Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

ПОНЯТИЕ КОЛЛИЗИЙ В ПРАВЕ




Как было установлено в предыдущем параграфе, коллизии представляют собой одну из разновидностей

логико-структурных дефектов права.

Каковы же отличительные признаки коллизий? Толь­ко определив их, можно дать понятие коллизий в пра­ве вообще и в уголовном праве в частности.

Термин «коллизия» используется в праве достаточно давно, по крайней мере уже несколько столетий. Одна­ко, как справедливо замечает А. А. Рубанов, «его весь­ма почтенный возраст не превратил его в надежное ору­жие юридического анализа»40.

Обратимся прежде всего к этимологическому зна­чению слова «коллизия». Коллизия — лат. «СоШзш» — это «столкновение противоположных сил, стремлении, взглядов и интересов»41. Таким образом, с этимологичес кой точки зрения, коллизия означает конфликт, проти­воречие.

Однако юридическое содержание терминов далеко не всегда соответствует этимологическому, правовая речь отличается от общепринятой литературной, не го­воря уже об обыденном языке.

Поэтому в теории права общепризнано, что термин «коллизия» носит условный характер. Он используется скорее в переносном смысле, поскольку вовсе не свиде­тельствует о подлинной борьбе, столкновении противо­положностей между правовыми нормами.

Вопросы применения уголовно-правовых норм пред­ставляют собой часть общеправовой, общетеоретичес­кой проблемы применения права и закона. Уголовно-правовая наука и уголовное законодательство лишь де­тализируют, приспосабливают общие положения зако­нодательства к специфике конкретной отрасли42.

Как же толкуется термин «коллизия» в общей теории государства и права? В юридическом энциклопедичес­ком словаре коллизия законов определяется как рас­хождение содержания (столкновение) двух или более формально действующих нормативных актов, изданных по одному и тому же вопросу <3.

В литературе по общей теории права термин «колли­зия» понимается неоднозначно. С. С. Алексеев указывает, что «между отдельными нормативными актами могут воз­никнуть противоречия: столкновения. Такие противоре­чия и называются коллизиями»44. А. А. Тилле определя­ет коллизию, как «столкновение, конфликт двух зако­нов или двух правовых систем, претендующих на применение»45. М. Т. Баймаханов, изучающий противоречия в правовой надстройке, также приходит к выводу, что и праве существуют два вида противоречий: материаль­ные и формальные. Под последними он понимает «кол­лизии в самом праве, между отдельными институтами, нормами и т. д.»46. Очевидно, данные авторы при опре делении коллизии исходят из этимологического значе­ния этого слова.

Другие авторы определяют коллизию не через про­тиворечивость норм, а через их несогласованность, раз­личие. «При коллизии законов, норм, — пишет А. Ф. Черданцев, — имеется в наличии два закона, нормы, имеющие определенное различие в содержании, распро­страняющиеся на одни и те же фактические ситуации»17




По мнению Н. А. Власенко, характеризуя коллизии, нельзя ограничиваться указанием либо только на про­тиворечие, либо только па различие, поскольку колли­зия норм выступает и как первое, и как второе. В свя­зи с этим, Н. А. Власенко определяет коллизию как от­ношение между нормами, выступающее в форме разли­чия или противоречия при регулировании одного фак­тического отношения48.

Таким образом, в общей теории права в настоящий момент не сложилось единого, общепризнанного поня­тия коллизий, что, безусловно, затрудняет применение этого института в отраслевых науках.

Пожалуй, наиболее подробно понятие «коллизия* разработано в международном праве и особенно в меж­дународном частном праве. Это и понятно, поскольку международное частное право зародилось и достаточно длительное время существовало как право коллизион-нбе^Если в других отраслях права вопросы коллизий имеют второстепенное, подчиненное значение, то в меж­дународном частном праве они составляют основное со­держание.

Потому в международном праве проблема коллизий, в частности понятие коллизий, разрабатывается давно. Наиболее полно коллизии были рассмотрены в работе правоведа прошлого века Э. Ваттеля. Он писал, что «столкновение, или коллизия происходит между дву­мя законами, обещаниями или договорами в том слу­чае, когда невозможно их выполнить оба одновременно, хотя в других отношениях оба закона или оба договора не противоречат друг другу и могли бы быть выполне­ны в разное время. Они рассматриваются как сталки­вающиеся друг с другом в частном случае, и возника­ет вопрос, какой акт следует предпочесть, и какой от­ложить в сторону в данном случае»49. Таким образом, Ваттель вообще не связываег коллизию с содержанием |%оллизирующих законов («оба закона или договора не противоречат друг другу»), а определяет ее «как столкновение двух законов применительно к конкрет­ному случаю», или, выражаясь современным языком, применительно к конкретному юридическому факту. В современной теории международного права коллизия понимается несколько иначе. Например, Л. А. Лунц пи­сал: «О коллизии (столкновении) законов можно гово­рить лишь образно для обозначения процесса, происхо­дящего в сознании судьи, который решает вопрос о за­конодательстве, подлежащем применению в конкрет­ном случае, когда речь идет об отношении с иностран­ным элементом»50.



Вряд ли следует признать удачной попытку истолко­вать коллизии в праве как «процесс, протекающий в со­знании» кого бы то ни было. Психические гтоцессы, про­текающие в чьем-либо сознании, недоступны для посто­роннего наблюдателя. Кроме того, они всегда носят субъективный характер, тогда как коллизия норм, за­конов имеет объективный характер. И хотя в теории международного права подобное понимание подверга­лось критике1"'1, тем не менее в международном частном праве это определение является общепризнанным. Так, ДА. М. Богуславский отмечает: «Образно говорят о кол­лизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждений суда или иного лица, ко­торые должны решить вопрос о применении права к пра­воотношению с иностранным элементом»52.

Как видим, в международном частном праве колли­зия законов сводится по существу к проблеме выбора права, подлежащего применению к тому или иному пра­воотношению. Характер сталкивающихся норм значе­ния не имеет.

Действующее уголовное законодательство России пс содержит каких-либо указаний на коллизии норм, тем более, не дает понятия этого института и способов пре­одоления коллизий.

Не рассматриваются вопросы коллизий и в теорети­ческой модели Уголовного кодекса, разработанной ав­торским коллективом под руководством В. Н. Кудряв­цева и С. Г. Келипой. По их мнению, в законодатель­ном регулировании данного вопроса нет необходимос­ти, ибо, «во-первых, в Особенной части в принципе не должно быть конкуренции норм, а во-вторых, упомяну­тые вопросы должны разрешаться не на уровне закона, а путем разъяснений Верховного Суда и ученых-юрис­тов»53.

Приходится констатировать, что в теории уголов­ного права вопросы коллизии и коллизионных норм фак тически не разработаны и да-ке не были предметом ис­следования. В уголовно-правовой литературе не упот­ребляется даже термин «коллизии». Некоторые вопросы изучены и разработаны применительно к одной из раз­новидностей коллизий — конкуренции норм. К со/ка­лению, и этот частный вопрос специалисты в области уголовного права не слишком жалуют вниманием. Спе­циальных работ, посвященных комплексному рассмот­рению вопросов конкуренции, также нет. Обычно тс или иные аспекты конкуренции в уголовном праве рассмат­риваются авторами, пишущими о множественности пре­ступлений пли о теории квалификации преступлении.

О коллизиях в уголовно-правовой литературе упо­минается всего в нескольких работах и то лишь в свя­зи с их ограничением от конкуренции уголовно-право пых норм.

Анализ имеющихся в общей теории права, в отрасле­вых науках определений позволил выделить следую­щие признаки коллизии.

Коллизия — это отношение, возникающее между правовыми институтами.

В международном частном праве коллизию понима­ют как выбор законодательства, подлежащего примене­нию (отечественного или иностранного)5'. А. А. Тилчс определяет коллизию как столкновение двух законов или правовых систем 55. С. С. Алексеев — как отношение между нормативными актами™. Думается, что ни зако­ны, ни нормативные акты, ни законодательство в целом, ни тем более правовые системы коллизировать между собой не могут. Применению подлежат не закон или нормативный акт, не правовая система, а норма права.

Поэтому большинство авторов справедливо определяют коллизию как отношение между нормами права, право­выми нормами"'7.

Однако, по нашему мнению, коллизии в праве нельзя сводить только к коллизии правовых норм, и здесь мы согласны с II. А. Власснко, утверждающим, что колли­зии правовых норм являются лишь разновидностью кол­лизий в праве"'". Кроме коллизий правовых норм можно выделить коллизии между нормами права и актами тол­кования, а также коллизии между актами толкования. Хотя акты толкования не признаются нормами права, они играют весьма значительную роль в правопримени­тельной деятельности.

А в результате органы следствия и суда в процессе квалификации преступлении не менее часто, чем колли­зию права, вынуждены преодолевать коллизию акточ толкования права, даваемых высшими судеб.шши ин­станциями страны.

С сожалением следует констатировать, что нередки случаи, когда высшие судебные инстанции страны на правах официального толкования законов давали такие разъяснения и указания, которые противоречили самому закону.

Для иллюстрации приведенного тезиса ограничимся одним примером. В 1977 г. Пленум Верховного Суда СССР принял постановление, в соответствии с которым приписки в государственной отчетности, сопряженные с последующим обращением материальных средств в свою собственность или собственность третьих лиц, надлежа­ло квалифицировать по статьяи, предусматривающим ответственность за приписки и хищения социалистиче­ской собственности, исходя при этом из всей суммы де­нежных средств, как полученных должностным лицом, совершившим приписки, так и переданных другим ли­гам в виде премий или других выплат9.

Как справедливо отмечают Н. М Кропачев и А. Н. Тарбагаев60, этим постановлением было фактически соз дано не имеющее аналога в законе «бескорыстное хище­ние в пользу третьих лиц». Данный состав преступле ния, созданный «правотворчеством» Верховного Суда СССР, просуществовал до 1987 г., пока не были внесе­ны изменения в постановление Пленума61. За это время к уголовной ответственности за хищения, причем чаще

всего в особо крупных размерах, были привлечены сот-пи руководителей. Более того, подобное толкование хи­щения премий при приписках создало прецедент для расширительного толкования корыстного мотива и при других разновидностях хищений, особенно по ст. 92 УК РСФСР, что привело к незаконному осуждению значи­тельного количества невиновных лиц.

Таким образом, коллизия в уголовном праве -- это о!ношение, возникающее не голько между нормами права, но и между нормой права и актом ее толкова­ния, а также между несколькими ак!ами толкования.

Однако чаще всего коллизия в уголовном праве про­является в виде отношений между несколькими норма­ми права. А коллизий между актами толкования и уж гсм более конфликтов между нормами права и актами толкования в принципе быть не должно, поскольку это противоречит самой природе правовых норм.

Во г почему в дальнейшем мы будем говорить в ос­новном о коллизиях норм права. Определяя коллизию в уголовном праве, следует отметить, во-первых, что это отношение, возникающее между нормами права. Во-вто­рых, коллизию в уголовном праве следует определять как отношение между нормами, возникающее по поводу регулирования одного и того же фактического обстоя­тельства.

Другими словами, коллизировать могут лишь такие нормы, которые посвящены одному и тому же вопросу. Сколь бы ни различались между собой нормы права, ес­ли они призваны урегулировать разные общественные отношения, посвящены разным вопросам, они не могут образовывать коллизию. Так, понятие такого института как «оружие» и «иные предметы, применяемые б каче­стве оружия» весьма существенно различается в соста­вах разбоя, хулиганства, а также незаконною ношения, хранения, изготовления или сбыта оружия, хищенил оружия. Однако эти нормы предусматривают составы преступлений, совершенно различные по своим объек­тивным и субъективным признакам, посвящены охране разных общественных отношений от преступных пося­гательств, а потому и не могут коллизировать мсж^у собой. В процессе правоприменительной деятельное':и эти составы преступления по признакам оружия не раз­граничиваются.

А вот составы преступлений, предусматривающие от­ветственность за бандитизм и разбой, мог)т вступать в коллизию, в том числе и по причине различного пони­мания термина «оружие», поскольку оба они предусма!-ривают ответственность за нападения на предприятия, учреждения и организации, а также отдельных лиц"2.

В-третьих, коллизия в праве возникает только в том случае, если одно фактическое отношение репетируется шумя или более нормами права. При этом две нормы являются лишь минимально необходимыми для возник­новения коллизии. В других случаях коллизировать ме­жду собой могут три и более нормы. Так, в случае со­вершения преступления, связанного с нарушением пра­вил безопасности труда, правоохранительные органы должны сделать выбор среди множества норм: сг. 172, 140, 214, 215, 215', 216 УК РСФСР, а иногда к ним мо­гут присоединяться и другие.

Главное различие существующих точек ^рсния по во­просу о понятии коллизии сводится к характеру норм, способных вступать в коллизию. Как уже отмечалось ранее, час!ь авторов (С. С. Алексеев, А. А. Тнлле) по­лагают, что коллизнровать могут только нормы, содер­жащие прошворечивые решения. Другие (А. Ф. Чердан-цсв, А. В. Мицкевич) указывают, что коллизию образу­ют и нормы, содержащие лишь различное толкование одного и того же вопроса. Н. А. Власенко считает, чю в одних случаях коллизия норм носит противоречивый характер, т. с. решения, содержащиеся в нормах, взан-моисключают друг друга, являются полярными. В дру­гих случаях коллизия может выступать и как различие. Однако во всех случаях речь идет о несогласованных нор­мах, — нормах, предлагающих различное решение, рас­ходящихся между собой по тем или иным признакам6'

Между тем, в уголовном праве возникает множество ситуаций, когда в коллизию вступают нормы, полно­стью совпа лающие между собой по характеру предлага­емых решений, не различающихся между собой по юри­дической силе, изданных в рашое время, действующих па разной территории и т. д ги.

Объясняется это тем, что согласно ст. 144 УПК РСФСР в постановлении о привлечении и качестве об­виняемого (а затем в обвинительном заключении и при-говбре суда) должно быть указано не только преступле-

иие, в совершении которого обвиняется данное лицо, но н уголовный закон (норма), который предусматривает данное преступление. Квалификация преступлений оз­начает указание части или пункта, статьи конкретною уголовного закона. Согласно ст. 345, 346 УПК РСФСР неприменение судом закона, который подлежал приме-пению, равно как и применение закона, не подлежащего применению, независимо от других нарушении, является существенным нарушением закона, влекущим отмену или изменение приговора суда и всех остальных реше­ний, принятых по делу.

Поэтому в случае совершения преступления на тер­ритории разных государств, даже если >головные ко­дексы этих государств предусматривают одинаковую от­ветственность как в диспозиции, так и санкции статьи, следственные органы и суд должны выбрать норм) лишь одного из эгл\ УК, т. е. преодолеть пространст­венную коллизию. Аналогичная ситуация возникает при издании последовательно сменивших друг друга зако­нов, даже если в этой части они предусматривают оди­наковое решение.

Такие примеры можно привести и относительно других категорий преступлений. Таким образом, при­менительно к уголовному праву, коллизировать могут нормы, как находящиеся между собой в противоре­чии или несогласованности, так и полностью совпада­ющие по своим юридическим признакам. Другими сло­вами, в уголовном праве коллизия сводится по сущест­ву к выбору нормы, подлежащей применению к конк­ретной ситуации, независимо от характера содержащих­ся в ней предписаний.

С учетом высказанных уточнений коллизию в уго­ловном праве следует определить как отношение меж гу нормами права или актами толкования, а также нор­мами права и актами толкования, возникающее при ре­гулировании одного фактического отношения.

Рассмотрение вопроса о понятии коллизий в ус­ловном праве будет неполным без раскрытия еще одно"! проблемы.

Как уже отмечалось ранее, в теории уголовного пра­ва термин «коллизия» практически не встречается. Тео­рия уголовного права оперирует термином «конкурен­ция уголовно-правовых норм». Напротив, в общей теории права, равно как и в других отраслевых пауках, ис­пользуется термин «коллизия», а такое понятие, как «конкуренция», пе известно. Естественно, возникает во­прос о соотношении понятий «конкуренция» и «колли­зия». Следует сказать, что этот вопрос является дис­куссионным как в общей теории права, так и в теор:ш уголовного права. Связано это, по всей видимости, и1 только с различным отраслевым применение?^ данных терминов, но и с тем, что в правовой литературе до на­стоящего времени нет однозначного толкования назван ных правовых институтов.

Напомним, что в общей теории права коллизию пра­вовых норм понимают как отношение между нормами, выступающее в форме различия или противоречия при регулировании одного фактического общественного отношения6". Под конкуренцией уголовно-правовых норм обычно понимают такой случай, когда совершено одно преступление, которое, однако, подпадает под при­знаки каждой из двух или более норм66.

Рассматривая вопрос о соотношении конкуренции и коллизии, В. Н. Кудрявцев отмечает, что эго различные понятия, ничего общего между собой не имеющие и ни­как между собой не соприкасающиеся. По мнению В. Н. Кудрявцева, в коллизии находятся нормы, проти­воречащие одна другой. При конкуренции норм никакой коллизии быть пе можег, здесь нормы не противоречат друг дпугу67.

Иначе решает вопрос о соотношении коллизии и кон­куренции норм В. П. Малков. Ссылаясь на общую тео рию права, он определяет коллизию как расхождение или противоречие между законами. Под конкуренцией норм в уголовном праве он понимает такое состояние, когда «при квалификации преступного деяния или раз­решения иного вопроса обнаруживается, что на приме­нение к данному конкретному случаю претендуют две или более уголовно-правовые нормы, совпадающие ли­бо расходящиеся между собой по содержанию и рас­считанные на урегулирование с одинаковой или различ­ной полнотой рассматриваемого вопроса, а правоприме­нительному органу необходимо решить, какая из име­ющихся норм обладает приоритетом перед остальны­ми»68.

С точки зрения В. П. Малкова, коллизия норм права и их конкуренция — понятия взаимосвязанные, по по идентичные, поэтому отождествлять их нельзя. В то же время В. П. Малков полагав/, что противопоставлять их друг другу, как это делает В. И. Кудрявцев, также неправомерно, ибо «коллизия норм беспредметна вне решения проблемы их конкуренции. Решение же вопро­са о преимуществе нормы, подлежащей применению г> данном конкретном случае, из числа норм, расходяшли-ся по содержанию или противоречащих друг другу, ес>ь ч а что икос, как разрешение проблемы конкуренции не­скольких норм права»59. Таким образом, В. П. Малков приходит к выводу, что коллизия можсг быть охаракте­ризована как частный случай конкуренции норм права.

А. Ф. Чсрдапцев" и Н. А. Власенко71, подверти} а критике позиции В. Н. Кудрявцева и В. П. Малкова Но> вопросу о соотношении конкуренции и коллизии, прихо­дят к прямо противоположном)' выводу. По их мнению, конкуренция — эю лишь частный случай коллизии, а именно столкновение общей и специальной норм, когда обе они претендуют па регулирование одних и тех же ситуаций.

Таким образом, можно выделить по крайней мере три варианта решения вопроса о соотношении конкурен­ции и коллизии:

это различные понятия, не совпадающие между

собой;

конкуренция -- это разновидность коллизии;

3) коллизия — это разновидность конкуренции.

Чтобы решшь вопрос о соотношении этих понятии,

следует, по нашем}' мнению, рассмотреть основные при­знаки, характерные н для конкуренции, и для коллизии, а затем сравнить п\.

Несмотря на различный подход к пониманию колли зпп и конкуренции, а также к их соотношению, как в общей теории права, так и в специальной уголовно-пра­вовой литературе признается, что конкуренция или кол лизия появляются там и тогда, где и когда в законе по­являются две или более нормы, призванные урегулиро­вать одно п то же общественное отношение, решить один п тот же вопрос.

На этом, однако, единство взглядов закапчиваемся и начинаются разногласия.

Главное различие между конкуренцией и коллизией

Норм специалисты в области уголовного права видят В характере конкурирующих и коллизирующнх между со­бой норм.

Как уже отмечалось, В. Н. Кудрявцев полагает, ч го в коллизии находятся нормы, противоречащие одна другой. При конкуренции же нормы не противоречат друг другу72. Подобная позиция справедливо, на наш взгляд, была подвергнута критике со стороны А. Ф. Чер-данцева и Н. А. Власенко, которые утверждают, что конфликт, столкновение при коллизии норм состоит пре­жде всего в том, что эти нормы претендуют на регули­рование одних и тех же отношений, па применение к од­ним и тем же фактическим ситуациям. А сила, степень этого столкновения может быть различной. Противоре­чие выступает лишь как наивысшая степень столкнове­ния, когда нормы предлагают полярные решения. Наиболее часто коллизия выступает в форме разли­чия.

Таким образом, различие, которое видит В. Н. Куд­рявцев между коллизией и конкуренцией, при ближай­шем рассмотрении оказывается вовсе не различием, а общим признаком.

В. П. Малков в своей работе, посвященной понятию конкуренции уголовно-правовых норм, определяет кол­лизию иначе. Он понимает под коллизией случаи, когда по одному и тому же вопросу имеется расхождение или противоречие между законами, т. е. признает, что колли-знровать могут не только нормы, противоречащие др>г другу, по и различающиеся по содержанию. Тем не ме­нее указанный автор утверждает, что конкуренция и коллизия различаются между собой, в том числе и по характеру сталкивающихся норм. По мнению В. П. Мал-кова, конкуренция не может быть сведена только к раз­решению случаев о преимуществе норм права, находя­щихся в противоречии одна с другой или расходящихся по содержанию, т. с. к разрешению коллизий законов. Понятием конкуренции охватываются, с его точки зре­ния, также случаи, когда встает вопрос о преимуществе норм, полностью совпадающих по содержанию, однако имеющих различную юридическую силу, либо изданных в разное время, либо в различных союзных республи­ках73.

На основании этого В. П. Малков констатирует, что Понятие конкуренции шире, чем коллизии, ибо конкури­ровать могут большее число норм, в частности, п не рас­ходящихся между собой по содержанию.

Действительно, в уголовном праве конкуренция не сводится только к отношению между нормами, предла­гающими различное решение одного п того же вопроса; как было установлено ранее, она возможна и между практически тождественными нормами. В общей теории права никто из авторов, рассматривающих понятие кол­лизии, не говорит о возможности коллизионного отно­шения одинаковых по содержанию законов. Можег быть, действительно, в этом состоит различие между конкуренцией и коллизией норм?

Обратимся к работе Н. А. Власепко, который наибо­лее полно, как нам представляется, изучил вопросы кол­лизий и коллизионных норм в праве. Рассматривая тем­поральные и пространственные коллизии, данный автор фактически также приходит к выводу, что коллизии мо­гут возникать и между нормами, предусматривающими одинаковые решения вопрос*. В качестве примера тем­поральных коллизий он приводит ч. 1 ст. 6 Основ уго­ловною законодательства 1958 г. и ч. 1 ст. 6 УК РФ, в которых отмечается, что лицо, совершившее преступле­ние, подлежит ответственности на основании законода­тельства, действующего во время совершения преступ­ления74. А ведь данные коллизионные нормы не указы­вают, различается ли повое и старое законодательство по содержанию. Различие между ними может состоять юлько в различных временных пределах, но не в содер­жании.

Как отмечалось ранее, в международном праве и особенно в международном частном праве коллизию норм права не связывают с противоречивым или раз­личным характером коллизирующих норм, из чего сле­дует, что коллизия может возникнуть и между нормами права, предлагающими тождественное правовое регули­рование одной и той же ситуации. Безусловно, именно в том случае, когда коллизирующие нормы предлагают различное решение п уж тем более, когда они противо­речат друг другу, острота коллизии достигает наивыс­шего предела.

Однако это вовсе не означает, что коллизия можег возникать только между нормами такого сочетания. И коллизия, и конкуренция уголовно-правовых норм мо­жет возникать между нормами, содержащими противо­речивое, различное или даже тождественное решение вопроса. Потому различия между конкуренцией и кол­лизией правовых норм по характеру, содержанию конф­ликтующих, коллизнр>ющих норм мы не видим.

Следующее отличие конкуренции от коллизии пред­лагает В. Н. Кудрявцев. Он полагает, чго коллизия норм существует только в законе, абстрактно. Конку­ренция же возникает лишь в процессе применения пра­ва. Вот как он аргументирует свою позицию: «Коллизия двух и более норм существует независимо от того, име­ются ли конкретные факты, подпадающие под эти нор­мы. Коллизия — это несогласованность между нормами по их содержанию, и она существует независимо от то­го, имеются ли уголовные дела, в которых следовало бы применить эти нормы. О конкуренции же норм речь идсг в конкретных случаях применения закона, когда выяс­няется, что в совершенном деянии имеются признаки двух или нескольких норм. Поэтому при конкуренции уго­ловно-правовых норм нельзя ставить вопрос абстракт­но: какая из двух норм всегда подлежит применению? Вопрос следует формулировать иначе: под какую ста­тью подпадает данное преступление? Какая из норм подлежит применению в данном случае»75? На основании этого В. Н. Кудрявцев делает вывод, что коллизия — менее сложное явление, чем конкуренция. При конку­ренции вопросы факта переплетаются с вопросами пра­ва.

Этот тезис также был подвергнут в свое время кри­тике со стороны А. Ф. Чердапцева, который отмечал, что и конкуренция норм также существует в абстракт­ном виде, иначе она не появлялась бы в конкретной жизненной ситуации. А коллизия конкретно, фактичес­ки проявляется лишь при наличии факта76.

Эту критику поддерживает и развивает Н. А. Вла-сенко, отмечая, что если коллизию норм рассматривать только на уровне законодательства, как это делает В. Н. Кудрявцев, то можно выявить лишь несогласованность предписаний, но не реальную коллизию норм, ибо толь­ко факт позволяет в полной мере увидеть многообразие правил по какому-то вопросу77.

Правда, в более поздних работах Н. А. Власенко изменил свое мнение по этому вопросу. Говоря о логико-структурных противоречиях в системе права, он выде­ляет такие дефекты, как антиномию, т. е. противоречи­вость норм, нормативное излишество, под которым он понимает множественность правовых норм, по-разному регулирующих одно фактическое отношение, и излиш­нее дублирование правовых норм, представляющее со­бой совпадение объемов и смыслового содержания нор­мы.

А вот коллизию в праве Н. А. Власспко рассматри­вает уже как продолжение или следствие данных дефек­тов в праве. «Коллизируют нормы в связи с появлени­ем юридического факта, требующего правовой регла­ментации. Данное обстоятельство ставит правоприме нитсля в сложную ситуацию выбора одной из конфлик­тующих норм. Аналогичная ситуация происходит и с субъектом правоприменения в случаях позитивных столкновений норм»78.

Таким образом, Н. А. Власеико приходит к выводу, '.то коллизия норм права, так же, как н конкуренции уголовно-правовых норм, возникает при наличии конк ретпого юридического факта, применительно к уголов­ному праву — в случае совершения конкретного пре­ступления.

Стало быть, то обстоятельство, которое В. Н. Кудряв­цев расценивает как различие между конкуренцией и коллизией, в итоге свидетельствует об их тождестве.

Попробуем рассмотреть аргументы В. Н. Кудрявце­ва сугубо с позиций уголовного права. По нашему мне­нию, конкуренция уголовно-правовых норм, равно как и любая другая разновидность коллизий, существует аб­страктно. Независимо от применения к конкретным уго­ловным делам, очевидно, что ст. 2151 УК РФ, преду­сматривающая ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, конкурирует со ст. 140 УК РФ, где изложен состав нарушения правил техники безо­пасности, промышленной санитарии и иных правил ох­раны труда. Причем, независимо от наличия или отсут­ствия конкретного уголовного дела уже по содержанию статьи можно сказать, что при конкуренции ст. 140 УК. и ст. 215' УК предпочтение должно отдаваться послед­ней, поскольку она является специальной по отношению к общей ст. 140 УК-

Именно потому, что конкуренция, равно как и кол­лизия, существует в абстрактном виде, высшие судеб­ные инстанции страны могут давать разъяснения о пра­вилах преодоления конкуренции в руководящих разъяс­нениях, а не в разъяснениях по конкретным уголовным делам. Например, Пленум Верховного Суда СССР в по­становлении от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных пол­номочий, халатности и должностном подлоге» в п. 18 от­метил: «Если ответственность за допущенное должност­ным лицом нарушение служебных полномочий преду­смотрена специальной уголовно-правовой нормой (в ча­стности, ст. ст. 132—143, 152—1521, 176—179, 214-217 УК РСФСР), содеянное надлежит квалифицировать по этой норме без совокупности по статьям, предусматри­вающим ответственность за общие составы должностных преступлений»79.

Заметим, что в постановлении Птепума Верховного Суда не делается оговорки «в зависимости от фактиче ских обстоятельств дела», которая очень часто упот­ребляется в руководящих разъяснениях высших судеб­ных инстанций, ибо конкуренция общих и специальных должностных преступлений существует вне зависимости о г обстоятельств дела.

По этой причине представляется спорным утвержде­ние В. Н. Кудрявцева, что вопросы конкуренции могут решаться по-разном\ в зависимости от различий в фак­тических обстоятельствах дела. Как нам кажется, в зави­симости ог фактических обстоятельств конкретного уголовного дела решается вопрос, есть ли в данном случае конкуренция или не г. Если, допустим, в материа­лах уголовного дела о должностном злоупо'реблснии не усматривается признаков специального должностного преступления (скажем, той же ст. 215' УК), то ни о ка­кой конкуренции речь вести нельзя. Вот если материалы дела говорят, чю в поведении виновного есть признаки и общего, и специального должностного злоупотребле­ния, тогда вопрос о конк)рснции этих дв}х 1/орм возни­кает и решается он по общему правилу, также сущест­вующему абстрактно, как и сама конкуренция этих норм: применению подлежит специальная норма.

Кстати сказать, именно то обстоятельство, что конкуренция существует абстрактно, позволяет В. И. Куд­рявцеву, равно как и другим ученым, разрабатывать и излагать в научных работах общие правила преодоле­ния конкуренции. Если бы конкуренция возникала только в каждом конкретном случае, по конкретному уголовному делу, это было бы невозможно.

Значит, как конкуренция, так и коллизия норм су­ществует абстрактно. Можно, как это сделал В. А. Вла-сенко, назвать данное явленье как-то иначе: антиноми­ей, нормативным излишеством, или неоправданным ду­блированием, или еще как-нибудь. Однако объективно, независимо от названия, в системе права и в системе законодательства возникают ситуации, когда существу­ет несколько норм права, одинаково или по-разному ре­гулирующих одно и го же отношение. Наиболее распро­страненным термином, обозначающим эти ситуации, яв­ляется «коллизия».

Очевидно также и то, что конкуренция, равно как и все другие разновидности коллизий начинают прояв­ляться наиболее остро именно в процессе применения права, когда перед правоприменителем уже реально встает проблема выбора закона.

Следовательно, и в этом вопросе коллизия и конку­ренция ничем не отличаются друг от друга. Говоря о необходимости выделения конкуренции как особой разновидности коллизий в праве, Н. А. Власенко отмечает, что специфика конкуренции состоит в том, что конфликт возникает одновременно и на одной террито­рии по причине разницы в объеме регулирования. Кро­ме того, конкуренция — это коллизия норм одноуровне­вого характера, обладающих одинаковой юридической силой. Поэтому иначе конкуренцию можно назвать со­держательной коллизией. Это и дает основание считать конкуренцию лишь одной из разновидностей коллизии '°.

Посмотрим, действительно ли эти признаки харак­терны только для конкуренции.

Большинство авторов, говорящих о конкуренции уго­ловно-правовых норм, понимают под пей только те ее разновидности, которые можно отнести к содержатель­ным коллизиям: конкуренцию общей и специальной нор­мы, специальных норм, части и целого81. Но В. П. Мал-ков выделяет уже значительно больше разновидностей конкуренции: общей и специальной нормы, специальных уголовно-правовых норм, норм союзного и республи­канского законодательства, норм различных союзных республик, уго„ювно-правоаы\ норм во времени, норм национального законодательства с нормами иностран­ных государств, норм национального законодательства с нормами международного права8".

Нетрудно заметить что конкуренцией он называет в том числе и то, что в общей теории права именуют темпоральными, пространственными и иерархическими коллизиями.

В русском языке под конкуренцией понимается «со­перничество, борьба за достижение наивысших выгод, преимуществ. Конкурировать — означает соперничать, состязаться, добиваясь преимущества»".

Основываясь на этимологическом содержании слова «конкуренция», В. П. Малков предлагает другое раз­граничение понятий «коллизия» и «конкуренция». Нор­мы, находящиеся в коллизии, характеризуют состояние действующего законодательстга, уровень законодатель­ной техники и т. п. Однако коллизия норм права, как со­стояние действующего законодательства, наибольшую остроту приобретает в процессе применения права. Вопрос о преимуществе какой-либо из норм права, на­ходящихся в коллизии, является центральным в теории коллизии законов. Решение же вопроса о преимуществе какой-то из норм, противоречащих друг другу, есть не что иное, как преодоление конкуренции нескольких норм права»84.

По сути дела, В. П. Малков понимает конкуренцию как преодоление коллизии норм. Несоответствие норм, конфликт, отношение между ними есть коллизия норм, а выбор одной из этих норм есть конкуренция.

Но ведь и в общей теории права нормы, регулирую­щие правила выбора закона, именуются коллизионны­ми8"'. А в международном праве, и особенно в междуна­родном частном праве, коллизия, коллизионная пробле­ма есть не что иное, как проблема выбора права, под­лежащего применению к тому или иному отношению с иностранным элементом. Под коллизионной нормой в этой отрасли права понимается норма, определяющая право какого государства должно быть применено к со­ответствующему правоотношению86. В уголовно-право­вой литературе коллизию иногда понимают как выбор закона. Так, Л. В. Наумов говорит, что коллизия уголов­но-правовых норм есть там, где лицо или орган, наде­ленный правом их применения, поставлены перед фак­том разного решения одних и тех же случаев уголов­ными кодексами союзных республик и должны сделать выбор соответствующей, подлежащей применению нор-

мы87.

Все изложенное приводит к выводу, что как колли­зия, так и конкуренция есть не что иное, как проблема выбора закона. Конкуренция и коллизия по сути тож­дественны. Это разные термины, обозначающие одну и ту же правовую проблему — проблему выбора нормы из числа нескольких, регулирующих одно и то же фак­тическое отношение. В равной степени можно говорить как о конкуренции (соперничестве) коллизирующих норм, так и о коллизии (конфликте) конкурирующих норм. Представляется, что существование двух различ­ных терминов для обозначения одного явления можно объяснить только традиционным их использованием в различных отраслях права.





Дата добавления: 2014-02-24; просмотров: 1239; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше... 8660 - | 7092 - или читать все...

Читайте также:

 

52.204.98.217 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.019 сек.