double arrow

Обусловленность инстинктов мужских и женских


Инстинкты человека обусловлены ещё и половой принадлежнос­тью. Эти инстинкты несут программы сохранения вида в преемствен­ности поколений.

Женские инстинкты ориентированы:

– на зачатие ребёнка,

– на рождение ребёнка,

– на обслуживание ребёнка на начальных стадиях его жизни.

Женщина под главенством этих своих инстинктов обслуживает потребности ребёнка.

Мужские инстинкты ориентированы на обслуживание женщи­ны и потомства. Мужчина через инстинкты полового влечения пси­хологически подчинён женщине.

Термин «секс-бомба» во многих исторических обстоятельствах следует понимать буквально – это оружие массового поражения, по­ражающий эффект которого может распространяться на сотни лет в будущее. Примерами такого рода секс-бомб являются библейская Эсфирь, еврейка Малка – мать Владимира – крестителя Руси.

Такая ориентация инстинктов вызвана тем, что инстинкты вида Человек «разумный» построены так, чтобы обеспечить максималь­ные темпы роста численности населения. При этом инстинкты жен­щины ориентированы на обслуживание ребенка в первые месяцы и годы его жизни и борьбу за «лучшее место под солнцем». А инстин­кты мужчины ориентированы на подавление «заячьих» программ поведения («наше дело не рожать, сунул, вынул и бежать») и на обслуживание женщины с детьми. Это ставит мужчину – носите­ля животного строя психики – в психологическую зависимость от женщины и способно обратить его в орудие, посредством которо­го женщина достигает «лучшего места под солнцем», конкурируя с другими себе подобными самками.




В культуре общества, где животный строй психики количествен­но преобладает, считается нормальным и вполне допустимым, что всё это животно-инстинктивное имеет свои продолжения в культуру и выражается в разного рода культурных оболочках: одна из них – мода, и прежде всего, женская мода, мода «высокая», а также боль­шей частью специфически мужская ругань (в России – мат).

В книге «Женщина в древнем мире» (Е. Вардиман. М., «Наука», 1990, стр. 15) опубликована репродукция наскального рисунка на тему жизни общества в матриархате, найденного в пещере в Африке на территории современного Алжира (рис. 7-1).

Мужчина на охоте с копьём и луком. Его женщина «обеспечивает тылы». Казалось бы они занимаются каждый своими делами. Но длиннющий извилистый член мужчины – «собственность» этой женщины – вставлен ей, куда следует, и подобно водолазному шлангу, а точнее кабелю дистанционного управления роботом, простирается от женщины к месту деятельности её мужа.

В комментарии автора названной книги к этому рисунку сказано: «Поднятые руки женщины следует, несомненно, понимать как ритуальный жест: женское начало явно связано с колдовс­кой функцией; женщина побуждает высшие силы даровать бо­гатые охотничьи угодья».



Возможно, что древний автор рисунка действительно пытался выразить эту идею про «посредничество женщины перед высшими силами». Но не исключено, что и тогда это была карикатура на «ва­гинократию» (от «vagina» – влагалище, и «кратия» – власть), в кото­рой «женщина» почти всегда – в прямом общении и дистанционно – управляет «мужчиной» как своим биороботом. Однако при этом и она может быть «не хозяйкой и самой себе», находясь во власти того же самого, что властвует над её «мужчиной».

Во всяком случае, искусство – один из способов познания и опи­сания Жизни, вследствие чего художник способен объективно пока­зать то, что выходит за пределы его собственного понимания и даже противоречит его убеждениям. Идею матриархата и вагинократии на основе преобладания в обществе животного строя психики зримо лучше не выразить, чем это сделал забытый людьми автор показан­ного наскального рисунка.







Сейчас читают про: