double arrow

Личность. Характер. Темперамент


Определения для Олпорта – не то, с чем можно обращаться легко. Прежде, чем прийти к собственному определению личности, он собрал и обсудил около полусотни вариантов, предложенных различными авторитетами в этой области (1937). Он классифицировал их в зависимости от того, соотносятся они с: (1) этимологией или ранней историей термина; (2) теологическим значением; (3) философским значением; (4) юридическим значением; (5) социологическим значением; (6) внешним проявлением; (7) психологическим значением. После детального обзора и критики, Олпорт попытался собрать лучшие элементы определений, избегая общих недостатков. Во-первых, он предположил, что можно кратко определить личность как "то, чем в реальности является человек". Однако, соглашаясь, что это определение слишком кратко, чтобы быть полезным, он пришел к более известному:

"Личность есть динамическая организация тех психофизических систем в индивиде, которые детерминируют его уникальное приспособление к среде" (1937, с. 48).

Определенные аспекты этого определения заслуживают специального обсуждения. Сочетание "динамическая организация" подчеркивает то, что личность постоянно изменяется и развивается, хотя в то же время есть организация или система, связывающая воедино и соотносящая различные компоненты личности. Термин "психофизическая" напоминает читателю, что личность – "ни нечто исключительно ментальное, ни исключительно нервное". Организация предполагает действие как тела, так и психики, неразрывно связанных в единстве личности (1937, с. 48). Слово "детерминируют" проясняет, что личность включает детерминирующие тенденции, играющие активную роль в индивидуальном поведении. "Личность есть нечто и делает нечто... Она есть то, что лежит за специфическими актами и внутри индивида" (1937, с. 48).

Сказанное проясняет, что для Олпорта личность не есть просто конструкт наблюдателя, как и не является чем-то, появляющимся лишь тогда, когда есть другой человек, на нее реагирующий. Напротив, личность обладает реальным существованием, включая нервные или физиологические сопутствующие условия. Тщательность, с которой Олпорт создал свое определение личности, отражается в частоте, с которой к нему обращаются другие теоретики и исследователи.

Хотя термины "личность" и "характер" часто используются как взаимозаменяемые, Олпорт показывает, что традиционно слово "характер" предполагает некоторую систему условного обозначения поведения, в терминах которой оцениваются индивиды и их акты. Так, при описании характера индивида часто используются слова "хороший" и "плохой". Олпорт полагает, что характер-понятие этическое и говорит: "Мы предпочитаем определять характер как личность в оценке, а личность – как характер вне оценки" (1961, с. 32).

Темперамент и личность также часто смешиваются. Однако есть ясное основание для различения их в обычном употреблении. Темперамент, как правило, соотносится с диспозициями, тесно связанными с биологическими или физиологическими детерминантами и, соответственно, мало меняется с развитием. Здесь роль наследственности, естественно, больше, чем в отношении некоторых других аспектов личности.

Темперамент, наряду с умственными способностями и конституцией, тот сырой материал, из которого выстраивается личность.

Теперь, когда мы сделали эти важные различения, возможно обсудить те понятия, которые в большей степени уникальны именно как входящие в теорию Олпорта.

Черта

В изложении 1937 года Олпорт различил индивидуальные и общие черты, но подвел их под единое определение. Это привело к некоторой неясности и двусмысленности, ив 1961 году Олпорт внес некоторые терминологические изменения и по отдельности определил то, что раньше называл индивидуальными и общими чертами. Термин "черта" сохранился за общими чертами, при этом место "индивидуальной черты" занял новый термин – "личная диспозиция". Олпорт также относится к личным диспозициям как к морфогенным. чертам. Черта определяется как

"нейропсихическая структура, обладающая способностью делать многие стимулы функционально эквивалентными, а также инициировать и управлять эквивалентными (согласованными по смыслу) формами адаптивного и экспрессивного поведения" (1961, с. 373).

Личная диспозиция или морфогенная черта определяется как

"генерализованная нейрофизическая структура (принадлежащая индивиду), обладающая способностью делать многие стимулы функционально эквивалентными, а также инициировать и управлять согласованными (эквивалентными) формами адаптивного и стилистического поведения" (1961, с. 373).

Как видим, единственное реальное различие между этими двумя определениями заключается в том, что черты, в отличие от личных диспозиций, не определяются как принадлежащие индивиду. Тем не менее черта так же внутри индивида, как и диспозиция. То и другое – нейропсихические структуры, обладающие способностью делать многие стимулы функционально эквивалентными и руководящие согласованными формами поведения.

Возможен вопрос, зачем нужны два определения. Ответ – в том, как они применяются в эмпирических исследованиях. Используя понятие об общих чертах, можно осуществить то, что Олпорт называет сравнительным изучением одной и той же черты, выраженной у различных индивидов или групп индивидов. Используя понятие о личностных диспозициях, можно изучать человека и определить то, что Олпорт называет "уникально структурированной индивидуальностью" человека. Один подход совпадает с традицией психометрически ориентированной дифференциальной психологии, другой – с традицией клинической психологии. Оба подхода использовались в собственных исследованиях Олпорта и в исследованиях его учеников.

Хотя черты и личные диспозиции реально существуют в человеке, они непосредственно не наблюдаемы и должны быть выведены из поведения. Олпорт пишет:

"Специфический акт – всегда продукт многих детерминант, не только продолжительных установок, но и кратковременных напряжений в человеке и ситуации. Лишь повторение актов, имеющих то же значение (эквивалентность реакций), следующих на определенный ряд стимулов, имеющих то же личное значение (эквивалентность стимулов), делает необходимым заключение о чертах и личных диспозициях. Эти тенденции не всегда активны, но продолжают существовать и будучи латентными и обладают сравнительно низким порогом возбуждения" (1961, с. 374).

Необходимо не только указать, к чему относятся черты и диспозиции, но и отличить их от родственных понятий. Навыки также являются детерминирующими тенденциями, но черты и диспозиции носят более обобщенный характер как в плане соответствующих им ситуаций, так и в плане реакций, к которым они ведут. Фактическая черта в определенной мере представляет результат комбинирования и интеграции двух или более навыков. Труднее провести различие между чертой или диспозицией и установкой или аттитюдом. Установка также есть предиспозиция, предрасположенность; он также может быть уникальным; он может инициировать поведение и управлять им; он – продукт генетического фактора и научения. Тем не менее, между понятиями остается определенное различие. Во-первых, установка привязана к определенному объекту или классу объектов; черта и диспозиция – нет. Таким образом, обобщенность черты всегда выше, чем установки. По сути, с возрастанием числа объектов, с которыми соотносится установка, она все более напоминает черту. Установка может варьировать по обобщенности от очень специфического до относительно обобщенного, тогда как черта и диспозиция всегда обобщены. Во-вторых, установка всегда предполагает оценку (принятие или отвержение) объекта, тогда как черта – нет. Подводя итог, Олпорт пишет:

"Оба понятия – установка и черта – в психологии необходимы. Между собой они покрывают главные типы диспозиций, с которыми имеет дело психология личности. Следует указать, однако, что, поскольку понятие "установка" связано с ориентацией людей относительно определенных аспектов среды (включая людей, культуру, общество), оно предпочтительно для социальной психологии. В психологии же личности нас интересует структура человека, и потому предпочтительным оказывается понятие "черта"" (1961, с. 348).

Наконец, Олпорт различает черты (или личные диспозиции) и типы – по тому, насколько те и другие привязаны к индивиду. О человеке можно сказать, что он обладает чертой – но не типом. Типы – это идеальные конструкты наблюдателя, и индивид может быть к ним отнесен – но лишь с потерей своей отличительной самобытности. Личная диспозиция может репрезентировать уникальность человека, тогда как тип должен ее сокрыть. Таким образом, по Олпорту, типы представляют искусственные различения, не слишком напоминающие реальность, тогда как черты – истинные отражения того, что действительно существует. Однако Олпорт признает, что постулирование типов может стимулировать исследования, хотя их итог – выделение сложных черт.

Кардинальные, центральные и вторичные диспозиции. Как мы уже указывали, личные диспозиции представляют генерализованные предрасположенности к поведению. Остается вопрос, все ли диспозиции обладают примерно одним уровнем обобщенности, а если нет, как различить различные уровни. Олпорт предлагает различать кардинальные, центральные и вторичные личностные диспозиции. Кардинальная диспозиция настолько обща, что с ее влиянием, кажется, можно соотнести почти любой акт обладающего ею человека. Эта разновидность диспозиции сравнительно необычна, и увидеть ее можно не у многих. Более типичны центральные диспозиции, представляющие высоко характерные для индивида тенденции, они часто "играют" и их очень просто выявить. Олпорт полагает, что число центральных диспозиций, на основе которых можно точно распознать личность, удивительно невелико – от пяти до десяти. Вторичная диспозиция более ограничена в проявлении, менее критична для описания личности, более фокализована в плане реакций, к которым она ведет, как и в отношении соответствующих стимулов.

Олпорт обсуждает и другие важные вопросы относительно черт и диспозиций. Сводится их роль только к управлению поведением или же они участвуют также в инициировании поведения или его побуждении? Простого ответа на этот вопрос нет. Некоторые черты очевидно обладают большей побудительной силой, играют более важную роль в мотивации, чем другие. Таким образом, между чертами существуют различия в плане степени управляющего влияния на индивида. Далее, мы можем построить рассуждение о том, что всегда есть предшествующая стимуляция, связанная с активацией черты, например, действию черты всегда должен предшествовать внешний стимул или внутреннее состояние. Ясно, однако, что большинство черт – не бледное отражение внешних стимулов. Фактически, индивид активно ищет стимулы, которые сделают действие черт соответствующим ситуации. Человек с выраженной диспозицией к социабельности не ждет удобной ситуации для того, чтобы проявить эту черту; он создает ситуации, в которых может взаимодействовать с людьми.

Дальнейшее рассмотрение касается независимости черт (предрасположенностей, диспозиций). В какой мере они существуют как системы поведения, действующие безотносительно к другим системам? Всегда ли действие отдельной черты обусловлено другими чертами и их состояниями и связано с ними? Олпорт утверждает, что черту можно определить не по ее ригидной независимости, а по ее фокальному качеству. Ее тенденция – иметь центр, вокруг которого осуществляется ее влияние, но поведение, к которому она ведет, явным образом определяется одновременным влиянием и других черт. Нет жесткой границы, отделяющей одну черту от другой. Переплетение различных черт отчасти ответственно и за то, что невозможно разработать исчерпывающие методы классификации черт.

Ясно, что заключения, которые делаются при определении черты, предполагают согласованность. По определению, диспозиция распознается только благодаря свойству определенной упорядоченности или согласованности способов поведения индивида. Олпорт сразу же указывает, что его теория черт не предполагает необходимости полной согласованности. Очевидный факт, что одновременно активно множество перекрывающих друг друга черт, предполагает, что достаточно часто от поведения организма следует ждать видимой несогласованности. Далее, тот факт, что диспозиции уникальны и индивидуально организованы, предполагает, что они могут включать элементы, которые кажутся несогласованными с нормативной или внешней точки зрения. Таким образом, мы можем наблюдать явное рассогласование в поведении, которое в действительности отражает уникально организованное внутреннее согласование. Олпортова теория предполагает не столько возможность наблюдения точного соответствия или согласованности поведения, сколько наличие тонкой конгруэнтности, объединяющей – так, что это часто трудно отследить – различные поведенческие проявления индивида. Не предполагается, что каждая (или какая бы то ни было) личность совершенно интегрирована. В любой жизни может существовать диссоциация или вытеснение. Но согласованность обычно выше, чем позволяют обнаружить обычные методы психологического исследования.

Интересным и полезным следствием интереса Олпорта к чертам явилось его тщательная категоризация примерно восемнадцати тысяч терминов, взятых из полного словаря. В сотрудничестве с Одбертом (Odbert, 1936) эти термины были классифицированы в первую очередь в зависимости от того, репрезентируют ли они аутентичные черты личности, активность (временные состояния) или являются оценочными терминами.


Сейчас читают про: