double arrow

Вот как мы к этому пришли


Начать сначала

Джуди делится с нами: «На долю нашей се­мьи приходится в общей сложности шесть браков. Этот третий для каждого из нас. Через несколько дней мне исполнится пятьде­сят два. Если я не собираюсь создать наилуч­шие взаимоотношения после всех этих лет, тогда зачем вообще было вступать в брак? Я бы лучше осталась в одиночестве, чем согла­силась на компромиссный вариант. Когда мы с Кеном поженились, мне было сорок два, а ему пятьдесят один. Взрослые! Совершенно­летние! Мы поженились для того, чтобы каж­дый из нас мог перейти на новый уровень от­ношений. Вступив в брак, показали друг другу, какие отношения мы хотели бы иметь, однако не имели!

Мой первый брак после пятнадцати лет сов­местной жизни закончился разводом. Я не знала, как добиться хороших отношений с му­жем. Мои родители все время воевали друг с другом и демонстрировали минимум уважения к партнеру. Мне казалось, что если я умна, то смогу построить другие отношения. Но в ито­ге повторяла ошибки.

Через полтора года после развода я снова вышла замуж. Это был милый человек, однако опять ничего не вышло. По крайней мере, на этот раз я не оставалась с ним пятнадцать лет. Я все отчетливее осознавала, что просто не знаю, как быть. И запуталась окончательно.




Как только я перестала давать ему полезные советы, он начал меня слушать.

Потом в моей жизни появился Кен, и все из­менилось. Мы познакомились на семинаре Джона Грея, посвященном общению. Впервые в моей жизни я начала понимать мужчин и то, что происходило в моих отноше­ниях с ними. Стала учиться, как разго­варивать с мужчинами, чтобы они слушали. Как только я перестала постоянно давать ему полезные советы, Кен начал меня слушать. Мы женаты уже десять лет и счастливы. И я знаю почему.

Мы общаемся и знаем, как воздать должное каждому из нас, учитывая разницу полов. Мы знаем, как работают эти различия. Я больше не считаю, что Кену легко понять меня. Порой я сама себя не понимаю, так почему же я должна ждать этого от марсианина? Когда же он пытается это сделать, я по-настоящему ценю его усилия.

Я думала, что если он любит меня, то автоматически захочет соединиться со мной и в общении.

До Кена я просто ждала, что мужчина дол­жен выслушать и понять. Думала, если он лю­бит меня, то автоматически захочет соеди­ниться со мной и в общении. Я не знала, что главное для мужчины — поступки.

Когда Кен чувствует, что делает что-то для меня, он начинает ощущать связь со мной. Роль пассивного слушателя заставляет муж­чину почувствовать себя так, будто он не при­лагает усилий, чтобы помочь. Ему быстро становится скучно, терпение его иссякает, он отвлекается или теряет интерес. Когда я хва­лю Кена, он вспоминает, что помогает. Это не только делает мужа счастливее, но и служит мне напоминанием: нельзя принимать его под­держку как должное.



Я и от себя не жду автоматического прия­тия и понимания всех наших различий. И хотя временами мне нелегко, теперь я испытываю сострадание к себе из-за того, что приходится иметь дело с кем-то, до такой степени не по­хожим на меня!

Хотя мы разные, но его поведение настолько же оправданно, как и мое.

Меня не надо переделывать, и он в этом тоже не нуждается.

Мы помним о том, что мужчины — выход­цы с Марса, а женщины — с Венеры, и это по­могает нам с уважением относиться к нашим различиям, а не пытаться игнорировать или отрицать их. Мы с Кеном пережили восьми­десятые годы, когда пытались поставить знак равенства между мужчиной и женщиной. Те­перь мы знаем, что это неверно. Мы выясни­ли, что совершенно разные, причем один во­все не лучше другого. И поняли: поведение каждого из нас оправданно. Меня не надо переделывать, и Кен в этом не нуждается.

Мне кажется, что мужчины и женщины из­начально были созданы не только потому, что мы можем рожать детей, но и в других отно­шениях тоже. Любя Кена, я начала любить и принимать себя. На это ушло пятьдесят два года, и я благодарна за свое прозрение».







Сейчас читают про: