double arrow

Жак Эллюль: техника или ставка века


Мартин Хайдеггер: вопрос о технике

Хосе Ортега-и-Гассет

Это первый профессиональный философ обратившийся к проблематике философии техники. По мнению Ортеги техника имманентна всякому человеческому началу. Техника – известный вид человеческого проектирования. Современная техника есть видимое воплощение технологии.

В наше время, считает Ортега, человек обладает техникой в существенном смысле этого термина, т.е. технологией, и лишь затем – техникой в смысле технических устройств.

Усовершенствование научной техники ведет к уникальной современной проблеме: отмиранию и иссяканию способности человека воображать и желать – этого первичного и врожденного качества, ставящего на первое место объяснение того, как создаются человеческие идеалы.

Техника, сущностью которой является само бытие никогда не может позволить человеку преодолеть ее. Это, в конечном счете, по мнению Хайдеггера, означает что именно человек явл. хозяином бытия. Для Хайдеггера техника является одной из форм истины и – потому – так же средством раскрытия бытия, при этом техника как бы скрывает эту сущность.




Основа – различие между понятиями «технические операции» и «феномен техники». Технических операций много, и они ограничены различными контекстами, а феномен техники или Техники с большой буквы одна и уникальна, состоит в чисто современном способе производства артефактов.

Эллюль формулирует этику отказа от власти. Сформулированная Эллюлем этика отказа от власти тех­ники не только стремится устанавливать границы; она ставит своей целью также избавление от этой власти и тем самым вводит новые формы напряжения и конфликтов в технический мир. Эта этика стремится повернуть современную практику трансгрессии — по­пыток преступать законы (употребление наркотиков, нарушение сексуальных запретов и т.д.) — против такого понимания феноме­на техники, которое как раз делает допустимым и возможным со­временные виды трансгрессии. Эта этика призывает не включать телевизоры, водить машины с меньшей скоростью, отказаться от чрезмерного потребительства, от загрязнения окружающей среды — одним словом все, что может привести к созданию новых спо­собов говорить и слушать друг друга, строить дома и жить в них, мыслить, что, в свою очередь, может не только способствовать свободе ставить вопросы, но привести к появлению некой транс-технической веры.

Раз­личные с момента своего возникновения технические и гумани­тарные подходы к философии техники с неизбежностью вступают в противоречие друг с другом. Философия техники уделяет особое внимание анализу природы самой техники — ее концепций, мето­дологических процедур, когнитивных структур и объективных про­явлений. Вследствие этого она приступает к объяснению мира преимущественно в технических терминах. И поэтому не без ос­нования можно говорить о росте или расширении технического сознания.



Гуманитарный подход или то, что называют также и герменев­тической философией техники, стремится, напротив, раскрыть зна­чение техники — ее связи с транстехническим: с искусством и литературой, этикой и политикой, а также с религией. Таким об­разом, эти подходы стремятся сделать знание о нетехническом более прочным. Само слово "герменевтика" появилось в этом контексте благодаря той главной роли, которую интерпретация, как не регули­руемая правилами, интуитивная и словесно не выражаемая деятель­ность, играет во всех гуманитарных науках. Герменевтика может быть описана скорее как попытка достичь разумного понимания, а не стремление дать логическое объяснение. Существование гуманитарной философии техники ограничено хрупкими рамками жизненного мира, что отличает ее от домини­рующего присутствия, столь характерного для существования ути­литарных артефактов и практики логических манипуляций.

В то же время гуманитарная философия техники подходит к человеку именно как к проблеме, причем наиболее фун­даментальной, которая в принципе никогда не может быть ре­шена.

Однако в настоящий момент все разговоры о гуманитарной философии техники, несомненно, вызыва­ют иронию, потому, что данный подход слишком часто отвергает изучение нового языка техники. Создается впечатление, что он просто игнорирует, не принимает во внимание этот аспект человеческого бытия. Но это. конечно, делается только в целях самозащиты. Техническая философия техники часто критикует гуманитарную философию техники за то, что она является слиш­ком спекулятивной или что она имеет слишком узкую эмпиричес­кую базу. Ее сторонники не понимают сами, о чем они говорят, — заявляет инженер. Мыслитель-гуманитарий, испытывая, несом­ненно, некоторое неудобство, отвечает, что общее знакомство с техникой на уровне здравого рассудка — достаточно солидный базис для понимания ее значения, а если начать вникать во все детали техники и в различные технические процессы, то изучение дейст­вительных связей техники с другими аспектами человеческого бытия окажется в тени, отойдет на второй план.



И так, философия техники в современном ее состоянии не представляет собой четко определенной области анализа. Напротив, ученые, работающие в данной области анализа, часто демонстрируют резко различные цели и методы, а дискуссии, обычно относимые к сфере Ф. Т., охватывают множество разнородных проблем, большинство из которых традиционно рассматриваются философией.

Техника и человек неразделимы. Способность человека делать орудия и сделала его человеком. Поэтому история и философия не могут обойти вопроса о сущности техники, а в современном обществе техника по праву занимает одно из ведущих мест……… Долгое время само сочетание слов философия и техника казалось противоестественным, потому, что первое – это чисто теория, а второе – практика. Однако сегодня уже всем ясно, что без теоретических исследований невозможно было бы и столь бурное развитие техники в нашем веке, а без философского и социологического осмысления феномена техники современные философские исследования были бы неполными.







Сейчас читают про: