double arrow

Импликатура


Импликатурыкак прагматический феномен привлекли к себе внимание после чтения Г. П. Грайсом цикла лек­ций в Гарвардском университете в 1967 г. (в рамках William James lectures) и последовавшей за этим серии публикаций [см.: Грайс 1985; Grice 1975; 1978; 1981; ср.: Sadock 1978; Leech 1980; 1983; Levinson 1983 и др.]. Импликатуры, по Грайсу, были призваны способствовать лучшему опи­санию небуквальных аспектов значения и смысла, которые не определялись непосредственно конвенциональной структурой языковых выражений, т. e. того, что подразумевается, на что намекается.

Конвенциональные импликатуры(conventional implicatures) в теории Грай­са определяются значением использованных слов. В {III-а} говорящий им­плицировал каузативное отношение двух качеств субъекта (храбрость и при­надлежность к английской нации) конвенциональными языковыми средства­ми: порядком слов и союзом therefore. Некоторыми справедливо указывается на близость и даже совпадение категорий конвенциональная импликатура и семантическая (в частности лексическая или структурная) пресуппозиция [на­пример, см.: Sadock 1978: 281—282]. В теории, принятой в данной работе, не­которые аспекты конвенциональной импликатуры подпадают под категорию

экспликатуры.

Коммуникативные импликатуры(conversational implicatures) в прагмати­ческих исследованиях языка вызывают куда более значительный интерес, чем конвенциональные. По Грайсу, они определяются коммуникативно значи­мыми отклонениями от предполагаемого и подразумеваемого соблюдения ряда основных принципов общения. Г. П. Грайс [1985] подробно разбирает один главный Принцип Кооперации (Cooperative Principle): «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требуют совместно принятая цель или направление обмена коммуникативными действиями, в котором ты участвуешь» [Grice 1975: 45; Грайс 1985: 222]. Здесь тема интер-

субъективности представлена в форме тезиса о «совместно принятой цели и направлении» общения, что созвучно идее коллективной интенциональности Сёрля [shared intentionality — Searle 1992: 21; ср.: Dascal 1992: 49; Streeck 1992], хотя и не лишено оттенка картезианского логического рационализма, подра­зумевающего «идеального человека».

Принцип Кооперации реализуется в четырех категориях, которые Грайс вслед за Кантом называет максимами Количества, Качества, Релевантности и Способа. Каждая из этих категорий объединяет ряд частных постулатов [Грайс 1985; Grice 1975].




В идеальном общении партнеры соблюдают все названные постулаты и ожидают от других такого же соблюдения. Однако можно обойти тот или иной постулат: сделать это скрытно, обманув собеседника; открыто игнори­ровать постулаты и Принцип Кооперации; попасть в ситуацию конфликта постулатов; эксплуатировать какой-то постулат — нарушить его таким образом, что из этого слушатель инференционно вычисляет свою имплика­туру (полагая, что только желание передать скрытый смысл заставило «по умолчанию» идеально кооперативного говорящего нарушить один из посту­латов [см.: Flouting a maxim; Violating a maxim; Infringing a maxim; Opting out of a maxim; Suspending a maxim — Thomas 1995: 64ff]. Например:

{V} — I don't suppose you could manage tomorrow evening?

— How do you like to eat?

— Actually I rather enjoy cooking myself.

[J. Fowles]

— Вряд ли ты смог бы выбраться завтра вечером?

— Как ты хочешь поужинать?

— Вообще-то я люблю готовить сама.

Вторая реплика вместо прямого ответа, ожидаемого в случае идеально кооперативного общения, оказывается вопросом, формально совершенно не связанным с первой репликой. Нарушаются максимы Релевантности и Способа. Выводимая импликатура: Да, (я могу завтра вечером). Из третьей реплики аналогичным образом выводится: Я приглашаю тебя поужинать к себе домой.

В своей теории Г. П. Грайс лишь мельком касается влияния моральных и Других социокультурных факторов на дискурс. Дж. Лич восполнил этот про­бел [Leech 1980; 1983; см.: Brown, Levinson 1978; 1987; Thomas 1995; Yule 1996; Arundale 1996 и др.], добавив Принципы Вежливости, Интереса и Полианны. Вежливость реализуется в наборе категорий Такта + Великодушия, Хвалы + Скромности, Непротиворечивости, Симпатии и оставленного под вопросом



Фатического постулата (учитывающего вежливые и невежливые коннотации молчания). В целом постулаты Вежливости нацелены на улучшение позиции адресата через уступки со стороны говорящего (такт и хвала в отношении других, скромность и великодушие со своей стороны, сближение своих пози­ций с адресатом в случае противоречия, минимизация антипатии и демонст­рация симпатии).

Эти принципы и категории входят наряду с Принципом Кооперации в систему межличностной риторики [interpersonal rhetoric — Leech 1983: 149]. Нарушение этих постулатов также может генерировать импликатуры. По ти­пичности/уникальности речевые импликатуры делятся на стандартные [standard implicatures— Levinson 1983: 104] или обобщенные и индивидуальные или конкретные [Грайс 1985; generalized vs. particularized implicatures — Grice 1975; 1978; Sadock 1978].

Речевые импликатуры характеризуются рядом признаков, отличающих их от других видов имплицитной информации в дискурсе [Грайс 1985; Grice 1975; 1978; Sadock 1978; Gazdar 1979; Levinson 1983; Mey 1993; Thomas 1995; Yule 1996 и др.]:

1) они исчисляемы (calculable) или, иначе говоря, выводимы из букваль­ного значения высказывания и Принципа Кооперации;

2) они устранимы (cancellable, defeasible)под воздействием контекста или ко-текста последующего высказывания, в отличие от семантических пресуп­позиций;

3) они характеризуются высокой степенью неотделимости (non-detachability) от смысла высказывания, опять-таки в отличие от пресуппозиции: в случае замены высказывания другим, схожим по смыслу, но отличным по форме, импликатура остается, что подчеркивает ее принадлежность прагма­тической стороне общения;

4) импликатура неконвенциональна (non-conventional), т. e. не является частью конвенциональных значений языковых форм.

Для импликатур, как и для пресуппозиций, важна проблема проекций [Levinson 1983: 142], так как импликатуры сложных высказываний не сво­димы к сумме импликатур их частей.

В традиции интерпретативного дискурс-анализа импликатуры, как обла­дающие некоторыми особыми свойствами прагматические составляющие смысла, представляют особый интерес, чего, увы, не скажешь о рационально-логической концепции Грайса в целом. И адресату, и исследователю импли­катуры не даны в конкретной форме, они весьма неопределенны (indeterminate), так как основываются на предположении о желании говорящего передать небуквальный смысл, соблюдая постулаты Принципа Коммуникативного

Сотрудничества (кстати, сам Грайс позже был вынужден пересмотреть тезис обисключительной роли этого принципа). Поскольку нам доподлинно неиз­вестны интенции говорящего, степень его заинтересованности и искренно­сти, то всякие выводы импликатур из фрагмента общения получают эпистемический статус интроспективных интерпретаций. При этом даже метафо­рически говорить об исчислении импликатур по меньшей мере некорректно. В отличие от грамматиста, оперирующего четко заданными в координатах бинарной логики правилами, аналитик дискурса оказывается сродни слу­шающему, чьи интерпретации чужих реплик могут быть, а могут и не быть адекватными [Brown, Yule 1983: 33].

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: