double arrow

ДЕЛА ПОЛИТИЧЕСКИЕ


ЦАРСТВО ЦАРЯ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА

О супружестве с Долгорукою

По представлению родителей его совокупился законным браком с дочерью князя Владимира Тимофеевича Долгорукого, но поскольку на первой ночи явилась на ней падучая болезнь или иная какая противность, то оный брак на следующий день никакой надлежащей радости не показал, и оная, почитай подлежащего почтения не имея, вскоре умерла и погребена, а родителя ее и братьев, лишив всех имений, сослали в ссылку. И ее в поминовении с прочими царицами имени нет.

О смерти Шеина

1633. Боярин Михаила Борисович Шеин стоял под Смоленском и, по ненависти некоторых тогда бояр видя себя в великом недостатке запасов и сильное наступление от Владислава IV, короля польского, с войском отступил, но по прибытии в Москву от его величества весьма немилостиво принят. И хотя он в допросе пред боярами имел некие письменные к своему оправданию доказательства, однако ж поверив тем своим скрытным злодеям, которые как его, так и бывшего товарища с ним Артемья Васильевича Измайлова столько умели обольстить и уверили, что ежели они тех писем не объявят, то, они уверяли, их старанием ни до какова зла не дойдет. И таким образом оные, обольстясь, о всех того причинах отвечали и оправдаться хотели без доказательств. Но так как после выхода их обстоятельства противные от тех же злодеев были явными представлены, то немедленно велели их, у Архангела исповедав и причастив, на площадь вести. Сии, выйдя и видя плаху и топор, узнали оный обман и опамятовались, что дурно сделали, начали говорить, что они не виноваты и имеют оправдание. Из-за чего хотя определенный эту казнь производить было остановился, однако ж оные злодеи их немедленно с подтверждением прислали, чтоб казнил не мешкая. Сенат же, слыша, что Шеин приговор оспаривает, послали тотчас же, чтоб его не казнить, но уже оный присланный прибежал поздно. Сие подало причину многому роптанию, и хотя ясного доказания оного коварства не доставало, однако ж их невинность потом довольно истинно явилась, и из-за того немедленно тела их велено в Троицкий монастырь свести, с честию погрести и в вечное поминовение написать. А наследникам их даны грамоты, чтоб тем их никто не порицал.




О великом времени князя Куракина

Царь Михаил Федорович, имея при себе князя Бориса Александровича Куракина в великой милости и такой силе, что многие на него вознегодовали, а особенно оная после смерти Филарета Никитича и царице была неприятною, и хотя многие покушались оному его счастию каким образом, но не могли, потому что был комнатный стольник, однако ж пытались сделать толчок, но никому не удалось, и более с собственною бедою оное засвидетельствовали. Некоторые же умышляли, как бы его на время куда отлучить к знатному делу, однако ж как он был комнатный стольник, то и оному случаю сыскать не могли. Того ради, доброхотствуя ему, стали государю говорить, что оный князь уже человек не весьма молод, однако ж всегда пред боярами принужден вставать, к тому же как человек острый, не имея случая в палате свой совет дать, остается напрасно и его величество порядочно его советами пользоваться не может. Которое представление во удовольствование как государя, так и оных обоих сторон исполнилось, что его вскоре государь пожаловал в бояре. Сие некоторое время в таком состоянии пребывало, доколе лучший случай показался, а именно около Астрахани учинилось от татар смятение. И хотя оное не так тяжко было, как государю опасным представляли, и рассуждали, чтоб послать кого из знатнейших бояр, которого б имя более, нежели число войска, страх делало. И в первых тотчас дядя государев князь Иван Борисович Черкасский, а также Мстиславский и Лыков себя представляли. Но поскольку государю видно было, что древность их лет и положенные на них великие дела тому препятствовали в том им, благодаря, отрек. Благодаря чему они немедленно представили оного князя Куракина. И потому он, видя, что столь старые люди того не чураются, охотно сам на то склонился, и его величество соизволил, как скоро только согласились, того ж часа утверждено и надлежащим порядком ему сказка чрез думного дьяка сказана. С ним велено отправить образ из собору и архимандрита знамя большое, намет суконный государев, москвичей знатное число и товарища, человека знатного, стрельцов полк. В семь дней велено ему собравшись ехать. Суда ему тотчас изготовили и все, что надобно сим, отправили, только товарищу велено, собравшись с москвичами в Нижнем, за ним поспешать. Он получил отпуск от государя с великою милостию, и все знатные люди его на судно проводили. Но так как он для исправления еще некоторых нужд при Симонове монастыре остановился, то послали к нему объявить указ, чтоб немедля того ж дня шел в путь или отрублены будут канаты. В Нижний не доехал, а ему уже была прислана грамота с осудом, что в деревне два дня умешкал. В Казани получил указ, чтоб архимандрита с образом и знамя поворотить в Москву, а товарища ему нарядили иного. И так его у государя повредили, и после смерти его величества там остался.











Сейчас читают про: