double arrow

Сцена третья. Сцена вторая (Имр и Зоя) ЗояСкажи, не ты ли мой учитель новый,Прибывший с юга, чтоб меня наставитьВ дидактике и тайных свойствах трав?


Сцена вторая

(Имр и Зоя) ЗояСкажи, не ты ли мой учитель новый,Прибывший с юга, чтоб меня наставитьВ дидактике и тайных свойствах трав? ИмрТы, девушка, ошиблась, я другомуТебя сумел бы лучше научить:Подкрадываться к вражескому домуИ факел тлеющий в траве влачить;На белого, как молоко, верблюдаВскочив, часами пожирать пески,Да в бухте Джедды у морского удаУдаром ловким выпустить кишки.Я б страсти научил тебя беспечной,Да песням об истоме милых глазИ радости ночной, но их, конечно,И пела и слыхала ты не раз. ЗояАх, кроме наставлений и обеден,Я ничего не слышала, ты первыйЗаговорил со мною о любви. ИмрКак, и тебя еще не целовали,И никого не целовала ты? ЗояЯ целовала гладкие каменья,Которые выбрасывало море,Я целовала лепестки жасмина,Который вырос под моим окошком.Когда мне становилось очень больно,Тогда свои я целовала руки,Меня ж с тех пор, как мать моя скончалась,Никто ни разу не поцеловал. ИмрНо сколько лет тебе? ЗояУже тринадцать. ИмрУ нас в твои лета выходят замужИли любовников заводят. ПомнюОдну мою любовь я… ЗояРасскажи! ИмрПлеяды в небе, как на женском платьеАлмазы, были полными огня,Дозорами ее бродили братьяИ каждый мыслил умертвить меня.А я прокрался к ней подобно змею.Она уже разделась, чтобы лечь,И молвила: «Не буду я твоею,Зачем не хочешь ты открытых встреч?»Но всё ж пошла со мною, мы влачилиЦветную ткань, чтоб замести следы.Так мы пришли туда, где белых лилийВставали чаши посреди воды.Там голову ее я взял руками,Она руками стан мой обвила.Как жарок рот ее, с ее грудямиСравнятся блеском только зеркала,Глаза пугливы, как глаза газели,Стоящей над детенышем своим,И запах мускуса в моей постели,Дурманящий, с тех пор неистребим.…Но что с тобою? Почему ты плачешь? ЗояОставь меня, ведь мне не говорили,Что у меня глаза, как у газели,Что жарок рот мой, что с моею грудьюСравнятся блеском только зеркала! ИмрКлянусь, со дня, когда я стал мужчиной,Я не встречал еще таких, как ты,Я не видал еще такой невинной,Такой победоносной красоты.Я клятву дал и изменить не смею,Но ты огнем прошла в моей судьбе,Уже не можешь ты не быть моею,Я отомщу и возвращусь к тебе. ЗояНе знаешь ты, кто я. ИмрОстанься всё же.Пусть ты из Рима, я ж простой араб,Но это но препятствие… быть может,Отец твой слишком знатен, он сатрап?Так знай… ЗояЯ — Зоя, дочь Юстиниана, (Имр выпускает ее. Зоя выходит. Входит Феодора).(Имр и Феодора) ФеодораВот это хорошо! Теперь я знаю,Зачем приехал ты в Константинополь,Лирический поэт, ужасный мститель,Надменно давший клятву воздержанья.Мы всем должны служить тебе, ты просишьИ войска, и девичьих поцелуев.Что ж ты молчишь? Ответь! Куда речистей.Ты с падчерицей был моей сейчас. ИмрИ стены здесь имеют уши. ДетямИзвестно это, я же позабылИ вот молчу, затем что перед этим,Быть может, слишком много, говорил. ФеодораНапрасно! Я тебе не враг, я дажеТебе забавную открою новость,Что Зоя мной просватана недавноЗа Трапезондского царя. Доволен? ИмрЯ, госпожа, не весел и не грустен:О дочери ли Кесаря помыслитьОсмелится кочующий араб? ФеодораБыть может, данная тобою клятваНегаданно пришлась тебе по нраву,Быть может, перестал ты быть мужчиной,И женских ласк твое не хочет тело? ИмрКогда о женщине я вспомню вдруг,Мне кажется, меня как будто душат,В глазах темно, в ушах неясный звук,И сердце бьется медленней и глуше. ФеодораТак в чем же дело? Трапезондский царь,Конечно, полководец знаменитый,Правитель мудрый и любовник нежный,Но с Зоею он так всегда застенчив,Как будто он, а не она, невеста.А девушкам, ты сам отлично знаешь,По песне судя, нравится другое. ИмрУжели, госпожа, сказать ты хочешь,Что в жены мне дадут царевну Зою? ФеодораНу нет, не в жены, что ты перед ней?А так! И я, пожалуй, помогла бы.Здесь во дворце пустых немало комнатС бухарскими и смирнскими коврами,В саду лужаек с мягкою травою,Стеной прикрытых от нескромных взглядов,А у тебя и голод по объятьям,И стройный стан, и холеные руки,Певучий говор, пышные сравненья,Неотразимые для сердца дев.Ну что ж, согласен? ИмрГоспожа, я вижу.Что хочешь ты испытывать меня. ФеодораЯ так и знала, ты мне не поверил,Но так как ты мне нужен, я откроюТебе причину замыслов моих.Однажды эта дерзкая девчонка,Когда ее ударила я плеткой,Вдруг побледнела, выпрямилась гордоИ назвала в присутствии служанокМеня, императрицу Византии,Александрийской уличной блудницей,А я на трон не для того вступила,Чтобы прощать такие оскорбленья.Пускай она окажется самаБлудницею, и Трапезондский царьОткажет опозоренной невесте! ИмрПрости мне, госпожа моя: с тех пор,Как я пленяю дев моим напевом,Моя любовь не горе и позор,А мир и радость приносила девам. ФеодораДа страсть твоя, как новое вино,Шипит и пенится, а толку мало,Но подождем, и станет молчаливойОна и пьяной, как вино подвалов.Пока же помни: Трапезондский царь,Едва вернувшись, станет мужем Зои,Он девичий ее развяжет пояс,Он грудь ее откроет и коснетсяЕе колен горячими губами…А ты, ты будешь здесь один скитатьсяПросителем угрюмым и докучным. (Уходит. Входит царь Трапезонда).












Сейчас читают про: