double arrow
Психическое (обсессивное) влечение

Патологическое влечение наркомана к наркотику было из­вестно давно. Описывалось это влечение в его крайних фор­мах, лишавших больных надежды на выздоровление, застав­лявших совершать тяжкие преступления. По современным представлениям, эти описания имели своим предметом влече­ние компульсивное (см. раздел 4.4). В настоящее время наря­ду с компульсивным выделяют влечение психическое. Психи­ческое влечение выражается в постоянных мыслях о наркоти­ке, подъеме настроения в предвкушении приема, подавленно­сти, неудовлетворенности в его отсутствие. Часто влечение сопровождается борьбой мотивов. В сочетании с навязчиво­стью мыслей о наркотике это дает основание называть психи­ческое влечение обсессивным [Портнов А. А., 1959].

Если компульсивное влечение диктует поведение больного, то психическое, обсессивное определяет настроение, эмоцио­нальный фон. Не всегда больной может дать отчет в сущест­вовании у него влечения психического. Для этого необходимы достаточный интеллектуальный уровень и опыт самоанализа (то, что называют «душа просит», «душа горит», обычно ока­зывается влечением компульсивным). Очень часто больной может передать лишь, что ему чего-то не хватает, а мы видим состояние недовольства, неудовлетворенности, раздражитель­ности. Только косвенно можно установить психическое влече­ние: неудовлетворенность в отсутствие наркотика, оживление в рассказе о том, что и как он, больной, принимал, преобла­дающая тематика спонтанных разговоров. Влечение определя­ется по тому, как неадекватно положительно оценивает паци­ент все, связанное с наркотизацией, хотя словесно показывает критическое к ней отношение, и как чрезмерно отрицательно воспринимает в повседневности то, что наркотизации мешает.




Все это свидетельствует о том, что в духовном мире нарко­мана возникла аффективно насыщенная привязанность, кататимно исказившая мышление и снизившая субъективную ценность прежних интересов. Обсессивное влечение пере­страивает психическую жизнь больного и межличностные его отношения, меняет социальную ориентацию личности. Фак­торы внешней ситуации начинают оцениваться с точки зре­ния их способствующих или препятствующих наркотизации возможностей.

В своем течении обсессивное влечение волнообразно. Оно не выражено, если необходимый ритм наркотизации соблюда­ется без задержки; в этом случае возникающее влечение удов­летворяется тут же. Оно может подавляться крупным конфлик­том вследствие наркотизации; конфликт, не связанный при­чинно со злоупотреблением, напротив, обостряет влечение. Часто госпитализация (особенно первая) в психиатрическую клинику приводит к исчезновению влечения, и если у больного еще не сформирован абстинентный синдром, то в первые дни наблюдения диагноз затруднителен. Однако в последующем (и тут общение пациента с наркоманами оказывается провоци­рующим фактором) влечение становится видимым.



Наконец, психическое влечение может погаснуть, если у больного появилось новое сильное увлечение чем-нибудь (не наркотиками) и он находится в состоянии положительного эмоционального насыщения.

Обостряется психическое влечение при неприятных пере­живаниях, не связанных с наркотизацией, а также при вклю­чении условнорефлекторных механизмов: встречах с людьми, в компании которых наркотизировался, посещении мест, где доставал или принимал наркотик. Разговоры на тему о нарко­тике и ассоциированных с процессом наркотизации представ­лениях также обостряют влечение.

Психическое влечение к наркотику — один из ранних сим­птомов, но его трудно выявить, особенно если у больного ус­тановка на диссимуляцию.

Будучи одним из первых симптомов, обсессивное влечение одновременно и самый длительный, трудно устранимый сим­птом. С течением болезни по мере усложнения симптомокомплексов психическое влечение отступает на задний план, за­слоняемое более яркими симптомами, например компульсив-ным влечением, абстинентным синдромом. Однако в ремис­сии, когда снята острая симптоматика и состояние больного вполне благополучно, оказывается, что обсессивное влечение продолжает существовать часто в той же степени выраженно­сти, что и до лечения. Во многих случаях психическое влече­ние оказывается единственной причиной безуспешности уси­лий и врача, и самого больного, причиной рецидива.

Влечения к наркотику в пределах любой формы наркома­нии достаточно типичны и сходны вне зависимости от разно­образия действий отдельных наркотиков. Как мы покажем в разделе, посвященном проблеме специфичности, психическое влечение наркомана к своему наркотику неспецифично. Это влечение может удовлетворяться любым наркотическим веще­ством (если нет несовместимости), поэтому наркоманы в ре­миссии могут менять форму наркотизма.






Сейчас читают про: