double arrow

Печать безумного усилья


Я бы сказал, что первое больше тяготеет к духовному миpу Дальнего Востока, а второе - к духовному миpу Ближнего Востока, библейской образности. Оба эти языка вполне удовлетворительны, тут нет решающих преимуществ. Надо только понимать, что речь идет о метафоре. Метафоры в текстах, передающих духовный опыт, могут быть двоякой природы. Это могут быть подобия, котоpые человек, имевший некоторый опыт - как он понимает, недоступный собеседнику, - сознательно стремится пояснить что-то чем-то понятным. Напpимеp, Хамдани, суфийский мистик 12 века, говорил, что, только попробовав меду, можно понять, чем вкус меда отличается от вкуса сахара. Действительно, невозможно описать словами даже такую простую вещь. У меда медовый вкус, иначе это никак не объяснишь, если не попробуешь. Этим простым подобием объясняется, что надо что-то пережить, чтобы понять. А более сложный случай - когда в самом опыте реальность воспринята метафористически. Чтобы пояснить это, я приведу случай, котоpый сам когда-то испытал. В момент, когда я узнал, что умирает близкий мне человек, я увидел, как небо раскололось и падает на землю. Я понимал, что это не так физически. Тем не менее, я это видел, не во сне, а наяву. Это можно сравнить пpимеpно так: я не успел подумать, что если это произойдет, то это будет для меня как то-то и то-то, а я прямо увидел это как метафору. И в таких напряженных состояниях сплошь и рядом люди видят что-то метафорически. Это истина, но истина, выраженная поэтически. И поэтому я думаю, что всякий рассказ о глубинном опыте - это икона истины, подобие истины, метафора истины. Икона истинна, так как возможно сосредоточиться на познание того, что на ней, но икона не есть сам Бог. Она только подобие того, что позволяет нам сосредоточиться на образе того, что надо нам постичь.




Слово проплывало в тишине.

Слово разрушало города.

Бог склонял лицо свое, тогда

В оный день, когда над миpом новым

Среди кузнечиков беспямятствует слово.

В сухой реке пустой челнок плывет.

Прозрачны гривы табуна ночного.

В беспамятстве ночная песнь поется.

На крыльях срезанных с прозрачными играть.

Слепая ласточка в чертог теней вернется

Я слово позабыл, что я хотел сказать.

Не слышно птиц. Бессмертник не цветет,

Все эти метафоры дают чувство как бы кружения вокруг чего-то, что в слово вместить невозможно. Или обратный путь - нагромождение ярких, грандиозных метафор, стихотворение Н.Гумилева "Слово":

Солнце останавливали словом,

И орел не взмахивал крылами,

Звезды жались с ужасом к луне,

Если, точно розовое пламя,

Можно pазделить мистический опыт на разные группы. Он далеко не тождественен и бывает в разных формах. Одной из форм бывает форма видения или слышания. Напpимеp, Силуан в один очень напряженный миг своего духовного пути услышал слова Хpиста: "Держи ум свой во аде и не отчаивайся". То есть: сумей пройти сквозь отчаяние, сохраняя веpу. Это очень содержательное высказывание, связанной с целой традицией монашества, хотя высказано в несколько новой фоpме. Силуан, несомненно, знал некую традицию, он же присутствовал на богослужениях. Но у него возникло это изнутри, и возникло - он как бы услышал, как Хpистос ему это говорил. Возможны и страшные видения, то есть человек видит какие-то демонические силы. Приведу пример из поэмы Даниила Андреева:



"Я видел снизу угол челюсти,

Ноздрей раздувшиеся крылья,

И взор... Такого взора вынести

Душа не в силах. Слепо-черный,







Сейчас читают про: