных обществ из соседних с Гуанчжоу уездов намеревались овладеть городской крепостью — цитаделью маньчжурского гарнизона, а затем при поддержке частей китайской новой армии, которые должны были примкнуть к восстанию, распространить его на всю провинцию Гуандун, а затем и на весь Китай. Из-за недостаточно четкой организации восстание началось преждевременно— 26 апреля 1911 г. — и было жестоко подавлено маньчжурами. Объединенный союз потерял в этом выступлении 72 человека, преимущественно представителей учащейся молодежи. Несмотря на поражение этого восстания, весть о нем вызвала мощный подъем антиманьчжурских настроений в стране, оказала сильное революционизирующее влияние на всю страну, и в частности способствовала активизации деятельности Хубэйского революционного центра.

Буржуазно-помещичье

конституционно-монархическое

движение

Руководители конституционно-монархического лагеря Кан Ю-вэй и Лян Ци-чао, находившиеся в эмиграции, вели ожесточенную борьбу против влияния революционеров, и особенно Сунь Ят-сена, на китайцев, проживавших за границей. В самом Китае стало шириться буржуазно-помещичье движение за введение конституции, руководимое либеральным крылом китайской буржуазии. Сторонники реформ пугали цинский двор примером русской революции.


Идя навстречу требованиям китайской буржуазии и помещиков установить в стране конституционное правление и допустить представителей буржуазии к власти, цинское правительство в 1906 г. предприняло конституционные маневры. В 1906 г. в различные страны Европы и США Цины направили специальную правительственную комиссию для изучения конституций иностранных государств. 27 августа 1908 г. маньчжурский двор объявил о введении в стране конституции через девять лет, т. е. в 1917 г. Реформой «сверху» цинское правительство надеялось успокоить общественное мнение. Образование конституционных кружков и обществ, имевших своей задачей пропаганду основ представительного образа правления, создание библиотек, читален, вечерних и воскресных школ, книгоиздательств — все это в известной мере должно было отвлекать внимание от революции; властям на какое-то время удалось смягчить остроту положения.

В ноябре 1908 г. почти одновременно скончались император Гуансюй, до последних дней своей жизни находившийся под домашним арестом, и его властолюбивая тетка, императрица-регентша Цыси, до самой своей смерти не выпускавшая из рук бразды травления. В 1909 г. великий князь-регент Цзай Фэн от имени своего сына — малолетнего императора Пу И — объявил о создании в провинциях так называемых совещательных комитетов для подготовки конституционного управления. Императорский указ устанавливал двухстепенные выборы в совещательные комитеты со строгим избирательным цензом, в результате чего в целом по стране в выборах членов комитетов участвовало 0,3% населения. Указанные совещательные комитеты, депутатами которых были представители местных помещиков и буржуазии, стали принимать активное участие в общественно-политической деятельности, организовывать сбор подписей под петицией цинскому правительству с призывами ускорить введение обещанной конституции. Деятельность совещательных комитетов, проходившая на общем фоне роста недовольства, в какой-то степени содействовала нарастанию революционной ситуации в стране, хотя члены комитетов и были противниками вооруженных реформ и рассчитывали на мирный компромисс с Цинами.

3 октября 1910 г. маньчжурское правительство объявило о создании в Пекине «Национальной ассамблеи» для изучения проектов будущей конституции. Делегаты этой ассамблеи, представлявшие либеральные группы национальной китайской буржуазии, китайских помещиков и интеллигенцию, высказывались за ускорение сроков введения конституции, согласно которой в Китае устанавливался конституционно-монархический строй. С целью воздействия на цинское правительство делегаты «Национальной ассамблеи» с провинциальными совещательными комитетами активизировали петиционные кампании, под давлением которых правительство объявило о сокращении девятилетнего срока подготовки к введению конституционного управления до пяти лет. Таким образом, к 1913 г. в Китае должна была быть введена конституция.

Политическая активность китайской буржуазии отражала ее возросшую активность в экономической области. В 1905—1908 гг. в Китае развернулось движение буржуазии и обуржуазившейся прослойки помещиков за укрепление своих экономических позиций и противодействие иностранному капиталу. Буржуазия пыталась направить стихийные антиимпериалистические настроения народных масс в русло экономической борьбы, призывая к участию в движении за бойкот иностранных товаров, возвращение захваченных иностранцами прав на раз-








Сейчас читают про: