double arrow

Градостроительство и архитектура Египта периода Древнего царства


Если застройка первых городов изучена еще недостаточно, то некрополи, расположенные на плато Ливийской пустыни в Саккаре, Абусире, Дашуре и Гизе, известны значительно лучше. Культ умирающих и воскресающих божеств, соответствующих эволюционным циклам египетской природы, определил веру в загробную жизнь. Так как солнце ежедневно скрывалось на западном берегу Нила, то страной смерти для египтян стала граница орошаемых земель и мертвой Ливийской пустыни. Сначала древние строители отмечали погребения насыпями из камней и гальки. Потом для сохранения формы холмов их стали обмазывать илом и обкладывать высушенным на солнце кирпичом, наконец, ко времени Раннего царства появилась мастаба (по-арабски «скамья», рис.42) плоская постройка из кирпича, включавшая в себя одну или несколько наземных комнат, разделенных массивными стенами, глубокую вертикальную шахту и подземную гробницу.

Если ко времени I династии мастаба имитировала жилой дом с ложными дверями и двором, где приносились жертвы, то затем в комплекс погребальных сооружений стали вводить молельни с жертвенниками, помещения для статуй, коридоры, залы и кладовые.




Похожие изменения можно проследить в использовании строительных материалов. Если абидосские гробницы I династии, повторяя дворцовую архитектуру, были выложены изнутри кирпичом и имели вторую обшивку из дерева (сверху гробницы перекрывали тяжелыми стволами и балками, на которые насыпали песок), то уже в конце II династии центральные покои мастаба уже возводили из обтесанного известняка и окружали боковыми кирпичными стенами. С усилением государства и возрастающей ролью правителя, качество усыпальниц улучшилось; ориентируясь на вечность, египтяне начали использовать более прочные материалы, даже такой трудно поддающийся обработке камень, как гранит и базальт.

В эпоху IV династии, гробница визиря Пиопи I уже включала в себя не менее 31 помещения, большая часть которых была сплошным камнем. Надземные части такой гробницы представляли собою массивный прямоугольник, стороны которого наклонены внутрь под углом приблизительно в 75 º.

Некрополи Древнего царства уже занимали огромные территории, на которых царили определенный порядок и строгая система координат, соответствовавшая сторонам света. Царские усыпальницы, окруженные мастабами придворных и дополненные поминальными сооружениями, превращались в крупные объемно-пространственные ансамбли, хорошо обозревавшиеся с далеких точек.

Большая часть погребальных комплексов – от первой мастабы из необожженного кирпича, принадлежащей Менесу, до памятников греко-римского периода находится на севере от Мемфиса, в Саккаре. И именно здесь, впервые был сделан первый шаг от формы мастабы к пирамиде. Произошло это при фараоне III династии Джосере.



44. Мастаба. Реконструкция. 1 - молельня, 2 – сердаб, 3 – вертикальная шахта, 4 – погребальная камера.

45. Пирамида Джосера в Саккаре.

Слово «пирамида» греческого происхождения: «пирамис» - греческое название булочки конической формы, которой египтяне питались. Сами египтяне называли пирамиду «мер», словом, производным от глагола «иар», что значит подниматься, так с самого начала, с новым архитектурным сооружением было связано значение места вознесения, возвышения. Первая пирамида для фараона Джосера (рис.43) была воздвигнута верховным жрецом культа солнца, визирем и главным советником фараона, непревзойденным скульптором своего времени и гениальным архитектором – Имхотепом. Заслоняя горизонт в Саккаре, она достигала в высоту 61 метра, а длина стен у основания составляла 125х 115 метров. Уже в древности священная форма пирамиды была воспринята как лестница на небеса, а архитектор Имхотеп был обожествлен и объявлен сыном мемфисского бога-творца Птаха.

Новейшие исследования позволяют предположить, что Имхотеп возвел эту постройку на более ранней мастабе, выстроенной в этом месте для предшественника Джосера, его старшего брата фараона Санахта, которого Манефон называл основателем III династии. Высота мастабы равнялась 9 м, а длина каждой стороны – 63 м. Возле нее находилось одиннадцать шахт, пять из которых служили захоронениями для членов царской семьи, а шесть были кладовыми. Но еще при жизни Джосера, желая закрыть доступ к гробницам, мастабу увеличили в размере. Шесть этапов строительства, по количеству ступеней, позволили архитектору разместить над нижним основанием постепенно уменьшающиеся мастабы, а устойчивость сооружению обеспечили блоки известняка без связующего раствора, заменившие обычные кирпичи, и их наклон к центру пирамиды.



Гениальность архитектора заключалась в том, что впервые в истории древнеегипетской архитектуры на искусственной террасе площадью в 15 га вокруг этой главной постройки он разместил южный и северный павильоны, поминальные храмы, кенотафы Джосера, террасы, лестницы, платформы и дворы, в том числе хеб-седный – для ритуального бега фараона. Все вместе образовало сложный, но гармоничный по архитектурным формам ансамбль, в котором доминировали метрически повторявшиеся элементы. Прямоугольная в плане территория гробницы Джосера (545 х 278 м), соответствовавшая своему главному планировочному элементу – пирамиде, была окружена монументальной стеной из прекрасно отесанных блоков белого известняка высотой в 10 м, толщиной 14,8 м и общей протяженностью 1645 м. Наружная стена имела парапет, за которым вдоль стены шел широкий уступ, позволявший обходить весь ансамбль. В стене было сделано 13 фальшивых порталов в виде высоких ниш и один настоящий вход, которые нельзя было отличить друг от друга.

Позади входа, фланкированного двумя башнями, располагался коридор и проход во внутренний интерьер, состоящий из длинного зала с 20 парами 6-метровых каменных колонн. Колонны еще не были отделены от стены, повторяли форму пучков тростника, но, уже являлись элементом новой каменной архитектуры. Между колоннами, друг против друга, были расположены небольшие камеры, возможно, служившие представительствами или ритуальными молельнями номов Египта. В западной части колоннады был возведен «поперечный зал», широкое помещение, украшенное 4 выступающими колоннами около 7 м высотой, также соединенными каменной кладкой со стеной. Несмотря на то, что в камне зачастую повторялись формы, свойственные деревянным и кирпичным постройкам: потолки вырублены в виде бревенчатых перекрытий, колонны и пилястры выдержаны в пропорциях, выработанных для деревянных зданий, - Имхотеп решительно осваивал возможности каменного зодчества, как в конструкциях, так и в отделке. Интересны формы колонн: четкие, величественные в своей простоте каннелированные стволы с плоскими плитами абак вместо капители (словно предвосхищающие греческий дорический ордер) или впервые выполненные в камне пилястры в форме раскрытых цветов папируса и лотоса (рис.45).

46. План комплекса пирамиды Джосера в Саккаре.

Заканчивался парадный коридор широким открытым двором, расположенным возле южной стороны пирамиды. Небольшой храм с тремя нишами и низким каменным алтарем в северо-восточной части и два полукруглых низких каменных строения, каждое длиной 11 м, были посвящены обряду обновления фараона – «хеб-сед» - во время которого правитель подтверждал свое право на власть, совершая ритуальный бег в храмовом дворе.

Так как здоровье и энергия царя напрямую связывались с благосостоянием страны, в ранних монархиях Востока стареющего правителя обычно умерщвляли. Но в период Раннего царства египетские фараоны заменили жестокую традицию религиозным ритуалом, во время которого уничтожению подвергалось изображение царя, его статуя, а сам владыка, как простой смертный, в одной набедренной повязке, пробегал круг по священному двору, демонстрируя всем свою силу и выносливость. Если обряд проходил успешно, фараон возвращался, словно заново рожденный, на трон, а его статуя погребалась в специальной ложной гробнице, так называемом кенотафе. Известно, что фараоны Раннего царства имели усыпальницы в Саккаре, а ложные гробницы – в Абидосе, Джосер же впервые соединил истинное место погребения и кенотаф в пределах одного комплекса. Кенотаф Джосера длиной 85 м и шириной 13 м разместили в толще южной части наружной стены.

47. Колонны в комплексе Джосера в Саккаре.

Погребальная камера кенотафа длиной 1,6 м и высотой 1,3 м была частично вырублена в скале. Лестницы связывали камеру со входом и с кладовыми, расположенными к востоку от нее. Стены кладовых были облицованы гранитом и украшены облицовкой из плит известняка с рельефными изображениями, покрытыми сверху зеленовато-синей глазурью. Под землей, в специальном помещении были размещены три стелы с изображениями фараона, связанные с обрядом «хеб-сед». Рельефы представляли его бегущим, с царской плетью в руках и с документами о праве наследования престола.

В период Древнего царства власть фараона была уже неограниченной. Вся страна и все население считались его личной собственностью. Он был одновременно и главным жрецом и главным военачальником. Жизнь и смерть фараона считались божественным промыслом, вот почему так важны были ритуалы, связанные с обновлением и возрождением владыки.

С обрядом «хеб-сед» были связаны молельня, карниз которой украсили рельефные изображениями змей-уреев, охранителей фараона в юго-западном углу Южного двора, и двор для бега «хеб-сед», примыкающий к Южному двору с востока. Западную и восточную стороны двора обрамляли фасады молелен богов Севера и Юга Египта. Молельни предназначались для статуй богов, привозимых на праздник «хеб-сед» из всех главных центров Египта.

Южный и Северный дворцы, размещенные на территории комплекса, были оформлены фасадами с четырьмя полуколоннами и двумя пилястрами, верх украшали фризы, имитирующие верхушки тростника. Этот орнамент воспроизводил в камне тростниковые плетения, которыми украшались ранние дворцы. Опоры ранних дворцов напоминали полуколонны с капителями в виде двух крупных листьев, ниспадающих по обе стороны ствола, украшающие Южный дворец, и полуколонны с трехгранным стволом и капителью в виде раскрытой метелки цветка папируса, обрамляющие молельню Северного дворца. Простые, без изысков капители прекрасно передавали характерные черты растений. Это умение отобрать самое главное, самое выразительное – одно из достоинств, определяющих своеобразие египетского искусства. Капители в виде цветка папируса, впервые появившиеся во дворце Джосера, в дальнейшем получили широкое распространение.

К северной стороне пирамиды примыкал погребальный храм. Прямоугольный в плане, он со всех сторон, кроме обращенной к пирамиде, был окружен коридором. Центр храма образовывали два расположенных параллельно друг другу двора. Каждый из них имел портики с четырьмя полуколоннами с каннелированными стволами. Простые прямоугольные формы храма, строгие вертикали колонн, теплый светло-желтый цвет турского известняка сообщали ему благородство и величавость.

Весь ансамбль Джосера с его грандиозными, прекрасно декорированными стенами, ступенчатой пирамидой, стройным храмом, поражал ясностью, цельностью и монументальностью.

Вход в усыпальницу находился с северной стороны пирамиды, рядом с широким центральным туннелем глубиной 28 метров, где разветвленная сеть ходов, лжеходов, коридоров и камер образовывала запутанный лабиринт длиной 5,7 км, призванный скрыть местоположение гранитной усыпальницы фараона. Центральный коридор и два параллельных ему отсека объединяли 400 комнат. Второй вход находился в полу заупокойного храма, примыкающего к пирамиде также с северной стороны. У ее восточной стены находился сердаб, выстроенный из блоков известняка, близких по размерам к блокам, которыми была облицована пирамида. В сердабе была найдена статуя сидящего фараона, находящаяся ныне в собрании Египетского музея в Каире. Погребальная камера, выложенная красным гранитом и украшенная рельефными глазурованными плитами, помещалась под первоначальной мастабой, примерно в центре пирамиды. К востоку от склепа были открыты два помещения, облицованные великолепными фаянсовыми плитками, часть которых ныне хранится в Каирском музее.

Обеспечивая во время хеб-седа обновление фараона при жизни, строительством пирамиды, возможно, готовили возрождение правителя в загробном мире, во всяком случае, статуя Джосера, установленная в сердабе, вглядывающаяся в свет восходящего Сириуса, связывала весь погребальный комплекс с идеей космического преображения.

Так началась эра пирамид, и многочисленными зодчими был предложен целый ряд, геометрически простых, но наполненных глубоким символизмом архитектурно-художественных образов.

Если преемник Джосера - фараон Сехемхет, попытался превзойти усыпальницу предшественника высотой своей гробницы (прямоугольная в плане пирамида имела 7 уступов и достигала в высоту 70 м), то фараон Снофру IV династии вошел в историю архитектуры своими необычными экспериментами с формой.

Так, возводя семиступенчатую гробницу в Медуме (рис.46), строители дополнили ее восьмым ярусом, заполнили все участки между мастабами мелким камнем, а всю пирамиду облицевали плитами из турского известняка.

Высота гробницы достигла 94 м, (исследователи предполагают, что она была еще выше - 118 м) при длине основания 144 х 144 м. Сегодня усыпальница двухступенчатая, как древневосточный зиккурат (рис.47), но выглядит более целостно и замкнуто, чем гробница Джосера, а масса камня подавляет своим размером. Все сооружение отличается тщательной кладкой весьма крупных каменных блоков. Причем возникает впечатление, что при изготовлении блоков использовался единый стандарт, – настолько они похожи друг на друга.

46-47. Пирамида Снофру в Медуме.

Важно, что здесь впервые был разработан комплекс культовых сооружений, необходимых для проведения ритуальных церемоний. На границе пустыни и плодородной земли рядом с пирамидой были возведены нижний и верхний заупокойный храмы, соединенные дорогой восхождения. Так появился классический для IV династии комплекс гробницы.

Во второй Ромбовидной пирамиде (или Пирамиде с ломаными гранями), в Дашуре (рис.48), в 45 км к северу от Медума, тяготение к целостному объему проявилось в отказе от ступенчатой формы. Несмотря на ломаные грани, Ромбовидная гробница выглядела как пирамида, вознесенная на платформе – мастабе (189,5 х189,5 м и высота 104,7 м), в ее образе даже можно было увидеть попытку соединить священную форму пирамиды с древней символической формой обелиска. Древние религиозные тексты рассказывали о священном камне Бен-Бен (или же «ментхире»), воздвигнутом в городе солнца Гелиополе. Камень (возможно, метеорит) имел треугольную форму и отождествлялся с тем древним камнем, на котором, поднявшись из вод первозданного океана, явился главный сокровенный бог Египта – Атум, сотворивший мир. Возможно, увидев некую мистическую связь между треугольником «зодиакального» света, исходящего от солнечных лучей, при восходе или заходе солнца над линией горизонта, и метеоритом, низвергнувшимся из космоса, египтяне ввели традицию завершать наиболее важные религиозные сооружения: обелиски, храмы и усыпальницы пирамидионами, напоминающими своей формой Бен-Бен.

48. Ромбовидная пирамида в Дашуре.

Забегая вперед, можно отметить некоторую закономерность: угол наклона граней Ромбовидной пирамиды в нижней части соответствует углу наклона пирамиды Хуфу, а в верхней части – углу наклона Красной пирамиды. Некоторые исследователи считают, что так египтяне совмещали свойства двух пирамид в одной. Но какие свойства?!

Впрочем, форма пирамиды могла напрямую зависеть от изменения идеологии: поддерживая идею абсолютной монархии, египетские зодчие могли намеренно противопоставить колоссальность вертикальных конструкций ничтожеству маленького человека. Ранние ступени заменили линии граней, сошедшиеся в одной вершине, так же как вся жизнь страны сходилась к одному человеку – фараону. Пирамида в Дашуре своими гигантскими размерами уже соответствовала шкале размеров грандиозных образов природы Египта – горам, пустыням. Но на фоне волнующихся песков, извивающегося русла Нила, уплывающих вдаль облаков созданная руками человека пирамида должна была покорять своей абсолютной геометричностью. Очертания природных форм были неопределенны и изменчивы, египтяне же искали архитектурный образ, отличающийся вечным постоянством и правильностью. Наклон стен 43º36 ´,11´´ еще довольно пологий (для сравнения, в будущем угол наклона будет: в пирамиде Хуфу 51º52´, Хафра - 52º20´, Менкаура - 51º) не позволил придать граням тот идеальный ровный, устремленный вверх вид, которого добивались зодчие. Тем не менее, в третьей, Красной (Розовой) пирамиде (рис. 49) в северной части Дашура, эта цель, наконец, была достигнута. С самого начала она была задумана как пирамида с гладкими, сходящимися в одной точке гранями и ребрами. Высота пирамиды составляла около 104,4 м, длина сторон основания 218,5 и 221,5 м.

Не удивительно, что правление сына Снофру – Хуфу (по-гречески Хеопса, 2589-2566 г.г. до н.э.) – было отмечено появлением самого совершенного вида – пирамиды с правильным квадратом в основании и треугольными гранями (рис.50), сориентированными по сторонам света так, что даже ветры Египта оказывались перед ними бессильны: стены пирамиды не противостояли воздушным потокам, а как бы отводили их вверх по касательной. Любопытно, что прежде пирамида безошибочно указывала истинный север, погрешность в ориентации на магнитные полюса составляла всего 3º – 0,06 %. Такую точность достигали благодаря наблюдению за звездами. Сначала возводили полукруглую стену, которая должна была выполнять роль искусственного горизонта. На ней отмечали точки восхода и захода звезды Сириус, когда она перемещалась вокруг севера в ночном небе. Линия, проведенная как раз посередине этих отметок, указывала строителям северное направление. Чтобы получить прямой угол, на северной отметке, прямо на плато при помощи двух колышков и обычной веревки, вычерчивали окружности. Отметив линию, проходящую через колышки и линию, соединяющую точки соприкосновения двух окружностей, в точке их пересечения получали идеально прямой угол. Аналогично определяли остальные углы пирамиды.

49. Красная пирамида в Дашуре.

Использовав, расположенный на 30-й параллели, природный 9-метровый холм, равный высоте двухэтажному дому (он занимает 70% основания пирамиды), его так искусно связали с нижними рядами кладки, что за прошедшие 4,5 тысячи лет пирамида массой 6,4 млн тонн просела всего лишь на 1 см. Исследователи находят это стремление к точности, повсюду, в том числе и в размерах основания пирамиды. При среднем размере сторон около 230 м разница между самой большой и самой маленькой сторонами не превышает 20 см, т.е. около 0,1 %, - поразительно мало, если учесть, что речь идет о поверхности, сложенной из многотонных известняковых блоков. Нивелирование платформы, а затем и рядов кладки производилось с помощью стоек с нанесенными на них метками и элементарного устройства, представлявшего из себя равнобедренный треугольник в форме буквы «А» с отвесом, свисающим из его вершины. На идеально ровной поверхности отвес пересекал нижнюю черту как раз посередине, что позволяло рабочим выравнивать поверхность каменных блоков и, в целом, рядов, очень точно.

50. Пирамида Хуфу.

Удачная конструкция позволила развить пирамиду и в вертикали размера. Гробница фараона Хуфу, построенная зодчим Хемиуном достигла уже 146,59 м. Ее периметр – примерно километр, площадь – 53 000 квадратных метров. Это самое грандиозное сооружение древнего мира. Но пирамида не полая внутри, она сложена из каменных блоков весом от 2,5 до 30 тонн, толщу ее прорезали лишь шахты и коридоры, ведущие к погребальным камерам. Монолит же всей усыпальницы включал свыше 2 300 000 каменных блоков. Специалисты подсчитали, что этого материала хватило бы на то, чтобы выстроить город с населением не менее 100 000 человек. При этом плиты так искусно обтесывались и подгонялись друг к другу, что между ними не могло пройти лезвие бритвы.

Вход в пирамиду находится на высоте 17 м от земли. Внутренний узкий и низкий наклонный (под углом 26,5º) коридор длиной 120 м идет от наружного отверстия к 9-метровому горизонтальному коридору, ведущему к подземной камере, вырубленной в скальном основании. Камера размерами 14 х 8,1 м вытянута с востока на запад и имеет высоту 3,5 м. В центре камеры есть колодец глубиной 3 м, от которого в южном направлении на 16 м тянется узкий лаз (0,7 х 0,7 м). От первой трети нисходящего прохода (через 18 м от главного входа) вверх под тем же углом 26,5 º , на юг ответвляется другой ход, длиной около 40 м, ведущий вверх, к нижней части Большой галереи. Отсюда, в южном направлении, 35 - метровый горизонтальный коридор, высотой 1,75 м ведет к так называемой камере царицы, облицованной известняком, размерами – 5,74 м с востока на запад и 5,23 м с севера на юг высотой 6,22 м. Сама Большая галерея продолжает подъем вверх. Ее высота 8,53 м, а длина 46,6 м. Она облицована известняковыми плитами, которые вверху, на потолке, выступая друг над другом, нависают подобно ложному своду. В конце ее, горизонтальный проход, который через «прихожую» ведет в камеру фараона – 10,46 м с востока на запад и 5,23 м с севера на юг, высотой 5,81 м, облицованную гранитными блоками по 30 тонн каждый. Эта главная погребальная камера перекрыта монолитными плитами толщиной около 2 м, которые образуют пять разгрузочных полостей, общей высотой 17 м, перекрытых двумя рядами опирающимися друг на друга в виде двускатной крыши большими камнями. Такой строительный прием был предпринят, вероятно, из предосторожности, чтобы равномерно распределить вес (около миллиона тонн) пирамиды, чтобы защитить от давления «Камеру царя». Кроме камер были обнаружены узкая почти вертикальная шахта, высотой 60 м, у нижней части Большой галереи, ведущая к нижней части нисходящего прохода, предназначенная, вероятно, для эвакуации рабочих или жрецов, «запечатывавших» проход к «Камере царя».

Также открыты, так называемые, вентиляционные каналы шириной 20-25 см. Они отходят в северном и южном направлениях от «Камеры царя» и «Камеры царицы». При этом каналы «Камеры царя» сквозные, открытые сверху и снизу (на гранях пирамиды), а каналы «Камеры царицы» отделены в самой камере от стены на 13 см, и от граней специальными полостями и камерами, предназначение которых до сих пор не известно.

Поскольку каналы сначала идут горизонтально, а затем изгибаются и направляются вверх, увидеть что-либо через них невозможно. Астрономов заинтересовала точность ориентации каналов. Их расчеты показали, что выход южного канала камеры фараона направлен на Пояс Ориона, а выход северного ориентирован на тот участок звездного неба, где расположен небесный Северный полюс и где 5000 лет тому назад находилась звезда Тубан из созвездия Дракон, выполнявшая в те времена роль Полярной звезды.

Выход южного канала камеры царицы направлен на созвездие Большого Пса, а северный – видимо, на одну из самых ярких звезд созвездия Малая Медведица. Но египтяне отождествляли это созвездие не с медведицей, а с шакалом и называли его «Открывающее путь».

51. Большая галерея в пирамиде Хуфу.

Таким образом, пирамида становилась частью сложного религиозного ритуала, позволявшего фараону после смерти покинуть бренную землю и присоединиться к вечным звездам (сияние которых оставалось неизменным в районе Северного полюса) и пройти путь преображения, подобный воскрешению Осириса, это божество и символизировал Пояс Ориона. Кроме того, соединяя женское и мужское начало в акте возрождения природы, пирамида восстанавливала гармонию во всем Египте. Так как южная шахта Хеопса глядела на Орион, символизировавший Осириса, и Большого пса, связывавшегося с Изидой, камера царя и камера царицы могли использоваться не для погребальных целей, но для ритуальных; тогда магическое соединение Осириса и Изиды происходило и на земле и на небе. Вверху, в определенный момент, внутри созвездия Большого Пса, как из лона богини рождалась звезда Сириус, олицетворявшая Гора, а внизу, разливающийся Нил наполнял всю страну новой жизнью. Египтяне знали, что Сириус исчезает с небосклона на 70 дней и появляется точно перед нильским разливом, не случайно, процесс изготовления жрецами мумии фараона, т.е. его преображение из умершего в его вечного энергетического двойника «Ка», так же занимало 70 дней.

52. Камера царя в пирамиде Хуфу.

Функции пирамиды, таким образом, оказывались шире, чем у обычной усыпальницы. Современные исследователи признают, что она могла использоваться как вечный теодолит – геодезический инструмент, совершенный компас, древний календарь, по которому длительность года, включая дополнительные 0,2422 дня, вычислялись также точно, как при помощи современного телескопа. Сейчас предполагают, что великую пирамиду могли использовать как обсерваторию. Как гробница новая архитектурная форма превращалась в емкий символический и сакральный знак. Геометричность при огромных размерах, нерасчлененность колоссальной массы, крайняя простота соотношений при гигантском объеме, построение целого по магическому треугольнику (Платон в диалоге «Тимей» назвал треугольник строительным материалом космоса) и другим магическо-символическим фигурам, неизменная вневременность пирамиды, контрастирующая с изменчивостью пустыни, - все это отстраняло пирамиду из обычного окружения.

Известно, что высота пирамиды к ее основанию соотносилась как 1 : 0,618, т.е. в пропорциях золотого сечения. Угол наклона боковых граней был близок к углу, свойственному сыпучим телам. Все это в совокупности с идеально гладкой поверхностью граней пирамиды вызывало впечатление «нерукотворности» сооружения.

Новый космический образ архитектуры в значительной степени основывался на впечатлении, что сооружение своим основанием глубоко уходит в подземные недра, тогда как ее шахты смело устремлялись в небесную бесконечность. Видимая пирамида представлялась зрителю показавшейся над почвой верхушкой более грандиозного подземного гиганта, обнимающего собой мир.

Контраст пирамиды с природой и внешним миром создавал впечатление, что пирамида является куском другого мира, совершенно отличного от мира реального.

В отличие от комплекса в Саккаре, весь архитектурный ансамбль в Гизе отличался более четким планом, позволявшим уравновесить его части. Расположение пирамиды в центре двора, подчеркивало особое положение пирамиды и отделяло ее от окружающих зданий. Возведенные в восточной части комплекса пирамиды - спутницы, возможно, гробницы жен фараона, со сторонами квадрата основания первой - 49,5 м, второй пирамиды 49 м, третьей 46,9 м, - разницей масштабов усиливали впечатление непомерной величины пирамиды. Дорога,выложенная полированными плитами,шириной 18 мсоединялаверхний заупокойный храм у пирамиды с нижним храмом на берегу реки, на востоке, от которого был сделан крытый каменный проход к монументальным воротам в долине. Эти ворота строились там, куда доходили воды нильских разливов, и, так как к востоку от них зеленели орошаемые Нилом поля, а к западу расстилались безжизненные пески пустыни, ворота стояли как бы на грани жизни и смерти.

Первоначально вся поверхность пирамиды была облицована известняком и сверкала на солнце, вокруг нее размещались туннели и шахты для хранения сокровищ, кроме того, в нескольких подземных сооружениях у подножия пирамиды были обнаружены деревянные ладьи. Одна из них, открытая в 1954 г., имела длину 43,6 м, была построена из кедра без единого гвоздя, судя по сохранившимся на ней следам ила, плавала по Нилу, а затем была разобрана на 1224 части.

Описывая пирамиду Хуфу, греческий историк Геродот отметил, что фараон организовал ее строительство сразу, как только взошел на престол. 10 лет ушло на прокладку дороги, по которой доставляли камень из каменоломни, возводили же «дом вечности» 20 лет. Годами добывали в карьерах блоки песчаника, гранита, известняка, чтобы заставить служить камень бессмертию фараонов. Сохранились инструменты, которыми пользовались египетские мастера, - тяжелые бронзовые пилы, каменные дробилки, медные и бронзовые зубила, молотки, медные долота. Но как перевозили готовые блоки к месту строительства – до сих пор остается загадкой.

Историки, археологи, инженеры высказывают разные предположения: в гробнице, в Деир эль Берше, есть фреска, изображающая перевозку гигантской статуи царя. Ее перетаскивает большая группа мужчин на деревянных блоках. Один крестьянин для скольжения сбрызгивает землю водой. С другой стороны, в пустыне, на месте древней каменоломни Северной Африки, археологи нашли канавы и скаты, позволяющие перевозить тяжелые грузы сначала на салазках по песку, затем на специальных плотах, поддерживаемых воздушными пузырями из шкур животных, для этого в пустыне могли специально рыть каналы до притока Нила Вади Туска. Найденные деревянные салазки и канаты позволяют думать, что каменные блоки могли перекатывать, постоянно подкладывая под полозья идеально круглые цилиндрические бревна.

Археологам удалось обнаружить приспособления, при помощи которых каменные блоки поднимали на платформу. Это были салазки-сегменты, при соединении которых вокруг каменного блока, возникало подобие колеса. Использовав четыре сегмента, даже многотонный груз можно было закатывать по пандусу на любую высоту.

Обнаруженные археологами остатки 300-метровой наклонной плоскости позволяют предположить, что для доставки строительного материала могли использовать пандус из глины и необработанного камня. Рампа могла состоять из обломков песчаника и гипсового раствора, а поверхность покрыта настилом из бревен.

Впрочем, с увеличением высоты пирамиды пандус пришлось бы вытянуть на 20 км. Практичнее было бы располагать скаты по периметру. Но это значит, что египетские инженеры были непревзойденными мастерами, способными возводить сооружение даже вслепую, так как, скорее всего для пандуса такой формы пирамиду пришлось бы засыпать.

Уникальность строительных методов, оригинальность в решении сложных задач позволяют предположить, что египетские архитекторы применяли в работе макеты. Хитроумная система безопасности, например, запущенная в толще камня в конце работы, вообще была бы немыслима без предварительных расчетов и экспериментов.

Оказывается, Большая галерея в сердце пирамиды была не чем иным, как направляющим каналом для массивных блоков, которые, заполнив собой коридор, должны были навсегда запечатать проход в погребальные камеры. Такие же монолиты должны были преградить подступы к камере царя.

И, несмотря на то, что гробница все-таки была разграблена, само строительство усыпальницы, соответствовавшей современному 50-этажному дому, навечно сохранило память о Хуфу и тяжелом и опасном труде древних строителей.

Благодаря открытиям археологов, исследовавших поселение и гробницы строителей пирамид известно, что их было всего 20 тысяч. Они жили и работали семьями. Только в одном из поселков площадью 16 га, жило 6000 человек. Здесь была обнаружена самая древняя в мире мощеная дорога и канализация. Жители пекли хлеб и варили пиво, лепили горшки и ткали одежду. Рабочие делились на артели по 1000 человек и бригады по 200. Одни артели были задействованы на строительстве пирамиды, другие доставляли материал, третьи работали в каменоломнях. Ежедневно курсировали лодки из Гизы в Ассуан, где добывали гранитные блоки, год за годом царские чиновники занимались набором рабочих, доставкой продовольствия, обеспечением инструментами, число учетчиков, контролеров, инженеров в 10 раз превосходило количество рабочих. Организация труда была такой сложной, что можно с уверенностью сказать: именно пирамиды превратили Египет в сверхдержаву.

Возведение пирамиды было настолько значительным общественным событием, что специалистов собирали повсюду. И вся страна обеспечивала нужды строительства. Рабочие получали такую же еду и медицинское обслуживание, как знать, и создавали свои профессиональные династии.

Возможности полученных строительных навыков виртуозно развили потомки Хуфу. Его первый наследник Джедефра решил превзойти своей гробницей пирамиду отца, для чего перенес работы с плато Гизы в гористую местность, ныне известную, как Абу Роаш (рис.53-54). С самого начала основание будущей пирамиды располагалось на 100 метров выше, чем Гиза, что давало сыну большие преимущества.

Так же как в Гизе, связывая пирамиду со скальным рельефом, строители вынуждены были укрепить природное основание. Горная порода оказалась хрупкой и ломкой, крошилась от прикосновения, поэтому тоннами смешивая гипс с водой и песком, египтяне фактически забетонировали фундамент будущей пирамиды.

Сложный горный рельеф затруднял строительство пологого пандуса, поэтому дорогу, располагавшуюся обычно с востока на запад, перенесли, обойдя все препятствия, направив с севера на юг. Следы этой насыпи хорошо просматриваются со спутника, ее протяженность около 2 км, это самое большое сооружение подобного рода в истории Древнего Египта.

Дорога начиналась в каменоломне, действующей до сих пор, и заканчивалась у пирамиды. Повсюду вокруг насыпи обрабатывали камень. Исследователи подсчитали, что на строительство пирамиды Джедефра ушло 325 тыс. тонн известняка. Каждый вырубленный в скале блок вымеряли, выравнивали и шлифовали. Для большей прочности все плиты основания, также как в пирамиде Джосера в Саккаре чуть скашивали и наклоняли в сторону центра. Известняковые плиты дополнительно скрепляли 4-5-метровыми гранитными штифтами, способными выдержать толчки землетрясения.

Однако, соперничая с отцом, облицевавшим гранитом царскую камеру, Джедефра, демонстрируя собственные могущество и богатство, решил использовать груды тяжело поддающегося обработке красного гранита, для внешней облицовки гробницы. Этот изумительный по фактуре камень не поддавался ни бронзовым, ни медным инструментам, поэтому добывали и обтесывали его вручную, при помощи более твердого долерита.

Гранит привозили из Ассуана, расположенного в 1000 км от Абу Роаша. Движение лодок, нагруженных многотонным грузом, было возможно только в период нильских разливов. Но для воплощения грандиозных замыслов правителя, архитекторы заложили настоящий речной порт, а чтобы поднять блоки с реки на холм, прорыли в песках систему каналов. Рядом с гробницей возникла деревня строителей пирамид, на месте которой и ныне живут обитатели Абу Роаша.

Так, за 20 лет царствования правителя, преобразовывая всю жизнь в округе, на высоту 70 м, поднялась пирамида Джедефра, облицованная в нижней трети гранитом, вверху сияющим известняком и увенчанная пирамидионом из сплава золота и серебра. Погребальная камера внутри нее в 4 раза превосходила камеру Хуфу. Усыпальница была окружена некрополем знати и целым комплексом поминальных храмов, в которых жрецы жили до конца правления V династии.

53 Пирамида Джедефры в Абу-Роаш. Реконструкция.

54. Пирамида Джедефры в Абу-Роаш. Погребальная камера.

К сожалению, в позднее время, когда Египет утратил свою независимость и стал одной из восточных римских провинций, величественную пирамиду Джедефры использовали в качестве каменоломни. Дорогостоящий гранит и плиты известняка вывозили в разные части империи, даже в XIX веке, по свидетельству очевидцев, отсюда ежедневно уходили караваны из 300 верблюдов, нагруженных камнем для строительства Каира и других городов. Поэтому, все, что осталось от пирамиды сегодня, это массивное основание и впадина глубиной 20 м со следами гранитной облицовки, которая некогда украшала камеру фараона (рис.54).

Хафра (в греческом произношении Хефрен) - сын и второй преемник Хуфу, вернувшись на плато Гизы, также как Джедефра воспользовался природным рельефом, во всяком случае, внешне его усыпальница не уступала размерами гробнице отца, - ее высота 143 м при длине основания 210 м. Вход в пирамиду находился у основания сооружения, погребальная камера располагалась ниже основания. Судя по остаткам облицовки на вершине гробницы и многочисленным гранитным осколкам у основания можно предположить, что внешне пирамида напоминала гробницу Джедефры: нижняя часть была облицована гранитом, верхняя – известняком.

Недалеко от усыпальницы, в скале были вырублены помещения для погребальных лодок, аналогичные помещениям, обнаруженным возле пирамиды Хуфу. Также были воспроизведены верхний и нижний заупокойные храмы, соединенные крытым коридором, освещавшимся через отверстия в потолке, частично высеченным в скале, частично выложенным плитами известняка и облицованным гранитом. Не исключено также, что его внутренние стены некогда покрывали рельефы. Пандус, соединявший верхний храм с нижним, при разнице уровней, составлявшей более 45 м, имел длину 494 м, а ширину 4,5 м.

Прямоугольный верхний храм, площадью 112 х 50 м, продолжал ось пирамиды на востоке, примыкая задней стеной к ограде комплекса. Соответствуя сложившемуся типу заупокойного храма Древнего царства, он состоял из молельни, доступной для всех и павильона, открытого только для избранных. Узким преддверием он примыкал ко двору перед пирамидой, за которым находились склады. Дальше следовали пять вытянутых, расположенных параллельно друг другу помещений, предназначенных для статуй царя. Изображения фараона возвышались и в следующем дворе, окруженном стеной с выступающими мощными пилястрами. Квадратный нижний храм, напоминающий мастабу легким наклоном стен, длиной стороны 4,5 м, был построен из больших блоков гранита. Двенадцатиметровый фасад, имеющий форму вытянутого прямоугольника, имел две двери, отмеченные надписями, содержащими имя и титул царя.

55. Пирамида Хафра.

Перед храмом находилась пристань, куда причаливали ладьи, плывущие по каналу со стороны Нила. Два входа в храм стерегли, по-видимому, 4 сфинкса, высеченные из гранита. Посередине храма помещалось нечто вроде наоса, где возможно находилась статуя фараона. От обоих входов отходили узкие коридоры, напоминающие вестибюль высотой 9 м, целиком сооруженные из гранита, которые вели в гипостиль с 16 монолитными столбами: 6 квадратных в сечении гранитных столбов стояли в поперечном помещении, а 10 – в перпендикулярном ему продольном помещении. Столбы служили опорами гранитным плитам, образующим потолок храма. Плиты, так же как столбы, были идеально отполированы. Строгость и простоту отделки храма подчеркивала естественная красота материала: темно-розового гранита колонн, белого известняка плит, которыми был выложен пол, сливочно-белого алебастра и желтого шифера (сланца). Здесь же была найдена статуя фараона Хафра из темно-зеленого диорита. Этот зал, ныне лишенный перекрытия, освещался первоначально с помощью небольших отверстий в потолке, так что все цветовое великолепие представало перед посетителями во всем блеске.

Здесь, как и в других сооружениях IV династии, ярко проявилось мастерство египтян в обращении с камнем. Подражание дереву исчезло. Опоры впервые отделились от стены, каменные столбы встали свободно. Инертная масса сменилась системой сильных опор, на которых лежали горизонтальные массивные каменные блоки. Формы начали полностью совпадать с конструкцией, архитектура овладела новым материалом. Мастерство обработки камня достигло таких высот, что даже на тех участках, где можно было обойтись квадрами размерами в 10-20 тонн, строители, возможно, для ускорения работы, использовали монолиты весом в 100-200, а иногда даже в 500 тонн.

Совершенное владение материалом демонстрирует и третья пирамида Гизы – усыпальница фараона Менкаура (по-гречески Микерина, рис.56). Даже уступая по величине своим предшественникам (ее высота 66,5 м при ширине 108,4 м), она выглядела также монументально. Гробница сложена из очень больших блоков и в нижней трети облицована гранитными плитами, срезанными особым способом наискосок, как это было в пирамиде Джедефра.

56. Пирамида фараона Менкаура.

С южной стороны к гробнице примыкали три связанные с нею небольшие пирамиды жен фараона, окруженные общей стеной. Площадь основания каждой из них по величине равна 1/3 площади основания пирамиды Менкаура. Они были возведены из известняковых блоков, облицованы кирпичем-сырцом и покрыты белым раствором. Также были построены заупокойные храмы, но сын Менкаура Шепсескаф, заканчивавший постройку комплекса, сооружал их из кирпича-сырца, а в кровле использовал деревянные перекрытия, худший по качеству строительный материал.

Это несоответствие уровня строительной техники и качества материала поставило под сомнение время строительства всего комплекса. Соседство величественных пирамид, в которых, к слову сказать, не были обнаружены ни погребальные рельефы или росписи, ни тела фараонов, ни какие-либо письменные указания на них, с довольно примитивно сложенными храмами, которые как раз датируются более определенно, - позволило исследователям предположить, что пирамиды могли быть памятником более древней цивилизации, существовавшей в Египте задолго до правления фараонов.

Косвенным подтверждением этой гипотезы стало исследование стража пирамид – так называемого Большого сфинкса (рис.57), высотой 20 м и длиной 57,3 м.

Когда-то сфинкс был частью храмового комплекса, где совершались заупокойные обряды в память фараона. Но сам таинственный образ полульва-получеловека, обращенный лицом к восходящему солнцу, был наделен такой силой и значимостью, что его стали наделять более важным символическим значением в архитектурном комплексе Гизы. Пирамиды трудно представить вне африканской пустыни, а сфинкс словно призван углубить эту связь между природой и человеком. Его трудно рассматривать как что-то эстетическое или декоративное, такими будут выглядеть сфинксы позднее. Большой сфинкс олицетворял страх египтян перед силами природы, для них он был реальным существом, порожденным пустыней, неким чудовищем, выросшим здесь прямо из толщи скалы. Не только символом стража храма, о распространении культа которого свидетельствуют некоторые вотивные стелы, найденные в Гизе, но знаком некого начала всех начал, памятником времени.

Египтяне, наблюдавшие за движением Солнца и звезд, очень рано заметили, что год за годом повторяются некие циклы: они первыми создали солнечный календарь, но выделив 365 дней, не стали выделять оставшуюся четверть дня, из-за чего каждые четыре года день египетского нового года, приходившийся на день солнцестояния и восхождения звезды Сириус, наступал на один день позже. Жрецы, годами отмечавшие совпадения солнцестояния и появления звезды Сириус, обнаружили, что Солнце в разное время восходит в разных созвездиях, из-за прецессии, изменения положения Земли во время вращения вокруг своей оси, поэтому встретив Новый год 21 июня, через 730 лет они отмечали очередное обновление страны и Нила в день зимнего солнцестояния, от первого до следующего совпадения летнего солнцестояния и восхождения Сириуса проходило 1460 лет (именно такое количество ниш в стене вокруг пирамиды Джосера в Саккаре). Кажется невероятным, но египтяне, считавшие, что их земля является отражением небесного ландшафта, не только точно следовали солнечным и лунным циклам, но и стремились запечатлеть все небесные изменения на земле. Дальше мы увидим, что через каждые 730 лет в стране появлялись храмы, ориентированные то на север, то на юг, в зависимости от прецессии, а значит, древние зодчие строили не просто колоссальные по размерам и затратам сооружения, а сакральные солнечные центры, целью которых было возвращение страны к началу начал, к истокам мироздания, к мифическому золотому веку (Зеп Тепи), начатому криком мифического Феникса, священной птицы возрождения.

57. Большой сфинкс в Гизе.

Это сейчас нам известно, что прецессия, полный оборот Земли вокруг своей оси охватывает 26 тысяч лет. Египтяне, подчинившие свою религию космическому образу мира, каким-то образом сохраняли память о начальных этапах своей истории и первоначальной картине неба, во всяком случае, архитектурные сооружения в этой стране мистическим образом соответствуют звездной картине. Большой сфинкс, направленный строго на восток, туда, где солнце встает в момент равноденствия, предстает перед нами еще большей загадкой, если мы перенесемся на 11,5 тысяч лет назад. Тогда

58-59. Ансамбль пирамид в Гизе. Современный вид и реконструкция.

Солнце не просто поднималось над Гизой, а отмечало день нового года, находясь в созвездии Льва: земной лев таким образом вглядывался в Льва небесного. Связь с космосом окажется более значимой, если мы вспомним, что прежде, звезды созвездия Орион, столь значимого для Египта, после длительного отсутствия также показывались на небосклоне за 20-25 дней до наступления летнего солнцестояния, примерно за час до появления Сириуса. Египтяне видели в созвездии герольда, предвестника возрождения природы и, естественно, разлива Нила.Что на небе, то и на Земле. Млечному пути соответствовал Нил, а звезды созвездия Орион были отмечены расположением пирамид. В то время как не стихают споры по поводу того, какого фараона изображает сфинкс, внимательный наблюдатель сразу заметит, насколько непропорциональной по отношению к туловищу выглядит голова фараона. Почему бы не предположить, что первоначально лев и был львом, и только позже был превращен в сфинкса с головой человека.

В 1992 г. геолог Джон Энтони Уэст и специалист по эрозии горных пород, профессор геологии Бостонского университета Роберт Шоч отодвинули время появления Сфинкса в гораздо более древние, чем династические времена, указав на следы эрозии Сфинкса и окружающей его траншеи, вырубленной в скале, которая появилась не из-за воздействия ветра, а в результате сильных дождей, тысячи лет заливавших африканского монстра тогда, когда климат в долине Нила был более влажным. Струи воды, обрушиваясь на поверхность песчаника, оставили на нем вертикальные бороздки, особенно хорошо заметные на стенках траншеи вокруг Сфинкса, тогда как песок, увлекаемый ветром вдоль поверхности земли, словно наждаком продвигаясь по встречаемому препятствию, образовывал бы горизонтальные, похожие на щели каналы с острыми кромками. Так что предположение, что 11,5 тысяч лет назад Сфинкс уже стоял на плато Гизы может быть не далеким от истины. Столь же древними могут оказаться и пирамиды. Изначальное использование их в качестве совершенных центров наблюдения за природой и космосом кажется наиболее вероятным, фараоны же известные нам, вполне могли отреставрировать и вторично использовать их уже в более позднее время, то есть в XXVI-XXV вв. до н.э..

Еще одно подтверждение данной гипотезы – неожиданный спад пирамидостроения после смерти фараона Менкаура. Его сын Шепсескаф, перед лицом вечности ограничился кирпичной мастабой между некрополями Саккары и Дашура. Правда, усыпальница фараона своими размерами намного превосходила окружающие ее мастабы чиновников и знатных вельмож. Прямой коридор с квадратной комнатой посередине внутри мастабы соединялся с залом, слева от которого находились четыре прямоугольных в плане, расположенных параллельно друг другу подсобных ритуальных помещения, справа – погребальная камера.

Скромные размеры последних сооружений, неполное покрытие поверхности каменной облицовкой, использование в строительстве вместо камня кирпича-сырца и дерева – все это соответствовало строительным навыкам предшествующих династий. И объяснять этот факт угасанием экономической мощи или постоянными войнами было бы очень просто.

Около 2700 г. до н. э. произошла смена династии. Гробницы фараонов V и VI династий (около 2700- 2400 гг. до н. э.)не превышали 70 м в высоту, и воздвигались из небольших блоков, а частично даже из бута. Новые фараоны были вынуждены считаться с номовой знатью и не могли напрягать все силы страны для сооружения своих гробниц. Тем большее внимание уделялось ими строительству храмов. Появился новый вид зданий - так называемый солнечный храм. Важнейшим элементом такого храма был колоссальный каменный обелиск – четырехгранный монолит, украшенный рельефами, верхушка которого обивалась медью и ярко блестела на солнце; он стоял на возвышении, перед которым устраивался огромный жертвенник. Как и пирамида, солнечный храм соединялся крытым проходом с воротами в долине. Именно в храмах впервые появились ставшие потом столь характерными для египетской архитектуры пальмовидные колонны и колонны в форме связок нераспустившихся папирусов и бутонов лотосов.







Сейчас читают про: