double arrow

Капиталистическое развитие Китая в начале XX в


ГЛАВА 16

Цинское правительство заигрывало с ихэтуанями и в то же время успокаивало представителей держав. В июне оно разрешило отрядам ихэтуаней вступить в Пекин, где начались вооруженные столкновения ихэтуаней с иностранными войсками. После получения сообщения о захвате иностранными войсками китайских фортов у Дагу, прикрывавших морские подступы к Тяньцзиню, 20 июня 1900 г. Цыси объявила войну державам. В Пекине и Тяньцзине началась осада иностранных

У повстанцев отсутствовала общая политическая программа, не было объединенного военного командования и единых военных планов. Они двигались к крупнейшим городам Северного Китая, уничтожая на пути иностранные миссии и предприятия. Представители держав в Пекине требовали от цинского правительства принятия мер по подавлению ихэтуаней. В порту Дагу с военных кораблей были высажены десанты иностранных войск. В интервенции приняли участие восемь держав: Англия, США, Япония, Франция, царская Россия, Германия, Италия и Австро-Венгрия.

Признавались также божества всех трех основных китайских религий: конфуцианства, буддизма и даосизма. Один из руководителей ихэтуаней, крестьянин Чжу Хун-дэн по прозвищу Небесный дракон, выдавал себя за потомка последней китайской династии Мин.




Среди пантеона богов, которым поклонялись члены общества — преимущественно крестьяне, ремесленники, лодочники, грузчики, мелкие торговцы, наибольшим почетом пользовался бог войны Гуаньди.

Деятельность свыше 200 иностранных протестантских и католических миссионеров, а также китайцев-христиан пользовалась покровительством местных провинциальных властей. Произвол иностранных войск, действия миссионеров и их агентуры в пров. Шаньдун вызвали резкую враждебность у населения. В то же время частые стихийные бедствия, обрушиваясь на территорию провинции, ухудшили положение народа. В таких условиях в некоторых уездах еще в 1396 г. начались антимиссионерские выступления под руководством тайного общества «Дадаохуй». С осени 1898 г. в северных уездах пров. Шаньдун на границе с пров. Чжили активизировалась антимиссионерская деятельность тайного общества «Ихэтуань» («Отряды справедливости и мира») или «Ихэцюань» («Кулак, поднятый во имя справедливости и мира»). Члены общества обучали население особым приемам кулачного боя, якобы делавшим людей неуязвимыми от оружия иностранцев. (Это обстоятельство объясняет наименование «боксеры», которое было дано участникам выступлений иностранной прессой.) Это тайное общество, носившее явно выраженную религиозно-мистическую окраску, имело длительную историю и было связано с другими антиправительственными тайными обществами, действовавшими в провинции еще во времена восстаний тайпинов и няньцзюней.



Наиболее частыми и массовыми стали антииностранные выступления в пров. Шаньдун, население которой пострадало в ходе военных действий и японской оккупации, а также в результате агрессии германского империализма, захватившего под свой контроль район Цзяочжоу и зарившегося на всю территорию этой богатой и густонаселенной провинции.

Я хочу, — писал Тань Сы-тун в своей книге, — чтобы все китайцы проснулись от сна и не заблуждались более, считая маньчжуров своими соотечественниками». Такая позиция сближала Тань Сы-туна и его последователей с китайскими революционерами, руководимыми Сунь Ят-сеном. В то же время Тань Сы-тун, как и все реформаторы, решительно осуждал вторжение в Китай капиталистических держав Запада и Японии.

Стихийное антиимпериалистическое и антиправительственное восстание в Северном Китае под руководством тайного общества «Ихэтуань»

В конце XIX в. усилилась общая антиимпериалистическая направленность народных движений, осуществлялся переход от чисто антимиссионерских выступлений к борьбе за предотвращение раздела Китая державами. В листовках, выпущенных повстанцами в пров. Сычуань, содержалась резкая критика экономической и политической агрессии держав в Китае, в первую очередь захвата Японией о-ва Тайвань и Германией — района Цзяочжоу. В них осуждались цинские чиновники, которые в целях сбора средств для уплаты контрибуции Японии усилили налоговое обложение.




Главным лозунгом общества «Ихэтуань» был лозунг уничтожения иностранцев и изгнания их из Китая. Этот лозунг отражал всеобщее недовольство агрессивной политикой держав, от которой страдали все слои населения провинции. Крестьяне несли на себе бремя дополнительных налогов, введенных для выплаты контрибуции державам; страдали от спекуляции землей и зерном, которой занимались миссионеры и их китайская агентура. Ремесленники лишались заработка из-за конкуренции дешевых иностранных товаров фабричного производства. Армия лодочников и транспортных рабочих, перевозивших грузы по Великому каналу, лишалась работы из-за появления железных дорог и пароходов — новых видов транспорта, заимствованных из-за границы. Шэньши видели угрозу конфуцианским порядкам со стороны христианской идеологии и не желали делить с иностранцами своей власти над трудящимися массами. В то же время ненависть к иностранцам у ихэтуаней подчас принимала уродливые формы огульного отрицания всего иностранного. Так, они уничтожали все здания иностранного типа, паровозы и вагоны, разбирали железнодорожные пути, рубили телеграфные столбы, ломали машины, уничтожали трофейное оружие.

В восстании ихэтуаней можно выделить три крупных этапа. Первый— с конца 1899 г., когда их деятельность в основном не выходила за пределы пров. Шаньдун. Поскольку местные власти отчасти разделяли антииностранные чувства тайных обществ, цинский двор назначил по просьбе держав на пост губернатора пров. Шаньдун генерала Юань Ши-кая, который стал решительно расправляться с ихэтуанями. Второй этап — с весны 1900 г., когда восстание перебросилось в столичную провинцию, население которой, возмущенное агрессивной политикой держав, горячо откликнулось на призывы ихэтуаней к борьбе с иностранцами. В Чжили наряду с антииностранными лозунгами были довольно широко распространены антиманьчжурские и антиправительственные призывы. Среди вождей движения, пользовавшихся наибольшей популярностью на этом этапе, были лодочник Чжан Дэ-чэн, выдававший себя за посмертное перевоплощение вождя тайпинов Хун Сю-цюаня, солдат Цзо Фу-тянь, объявивший себя перевоплощением другого тайнинского вождя, Ян Сю-цина, дочь лодочника Хуан Лянь, руководившая крупным женским подразделением ихэтуаней.


концессий цинскими войсками и ихэтуанями. Ихэтуани нанесли поражение отряду английского адмирала Сеймура, продвигавшемуся из Тяньцзиня к Пекину.

По мере прибытия новых соединений иностранных войск в Северный Китай и с ростом активности отрядов ихэтуаней цинское правительство стало менять свою политику. Оно пыталось ограничить повстанцев и подставить их под удары иностранных войск. В августе 1900 г. 40-тысячная армия интервентов, преодолев отчаянное сопротивление ихэтуаней, вступила в столицу. Императрица Цыси приказала Ли Хун-чжану начать мирные переговоры с державами, а сама со свитой тайно бежала в Тайюань, а затем в Сиань. Императора Гуансюя, который по-прежнему находился под домашним арестом, она увезла с собой.

Третий и завершающий этап восстания начался после капитуляции Цинов перед державами. Цыси издала указ, предписывавший правительственным войскам обращать оружие против ихэтуаней. После занятия интервентами Пекина иностранные войска вместе с цинскими частями стали беспощадно подавлять народные отряды. В Северный Китай во главе 22-тысячной дополнительной армии прибыл немецкий фельдмаршал Вальдерзее, назначенный главнокомандующим объединенной армии интервентов. Под его командованием проводились карательные экспедиции против отрядов ихэтуаней.

Противоречия между великими державами привели к затяжке переговоров. Лишь 7 сентября 1901 г. Ли Хун-чжан от имени цинского правительства подписал в Пекине с представителями держав так называемый Заключительный протокол, закреплявший полуколониальное положение Китая. Цины обязались выплатить державам в течение 39 лет огромную контрибуцию в сумме 450 млн. лянов. С учетом установленных процентов общая сумма выплаты приближалась к 1 млрд. лянов. Китаю запрещалось иметь войска в столичном округе, покупать оружие за границей, предлагалось уничтожить укрепления, прикрывавшие доступ к Тяньцзиню с моря. Иностранные державы получили право держать войска в Северном Китае. В Пекине создавался специальный посольский квартал, управлением которого ведали только сами иностранцы. Там размещались гарнизоны иностранных войск. Цинское правительство обязалось содействовать развитию иностранной торговли и судоходству в Китае.

Державы потребовали сурового наказания цинским правительством всех сановников, участвовавших в войне с интервентами, и реабилитации казненных ихэтуанями и Цинами сторонников держав. В Германию и Японию были направлены специальные миссии для принесения извинений в связи с убийством в Пекине германского посланника и японского дипломата. Цинское правительство обязалось в течение пяти лет не проводить экзамены на степени, необходимые для занятия должностей.

В январе 1902 г. цинское правительство вернулось в Пекин. Империалистические державы сочли, что оно будет их верным и покорным слугой, и искусственно продлили владычество маньчжурских и китайских феодалов в стране.

Во время войны с империалистами в Северном Китае ни представители революционно-демократического движения, руководимого Сунь Ят-сеном, ни реформаторы во главе с Кан Ю-вэем не поддержали ихэтуаней. Китайская буржуазия не только осталась в стороне от народного движения, но и отмежевалась от него, считая, что восстание дает повод для раздела Китая державами.


Созданная Кан Ю-вэем в эмиграции конституционно-монархическая партия защиты императора, ставившая своей целью реставрацию власти Гуансюя, открыто призывала своих последователей к защите иностранцев от «смутьянов». Тайная военная организация реформаторов— Армия независимости, которая летом 1900 г. готовила под руководством представителей левого крыла реформаторов выступления в Восточном и Центральном Китае с целью восстановления на престоле Гуансюя, также решительно отмежевалась от ихэтуаней.

Со стороны Союза возрождения Китая была предпринята попытка установить контакт с ихэтуанями, однако эмиссар союза по прибытии в Тяньцзинь был обвинен ихэтуанями в связях с иностранцами и убит. Антииностранная направленность восстания и главным образом поддержка ихэтуаней маньчжурским двором отталкивали китайских буржуазных революционеров. Последние верили в поддержку державами требования свергнуть чужеземную маньчжурскую династию и установить национальное китайское республиканское правительство.

В августе 1900 г. Союз возрождения Китая при участии тайных антиманьчжурских обществ организовал антиправительственное выступление на границе с недавно «арендованной» Англией территорией п-ова Коулун. Японские власти о-ва Тайвань обещали Сунь Ятсену доставить большую партию оружия и боеприпасов, но в последний момент отказались выполнить свое обещание. Восстание окончилось неудачей.

Антиимпериалистическая борьба народных масс Северного Китая нашла горячий отклик у представителей международного рабочего движения и прогрессивной общественности мира. От имени русских социал-демократов В. И. Ленин в 1900 г. выступил с гневной обличительной статьей «Китайская война», в которой писал: «Могли ли китайцы не возненавидеть людей, которые приезжали в Китай только ради наживы, которые пользовались своей хваленой цивилизацией только для обмана, грабежа и насилия, которые вели с Китаем войны для того, чтобы получить право торговать одурманивающим народ опиумом... которые лицемерно прикрывали политику грабежа распространением христианства?» 2. Голос протеста против зверств и бесчинств интервентов в Китае звучал также в Германии и Франции, где А. Бебель, К. Либкнехт, Р. Люксембург, Ж. Жорес и Р. Роллан выступали в защиту китайского народа. Выступая в рейхстаге в ноябре 1900 г., Август Бебель говорил, что даже зверства Чингисхана, Тамерлана и Аттилы «не могут сравниться с тем, что сделали войска немцев и других европейских держав в союзе с японцами в Китае».

Несмотря на то что народное восстание ихэтуаней было подавлено иностранными интервентами и маньчжуро-китайскими феодалами, оно сорвало планы империалистических держав по окончательному колониальному расчленению Китая. Империалисты оказались вынужденными на время сохранить цинский Китай как формально суверенное, хотя и полностью зависимое от них полуколониальное государство.


СИНЬХАЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И УЧРЕЖДЕНИЕ КИТАЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

После восстания ихэтуаней цинский двор был вынужден пойти на проведение некоторых мер, направленных на развитие в стране современной промышленности, транспорта и торговли, а также на реформу системы просвещения и подготовку технических кадров. Все это способствовало капиталистическому развитию Китая, хотя и сохранялись многочисленные феодальные преграды, а ключевые позиции в экономике страны после так называемого Заключительного протокола прочно находились в руках иностранных капиталистов.

В первое десятилетие XX в. в Китае открылось 386 фабрик, шахт и рудников, полностью или частично принадлежавших национальному капиталу. Ежегодно вступало в строй в среднем по 50 частных китайских предприятий. После подписания Заключительного протокола начался переход в частную собственность большинства казенных и смешанных казенно-частных предприятий, приносивших казне и держателям акций одни убытки. Расширился объем внешней торговли. Стоимость экспорта со 122 млн. долл. в 1901 г. возросла до 245 млн. в 1911 г., а стоимость импорта — соответственно со 193 млн. долл. до 306 млн. Резко увеличился пассивный для Китая баланс внешней торговли. Усилился экспорт иностранного капитала. С 1900 по 1914 г. иностранные инвестиции увеличились с 750 млн. долл. до 1650 млн. Они шли главным образом на железнодорожное строительство, внешнюю торговлю, обрабатывающую и горную промышленность. Долг Китая за эти годы достиг 835 млн. долл., главным образом за счет внешних займов, которые предназначались в основном на военно-административные нужды цинского правительства. Число открытых для иностранной торговли портов и населенных пунктов Китая в 1912 г. превышало 100. За 1899—1913 гг. количество иностранных фирм в Китае утроилось и в 1913 г. составило 2400, а численность постоянно проживающих в Китае иностранцев возросла соответственно с 53 тыс. до 165 тыс. Первое место в торговле с Китаем по-прежнему принадлежало Англии (около 50% всего товарооборота), хотя и усилилась конкуренция японских и








Сейчас читают про: