double arrow

Злоупотребление психоделическими веществами


Особые свойства психоделических веществ известны давно, по крайней мере с догомеровских времен. Пифии восседали на треножнике, установленном над трещиной в скале (откуда, как предполагается, выделялись некие углеводороды), и бес­связно пророчили. Волшебница Цирцея (Кирка) околдовала спутников Одиссея. Отведав ее напитка, путешественники по­чувствовали себя превращенными в свиней, в других живот­ных и вели себя соответственно. Кто-то упал с крыши, подоб­но тому, как в наше время принявшие ЛСД выходят из окон. В настоящее время достаточно часто в опьянении галлюцино-

генами встречается тема превращения в волка [Moselhy П., 1999]. Неясно, это мода или переживания затаенности и аг­рессия?

Психоделические естественные вещества широко исполь­зовались и используются до сих пор с сакральными целями. Особые состояния сознания, ими вызываемые, заставляют опьяневших верить в их магическую силу. В Латинской Аме­рике для священных ритуалов использовали мескалин (из кактуса пейотля), псилоцибин (из гриба теонанакатля, «тела божьего»). Сомбреро повторяет форму священного гриба и несет функцию оберега. В северных регионах для магических процедур применялись грибы, поев которые, викинги превра­щались в своих тотемных животных, медведей (и, став бер-секъерами, шли на врага, не чувствуя страха и боли). Подоб­ное до сих пор мы можем наблюдать у некоторых наших се­верных народов — и измененное сознание, и явление медве­дей, и превращение в медведей. Атавистические возвращения случаются и в наше время. Так, печально известный Т. Лири пытался создать секту избранных с помощью пропаганды ЛСД (из спорыньи). Сейчас некоторые группы молодежи со­бирают и применяют для неких магических процедур север­ные грибы. Это явление новое, и пока недостаточно изучен­ное специалистами. Однако сюрреалистические чувствования, объединяющие группу потребителей психоделических грибов, предполагать следует.




Средства, способные вызвать психоделический эффект, многочисленны: мескалин, ЛСД, семена ипомеи, мускатный орех, псилоцибин, каннабис (гашиш, марихуана). К ним от­носятся и сугубо химические, не имеющие растительных ана­логов препараты: диметилоксиметиламфетамин (ДОМ), диме-тилтриптамин (ДМТ), фенциклидин, кетамин, холинолитики (циклодол, паркопан и пр.). Названием «летучие наркотиче­ски действующие вещества» (ЛНДВ) объединяют вещества различных химических групп. Помимо опьяняющего эффекта, общими для них являются низкая точка кипения (испарение при комнатной температуре) и растворимость в жирах. Их список состоит из растворителей (органических), клеев, осно­вой которых могут быть ацетон, перхлорэтилен, трихлорэтан, четыреххлористый углерод, толуол, такие нефтепродукты, как пропан, бутан (бытовой газ не используется, так как метан не обладает эйфорическим действием) и пр.



Сообщения о первых случаях злоупотребления летучими наркотически действующими веществами, о «нюхальщиках» (sniffers) публиковались с начала 60-х годов прошлого века. В этом ряду вновь появилось злоупотребление бензином [Уз­лов Н. Д., 1987], отдельные случаи которого были известны с 40-х годов прошлого века. Иные эпидемии прошлого — эфир, закись азота — в настоящее время неактуальны, имеются

311 ëèøü ýïèçîäè÷åñêèå íàáëþäåíèÿ â ïðîôåññèîíàëüíîé ìåäè­öèíñêîé ñðåäå. Ïñèõîäåëè÷åñêèé ýôôåêò âûçûâàåòñÿ è íåêî­òîðûìè äðóãèìè ôàðìàêîëîãè÷åñêèìè ñèíòåçèðîâàííûìè ïðåïàðàòàìè àíòèõîëèíåðãè÷åñêîãî äåéñòâèÿ, àòðîïèíñîäåð-æàùèìè ñðåäñòâàìè.

Психоделические вещества, как и все наркотические, вы­зывают эйфорию, изменение сознания, расстройства воспри­ятия, мышления, способны, как мы увидим ниже, формиро­вать пристрастие, наркоманическую зависимость. Отличие их эффектов от действия прочих наркотиков не только количест­венное: меньшая степень эйфории, но большая — расстройств сознания, восприятия и мышления. Главное — психоделиче­ские вещества вызывают спонтанную, неуправляемую, часто не связанную с внешними раздражителями психопатологиче­скую продукцию. Этот «наплыв», в строгом смысле слова — психический автоматизм, дезорганизует психику до степени психоза. Не случайны такие названия этого класса веществ, как «галлюциногены», «фантастики», «психомиметики». В строгом смысле психоделическими являются все наркотиче­ские средства, все психоактивные одурманивающие вещества.



Опиаты вызывают расстройства познавательной функции, эмоций, стимуляторы — расстройства восприятия, в том числе параноидную настроенность, интерпретации, снотворные — расстройства эмоций и мышления. Однако только та группа препаратов, которая называется психоделическими, вызывает одновременное расстройство всех психических функций и на всех уровнях (регистрах). В связи с этим после знакомства ев­ропейцев с психоделическими веществами последние стали предметом научного исследования. В психоделическом опья­нении видели, начиная с Моро де Тура, модель психоза, в ча­стности шизофрении. Исторически психоделические вещества использовались в сакральных целях. Лишь в Древнем Китае гашиш применялся как анестетик при хирургических вмеша­тельствах.

Европейские медики пробовали применять психоделиче­ские вещества и как средство психиатрического лечения. Га­шиш использовался с конца прошлого столетия как успокаи­вающее и обезболивающее, но из-за сложностей стандартиза­ции дозы был оставлен. Сейчас, впрочем, в ряде европейских стран возобновляется назначение каннабиса как обезболиваю­щего средства в безнадежных случаях. Синтетическим анало­гом каннабиса, сингексилом, пытались в 40-х годах прошлого столетия лечить депрессии, но это оказалось малорезультатив­ным. ЛСД апробировался как неспецифическое средство для купирования галлюцинаторно-параноидных синдромов раз­личной этиологии, для резистентных к другим медикаментам, вялых, латентных психозов (шизофрения, депрессии), как «провокатор» невротического комплекса для «разрешения»

интраперсональных проблем. Несмотря на то что дозы ЛСД можно точно измерить, реакции на одно и то же количество вещества оказывались не только различными, но и непредска­зуемыми, часто неожиданно тяжелыми, приводящими к за­тяжным психотическим состояниям. С учетом распростране­ния ЛСД в молодежной среде на рубеже 60—70-х годов XX в., трагических исходов опьянения, «экспериментов на себе», препарат был запрещен даже для лабораторного исследова­ния, но полностью из среды наркоманов не исчез.

Сейчас в США молодежь чаще употребляет кокаин, инга-лянты, марихуану. По данным М. Carroll (1990), фенциклидин пробовали 24 %, ЛСД — 4,5 %, другие психоделические препа­раты — 6 % человек. Злоупотребление имеет эпидемический характер. Вслед за угасанием одной вспышки злоупотребления следует очередная похожим, однако другим средством. Вероят­но, такой тип распространения свидетельствует о малой нарко-генности большинства психоделических препаратов, но о по­стоянно присутствующей неконкретизируемой тенденции к злоупотреблению («наркотический климат»), на фоне которой и происходят поиск, экспериментирование с теми или иными веществами. Малая наркогенность ЛНДВ, в частности, под­тверждается и тем, что во время так называемой эпидемии очень многие дети и подростки по примеру сверстников про­буют вдыхать эти вещества. Однако регулярными «нюхальщи­ками» становятся лишь незначительное их число. Согласно не­которым эпидемиологическим исследованиям, количество де­тей, злоупотребляющих ЛНДВ во время эпидемий, может дос­тигать 25 %; тех, кто попробовал, — значительно больше.

Наркогенность психоделических веществ различна. Как мы увидим далее, скорость привыкания, появления симптомов зависимости, их устойчивость варьируют в широких пределах. Не во всех случаях формируется наркоманический синдром полностью. Общими следует считать способность вызывать эйфорию, характер опьянения, тип наступающего психиче­ского дефекта.







Сейчас читают про: