Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Участники обязательства. Перемена лиц в обязательстве




В литературе традиционно рассматривают в качестве субъектов обязательства стороны обязательства (должники кредитор). Однако, в связи со взаимозависимостью и взаимопереплетением гражданско-правовых отношений в современном обществе, все большую роль в этих отношениях играют третьи лица. Зачастую они влияют на само содержание обязательства и определяют его правовую природу.

В связи с этим в ГК РК введен новый термин, которого нет в ГК других стран СНГ —“участники обязательства”. В п. 1 ст. 270 ГК закрепляется: “Участниками обязательства являются стороны (должник и кредитор) и третьи лица”.

Следовательно, понятие “участники обязательства” включает в себя две категории субъектов:

стороны обязательства (должник и кредитор);

третьи лица.

Множественность лиц в обязательстве.При анализе понятия “стороны обязательства” прежде всего встает проблема множественности лиц в обязательстве. Ст. 286 ГК закрепляет: “Если в обязательстве участвуют несколько кредиторов или несколько должников (обязательство со множественностью лиц), то каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими, поскольку из законодательства или условий обязательства не вытекает иное (долевое обязательство)”.

В гражданско-правовом обязательстве стороны – это должник и кредитор. Однако, на каждой стороне может быть не одно лицо, а два или несколько лиц. В этих случаях говорят о множественности лиц в обязательстве. Когда в обязательстве участвует несколько кредиторов и один должник (множественность на стороне кредитора), речь идет об обязательствах с активной множественностью (например, несколько человек покупают дом на праве общей собственности у одного продавца). Когда в обязательстве несколько должников и один кредитор (множественность на стороне должника), имеет место обязательство с пассивной множествен­ностью (например, несколько человек продают дом одному покупателю). Может быть обязательство и со смешанной множественностью (например, когда несколько продавцов продают дом нескольким покупателям).

При множественности лиц различаютсяобязательства долевыеи солидарные. В качестве общего правила устанавливается долевая обязанность и долевое требование, причем исходят из принципа равной доли. Например, в обязательствах с активной множественностью (несколько кредиторов – один должник) по общему правилу каждый кредитор имеет право требовать от должника исполнения в равной доле. Кредитор, получивший свою часть исполнения (в вышеприведенном примере – заселившийся в свою часть дома) выбывает из обязательства, но должник продолжает нести обязанности перед другими кредиторами (по освобождению для заселения остальных частей дома). В обязательствах с пассивной множественностью (один кредитор – несколько должников) должник, исполнивший свою часть обязательства (освободивший ту часть общего дома, где он проживал), также выбывает из обязательства. Но последнее сохраняется в части исполнения обязанностей другими должниками (освобождения тех частей дома, где они проживают). Таким образом, ни кредитор не имеет права предъявлять к должнику, исполнив­шему обязательство, какие-либо претензии по поводу неисполнения другими должниками, ни должник, исполнивший часть обязательства одному кредитору, не обязан отчитываться, почему он не производит исполнение остальным кредиторам. Причем, если иное специально не оговорено, предполагается, что все доли равные (в рассматриваемом случае – все части дома и, соответственно, плата за них).




Иной порядок, который может быть установлен законодательством или договором, может касаться двух моментов: применения принципа солидарности (например, ст. 287 ГК) и закрепления в неравных долях (например, когда собственники продают дом, доли каждого в котором неравноценны).

Можно привести несколько наиболее характерных примеров долевого обязательства:

обязательства по возмещению расходов пропорционально долям в имуществе в договоре о совместной деятельности (ст. 231);

ответственность вкладчиков в коммандитном товариществе, участников товарищества с ограниченной ответственностью, товарищества с дополнительной ответственностью, акционерного общества (ст. ст. 72, 77, 84, 85 ГК).



Обязательство со множественностью лиц, в силу которого каждый кредитор вправе требовать, а каждый должник обязан исполнять обязательство полностью, признается солидарным обязательством.

Солидарная обязанность или солидарное требование возникают, если это предусмотрено договором или установлено законодательными актами, в частности, при неделимости предмета обязательства (п. 1 ст. 287 ГК).

Под солидарным понимается обязательство, в котором каждый из кредиторов вправе требовать от любого из должников исполнения в полном объеме. В обязательствах с активной множественностью речь идет о солидарных требованиях, в обязательствах с пассивной множественностью – о солидарных обязанностях, при смешанной множественности – о тех и других в соответствующем сочетании.

Солидарное обязательство может возникнуть лишь в случаях, предусмотренных договором (например, “указанную в договоре купли-продажи сумму обязуемся уплатить солидарно”) или установленных законодательными актами. Примером неделимости предмета обязательства, о которой говорится в ст. 287 ГК, может быть обязательство двух или более художников написать по заказу организации или гражданина одну картину или обязательство супругов продать автомашину. О солидарных требованиях в этом случае можно говорить, когда, например, несколько кредиторов поручают одному художнику написать картину.

Можно привести несколько примеров, когда солидарное обязательство установлено законодательными актами:

при реорганизации юридического лица вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реоргани­зованного юридического лица перед кредиторами, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизован­ного юридического лица (п. 3 ст. 48 ГК);

участники полного товарищества и полные товарищи в коммандитном товариществе несут солидарную ответственность всем своим имуществом за долги товарищества в недостающей части имущества товарищества (ст. ст. 70, 72);

учредители товарищества с ограниченной ответственностью несут солидарную ответственность по обязательствам товарищества в случае неполной оплаты вкладов в уставный капитал в пределах неоплаченной части вклада (п. 1 ст. 77);

гарант обязывается перед кредитором другого лица (должника) отвечать за исполнение обязательства этого лица полностью или частично солидарно с должником (п. 1 ст. 329 ГК);

лица, совместно причинившие вред, несут солидарную ответственность перед потерпевшим (ст. 932 ГК).

Для обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью, в качестве общего правила применяется не долевая, а солидарная ответственность (п. 2 ст. 287 ГК).

При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников.

Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору (п. 3 ст. 287 ГК).

В данном случае речь идет о пассивной солидарности (множествен­ности лиц на стороне должника). Целью такого обязательства является максимальное обеспечение интересов кредитора с тем, чтобы он имел возможность требовать исполнения от такого должника, который в состоянии это сделать. Например, при возмещении совместно причиненного вреда (несколько преступников угнали и продали принадлежащий гражданину автомобиль) потерпевший имеет право не требовать определенную сумму с каждого из угонщиков, а взыскать всю сумму причиненного ущерба с кого-либо из них (например, один из правонарушителей – совершеннолетний гражданин, обладающий собствен­ным имуществом, а остальные – подростки). Если, тем не менее, взысканного с одного должника недостаточно для покрытия ущерба, кредитор (потерпевший) может предъявить требование о погашении суммы причиненного ущерба остальным должникам (к одному подростку или всем сразу). До тех пор, пока обязательство не будет полностью исполнено (до полного возмещения вреда), ни один из должников (и тот, кто погасил большую часть задолженности, и тот, кто вообще не участвовал в исполнении) не освобождается от солидарной ответственности.

После исполнения обязательства независимо от того, исполнено оно всеми должниками или одним из них, обязательство прекращается полностью. Однако взамен прежнего обязательства (между должником и кредитором) возникает новое обязательство (между должником, исполнившим обязательство, и другими должниками) – регрессное обязательство (ст. 289 ГК).

Солидарность на стороне кредитора на практике чаще всего возникает в отношении неделимого предмета обязательства. Другим примером может быть обязательство, возникающее из договора займа (например, три брата дали взаймы 10 000 тенге, оговорив солидарное требование).

Исполнение обязательства полностью перед одним из солидарных кредиторов порождает между последним и другими солидарными кредиторами долевое регрессное обязательство.

Обязанность должника или требование кредитора должны быть связаны именно с солидарным обязательством. Поэтому другие требования, которые могут возникнуть у кредитора (кредиторов) к должникам (должнику), не принимаются во внимание. Например, по договору гарантии должник и гарант несут солидарную ответственность перед кредитором. Если кредитор предъявил требование об исполнении основного обязательства к гаранту, последний не вправе ссылаться на существующие реально долги кредитора перед должником по другому обязательству.

Другой пример. Если должник должен нескольким кредиторам и получил отсрочку исполнения, предоставленную одним из кредиторов, он не вправе ссылаться на нее против требования, предъявленного другими кредиторами.

Самостоятельную разновидность обязательств со множественностью лиц составляют субсидиарные обязательства. “Законодательными актами или условиями обязательства между кредитором и должниками может быть предусмотрено, что при неудовлетворении основным должником требования кредитора об исполнении обязательства это требование может быть заявлено в неисполненной части другому должнику (субсидиарному должнику)” (см. ст. 288 ГК).

Чтобы четко определить природу субсидиарного обязательства, необходимо сравнить его с солидарным обязательством с пассивной множественностью. Общее между ними то, что на одной стороне обязательства выступают два и более должника, несущие ответственность совместно. Отличие в том, что если в солидарном обязательстве любой из должников может быть привлечен кредитором к исполнению в полном объеме, то в субсидиарном обязательстве один (основной должник) отвечает в полном объеме, а второй несет лишь дополнительную ответственность (в неисполненной основным должником части).

В солидарном обязательстве кредитор вправе предъявить исполнение по своему выбору к любому должнику. В субсидиарном обязательстве к субсидиарному должнику требование может быть заявлено только после заявления такого требования основному должнику и в случае, если основной должник не удовлетворит это требование полностью или частично.

Наиболее четко эти различия проявляются при разграничении понятий поручительства и гарантии, в основу которого положен именно характер ответственности. Поручитель отвечает субсидиарно, гарант, – солидарно (см. ст. ст. 329–336 ГК).

Интересный пример, когда в одной группе отношений (между товариществом и участниками и между самими участниками) объединены и солидарное, и субсидиарное обязательство, связан с ответственностью участников полного товарищества по долгам товарищества. С одной стороны, – это обязательство солидарное, кредитор вправе по своему выбору заявить требование в полном объеме к любому из товарищей. С другой стороны, это обязательство субсидиарное, так как оно является дополнительным по отношению к долгам товарищества и применяется при недостаточности имущества самого товарищества (см. ст. 70 ГК).

Другие примеры субсидиарного обязательства:

ответственность участников товарищества с дополнительной ответственностью при недостаточности вкладов в уставный капитал товарищества (ст. 84 ГК);

ответственность основной организации, которая имеет право давать дочерней обязательные для нее указания, – по сделкам, заключенным последней во исполнение таких указаний, а также в случае банкротства дочерней организации по вине основной организации (п. 2 ст. 94 ГК);

ответственность членов производственного кооператива по обязательствам кооператива (ст. 96);

ответственность родителей или попечителей за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14-ти до 18-ти лет.

Третьи лица в обязательстве занимают особое место. Включение третьих лиц в орбиту обязательства связано с той особой ролью, которую они играют в процессе возникновения, исполнения и прекращения обязательства. Именно благодаря значению фигуры третьего лица в гражданском праве существует категория обязательств с участием третьих лиц.

Под третьими лицами понимаются лица, связанные обязательствами или иными правоотношениями с одной из сторон обязательства (п. 2 ст. 270 ГК).

В качестве первого признака третьего лица выступает то, что оно должно быть связано каким-либо правоотношением с одной из сторон обязательства. Таким правоотношением может быть обязательство по поставке (например, третье лицо связано договором поставки с лицом, которое, в свою очередь, само является поставщиком, или поручает третьему лицу поставить продукцию непосредственно покупателю), правоотношение собственности (третье лицо – участник общей собственности), авторское правоотношение (третье лицо – соавтор), наследственное правоотношение (завещательный отказ), административное правоотношение (возложение исполнения обязательства на организацию, находящуюся в административ­ном подчинении должника) и т. п.

Вторым признаком третьего лица является его связь только с одной из сторон обязательства (или должником, или кредитором). Этим третье лицо отличается от стороны в обязательстве с множественностью лиц, в частности, в субсидиарном обязательстве. Лицо, несущее субсидиарную ответственность, связано как с должником, так и кредитором, перед которым оно отвечает. Поэтому это лицо является не третьим лицом, а должником. Третье лицо связано отношениями или только с должником, или только с кредитором.

В принципе, фигура третьего лица может возникнуть в любом обязательстве. Но практика выработала некоторые типичные виды обязательств, где участие третьего лица является определяющим для установления природы обязательства.

Можно выделить, по меньшей мере, три вида обязательств с участием третьих лиц:

регрессные (ст. 289 ГК);

обязательства в пользу третьего лица (п. 3 ст. 270);

обязательства, исполняемые третьими лицами или исполняемые третьим лицам, т. е. переадресование или перепоручение исполнения (см. ст. 276);

Обязательство не создает обязанностей для третьих лиц. В случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон, обязательство может порождать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства (п. 3 ст. 270).

В настоящем случае имеются в виду договоры в пользу третьего лица. Обязанности на третье лицо без его согласия посредством обязательства между должником и кредитором возлагать нельзя. Это можно сделать путем заключения с третьим лицом договора или когда такая возможность предусмотрена законом.

Посредством обязательства третьим лицам можно передать только права. Основанием возникновения такого обязательства является обычно договор в пользу третьего лица (см. ст. 391 ГК).

Обязательства в пользу третьего лица будут рассмотрены при освещении вопроса о договоре в пользу третьего лица. Здесь мы рассмотрим регрессное обязательство и переадресование и перепоручение исполнения.

Регрессное обязательство. Должник, исполнивший обязательство другого лица, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере исполненного обязательства.

Должник, не исполнивший обязательство вследствие действий третьего лица, имеет право требовать возмещения убытков с данного лица (п. 1 ст. 289 ГК).

Регрессное обязательство является одним из видов обязательств с участием третьих лиц.

Право регресса называют еще правом обратного требования, а регрессное обязательство – обратным обязательством.

Должник, исполнивший обязательство третьего лица или не исполнивший обязательство по вине третьего лица, в регрессном обязательстве становится кредитором (регредиентом), а третье лицо, которому он заявляет обратное требование, становится должником (регрессатом). В частности, в солидарном обязательстве лицо, исполнившее обязательство, выступает одновременно должником по основному обязательству, и кредитором – по регрессному обязательству.

Примером случая, предусмотренного в ч. 2 п. 1 ст. 289, может служить неисполнение генеральным подрядчиком обязательства сдать объект заказчику по договору подряда на капитальное строительство вследствие действий субподрядчика, не завершившего отделочные работы. Убытки генерального подрядчика, выразившиеся в уплате штрафа и возмещении убытков заказчику, могут быть переложены генеральным подрядчиком в порядке регресса на субподрядчика.

Регрессное обязательство по общему правилу является не солидарным, а долевым, и подчиняется правилам ст. 286 ГК. Должник, исполнивший солидарное требование, не может взыскать всю сумму с одного из остальных должников. Взыскание производится с каждого солидарного должника в равной доле с учетом того, что и на самого исполнившего солидарную обязанность приходится соответствующая доля. Например, три гражданина обязались выплатить солидарно 3000 тенге. Кредитор после истечения срока исполнения обязательства взыскал все 3000 тенге с одного из должников. Следовательно, уплативший 3000 тенге должник имеет право взыскать в остальных двух по 1000 тенге (3000 тенге с равной долей на троих составляет по 1000 тенге на каждого).

От начала равенства долей в регрессном обязательстве допускается отступление в соответствии со ст. 286 ГК в случаях, установленных законодательством. Например, в соответствии с п. 2 ст. 70 ГК “участник, погасивший долги полного товарищества в части, превышающей его долю в имуществе товарищества, вправе обратиться с регрессным требованием в соответствующей части к остальным участникам, которые несут перед ним долевую ответственность пропорционально размеру своих долей в имуществе товарищества”.

В отношениях по договору гарантии должник и гарант отвечают перед кредитором как солидарные должники (ст. 329 ГК) однако гарант, исполнивший обязательство, в соответствии со ст. 334 ГК приобретает право взыскать с должника всю сумму долга, в то время как должник, уплативший свой долг кредитору, с гаранта ничего взыскать не может. Это вытекает из самого существа договора гарантии.

Неравенство долей в регрессном обязательстве, вытекающем из солидарного, может быть установлено и договором. Например, должники могут договориться уменьшить сумму выплаты одного из них в связи с его тяжелым материальным положением.

Возмещение кредитором, получившим исполнение от должника, другим солидарным кредиторам производится, как правило, в равных долях. Возмещение в неравных долях применяется, когда это вытекает из существа обязательства. Например, если участники общей собственности на жилой дом сдали его в аренду на длительный срок, то плата, полученная одним из них от арендатора, распределяется между собственниками не в равной доле, а в соответствии с долей в общей собственности. Аналогично при умышленном уничтожении (похищении) третьим лицом вещи, сданной на хранение, правом требовать возмещения убытков обладают и хранитель, и собственник вещи как солидарные кредиторы. Однако, ясно, что получивший возмещение хранитель обязан передать его в полном объеме собственнику, в то время как собственник оставит всю сумму у себя.

Перепоручениеи переадресование исполнения обязательства. В соответствии со ст. 276 ГК, исполнение обязательства может быть возложено в целом или в части на третье лицо, если это предусмотрено законодательством или договором, а равно если третье лицо связано с одной из сторон соответствующим договором.

Возложение должником исполнения обязательства на третье лицо обычно называют перепоручением должником исполнения третьему лицу. Возложение кредитором на должника обязанности передать исполнение третьему лицу называют переадресованием исполнения.

Вполне допустимо положение, когда в одних и тех же отношениях применяется как перепоручение, так и переадресование. Например, наиболее широкое распространение возложение исполнения на третье лицо получило в отношениях по транзитной поставке. Оптовая база, заключая договор с покупателем, выступает поставщиком (т. е., должником по обязательству поставки товаров), а заключая договор поставки с организацией-изготовителем, выступает покупателем (т. е. кредитором). Возлагая на организацию-изготовителя обязанность поставить товары непосредственно организации-потребителю, оптовая база совершает одновременно перепоручение (по отношению к договору между базой и потребителем) и переадресование (по отношению к договору между базой и изготовителем).

Перепоручение и переадресование следует отличать от уступки требования и перевода долга, когда происходит полное замещение субъектов исполнения, появляются новые кредитор или должник (см. далее). В отличие от этого, при возложении исполнения на третье лицо первоначальные должник и кредитор из обязательственных правоотношений не выбывают. Поэтому ответственность за исполнение обязательства несет не третье лицо, а непосредственный участник обязательства. Например, оптовая база, возложившая исполнение обязательства на третье лицо – организацию-изготовителя, в случае неисполнения последним обязательства, уплачивает покупателю предусмотренные в этом случае штрафные санкции, а затем может взыскать сумму этих санкций с виновной организации изготовителя в порядке регрессного требования.

Привлечение к ответственности непосредственного изготовителя возможно лишь в случаях, прямо установленных законом (например, ответственность изготовителя за поставку продукции или товаров ненадлежащего качества по договору поставки или франшизы).

В ст. 276 ГК перечисляются конкретные основания возложения исполнения обязательства на третье лицо:

а) законодательство (например, при перевозке грузов в прямом смешанном сообщении договор заключает транспортное предприятие пункта отправления, но исполняют, согласно транспортному законодательству, другие транспортные предприятия на всем пути следования груза);

б) договор (например, в договоре подряда подрядчик и заказчик предусматривают, что исполнение произведет субподрядчик);

в) наличие связи третьего лица с одной из сторон договора посредством другого договора (например, при транзитной поставке сторона-должник по договору (оптовая база) связана с третьим лицом, исполняющим обязательство (организация-изготовитель) еще одним договором поставки).

Если из законодательства, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом (п. 2 ст. 276 ГК).

Возложение на кредитора обязанности принять исполнение, предложенное третьим лицом, основано на предположении, что для кредитора главное получить исполнение, а от кого он его получит, не имеет большого значения. Разумеется, исполнение должно быть надлежащим. Недопустимо перепоручение исполнения без согласия кредитора только в так называемых “личных” обязательствах. Такие запреты могут быть установлены законодательством (например, действия, на которые поверенный уполномочен доверенностью, обязан совершить лично – ст. 169 ГК) или договором (заказчик при за-ключении договора подряда на строительство жилого дома или ремонт автомашины может оговорить недопустимость привлечения субподрядчиков). Даже если в договоре специально не оговорена обязанность исполнить обязательство лично, недопустимость перепоручения может вытекать из существа обязательства (если заказчик поручил написать свой портрет известному художнику, было бы странным, если бы художник вдруг перепоручил без ведома заказчика исполнение заказа своему ученику).

В п. 3 ст. 276 ГК говорится о том, что третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право пользования, владения, залога и др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству и применяются правила ГК об уступке требования.

Здесь перепоручение исполнения отсутствует. Третье лицо само, без согласия должника, исполняет обязательство должника, это связано с реальной опасностью потерять имущество должника, сохранение которого для третьего лица очень важно. Например, третье лицо длительное время арендует жилой дом у должника, и отдало должнику крупную сумму под залог этого дома. В случае, если кредитор в счет погашения обязательства должника обратит взыскание на этот дом, третье лицо вправе удовлетворить требование кредитора. Обязательным условием применения этой нормы должно быть наличие конкретного права на имущество должника. Если арендатор прожил много лет в доме, который арендует у должника, а тот обанкротился, и кредиторы обращают взыскание на дом, арендатору выгодно погасить эти долги, чтобы сохранить дом от реализации на торгах. Но в этом случае арендатор замещает кредитора по правилам уступки требования, т. е. теперь он сам может обратить взыскание на арендуемый им дом.

Исполнение обязательства третьим лицом следует отличать от исполнения обязательства третьими лицами по поручению кредитора (ст. 356 ГК). Общее заключается в том, что в обоих случаях имеет место исполнение обязательства третьими лицами. Главное отличие выражается в том, что в порядке ст. 276 возложение исполнения на третье лицо производится должником, причем должник несет ответственность перед кредитором за действия третьего лица. На основании ст. 356 возложение исполнения на третье лицо производится кредитором в случае неисполнения должником своего обязательства и за счет должника, причем третье лицо никакими отношениями с должником не связано и выполняет поручение кредитора по самостоятельному соглашению.

Перемена лиц в обязательстве. От перепоручения и переадресования необходимо отличать переход прав кредитора к другому лицу и перевод долга(перемена лиц в обязательстве).

При перепоручении должник остается субъектом обязательства, так же как и кредитор при переадресовании. При переходе прав кредитора и переводе долга прежние участники обязательства выбывают. Происходит замена кредитора при уступке требования или замена должника при переводе долга.

В п. 1 ст. 339 ГК закрепляется, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования) или перейти к другому лицу на основании законодательного акта.

В данном пункте говорится о передаче прав, принадлежащих кредитору на основании обязательства. Однако, такое право может основываться на других правоотношениях, в частности, отношениях интеллектуальной собственности. В соответствии с п. 6 ст. 11 Патентного закона РК от 16 июля 1999 г1., патентообладатель может уступить полученный охранный документ любому физическому или юридическому лицу. В п. 1 ст. 21 Закона РК о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 26 июля 1999 г.2 закреплено, что исключительное право на товарный знак в отношении всех указанных в свидетельстве товаров и услуг либо их части может быть уступлено владельцем другому лицу по договору. Замена кредитора осуществляется путем перехода прав кредитора к другому лицу. В ГК КазССР (ст. 197) и Основах гражданского законода­тельства (ст. 69) говорилось только об уступке требования, что было неточно, так как понятие “переход прав кредитора к другому лицу” шире, чем понятие “уступка требования”. Переход прав кредитора к другому лицу может осуществляться путем передачи принадлежащего ему права по сделке (уступка требования); перехода на основании законодательного акта.

Наряду с термином “уступка требования”, в законодательстве и литературе применяется термин “цессия” – (от лат. сеssiо), заимствованный из римского права.

Уступка требования (цессия) — есть договор между первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием). Причем этот договор может быть облечен в любую правовую форму и быть как возмездным, так и безвозмездным: купля-продажа (например, первоначальный кредитор отдал вещь на хранение знакомому, а затем продал ее новому кредитору), дарение (подарил эту вещь) и т. п.

Один из примеров уступки требования закреплен в ст. 325 ГК, в соответствии с которой залогодержатель вправе передать свои права по договору о залоге другому лицу с соблюдением правил о передаче прав кредитора путем уступки требования. Аналогичное положение закреплено в Указе об ипотеке недвижимого имущества (ст. 16). При регрессных требованиях уступка требования не допускается (ч. 2 п. 1 ст. 339 ГК). Например, если при множественности должников в обязательстве один из должников исполнил обязательство кредитору и приобрел регрессное право требования к другим должникам, он не может передать это право третьему лицу.

Согласие должника на уступку права не требуется, так как должнику, по общему правилу, безразлично, кому производить исполнение. Исключение из этого правила может быть установлено законодательными актами или договором. Например, п. 2 ст. 345 ГК установлено, что без согласия должника не допускается уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Некоторые права не могут переходить к другим лицам. Речь идет о так называемых “личных правах”, которые настолько неразрывно связаны с личностью кредитора, что их отторжение от кредитора означает их аннулирование. В ст. 340 ГК названы два примера таких прав: требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Однако, можно назвать и другие права, например, на возмещение по договору личного страхования, на дополнительную пенсию по договору о пенсионном обеспечении.

К группе непередаваемых прав относятся и личные неимущественные права, в частности, исключительные права, связанные с интеллектуальной собственностью. В отношении объема прав кредитора, переходящего к другому лицу, в ГК закреплен общий принцип гражданского права: права переходят в полном объеме, со всеми обременениями и на тех условиях, которые существовали на момент перехода права (ст. 341). В частности, это права, обеспечивающие исполнение обязательства, т. е. способы обеспечения исполнения обязательства как предусмотренные, так и не предусмотренные ГК.

Другие связанные с требованием права могут быть установлены законодательством (в частности, упомянутое в ст. 341 право на неполученное вознаграждение (интерес) или договором между должником и первоначальным кредитором (например, право на продление срока действия договора или на его досрочное прекращение).

В “Комментарии к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой, под ред. О. И. Садикова, Москва, Юринфорцентр, 1995 г.” (комментарий к ст. 384, с. 379) исследуется интересная проблема о применимости цессии к пророгационным соглашениям об установлении договорной подсудности для будущих споров. Особое значение этот вопрос имеет для внешнеэкономических сделок, которые обычно содержат или пророгационное соглашение (о выборе государственного суда), или арбитражную оговорку (о выборе третейского суда) о месте рассмотрения спора.

Из редакции ст. 341 ГК вытекает, что она должна применяться и к передаче прав, вытекающих из соглашений о договорной подсудности. Вопрос об обязательности пророгационного или арбитражного соглашения в случае цессии вызывает противоречивые суждения в международной практике, хотя в целом просматривается тенденция в пользу признания такой обязательности3.

В то же время пророгационным и арбитражным соглашениям присущи черты процессуального характера. Поэтому при разрешении одного из споров Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК) при Торгово-промышленной палате СССР пришла к заключению, что арбитражное соглашение “вообще не может быть предметом цессии. Будучи автономным процессуальным договором, оно требует самостоятельного согласия цессионария на подчинение той юрисдикции, которая была избрана сторонами в договоре” (см. решение ВТАК от 9 июля 1984 г.). Это решение получило широкую известность и было опубликовано за рубежом.

Однако, с таким решением трудно согласиться. Статья 341 ГК не делает каких-либо исключений для процессуальных прав, вытекающих из договора. Для того, чтобы уменьшить объем передаваемых прав или изменить условия их осуществления, стороны должны специально оговорить это в договоре цессии. Арбитражная оговорка как раз и относится к условиям осуществления передаваемых прав, и кредитор, безусловно, знал (или должен был знать) о наличии такой оговорки. Тем не менее, во избежание споров следует порекомендовать предпринимателям при заключении договора цессии специально оговаривать переход права, вытекающего из пророгационного или арбитражного соглашения.

Поскольку уступка требования происходит без согласия должника, он должен иметь возможность защитить свои права, чтобы не возникло ухудшения его положения. Должник может, например, ссылаться на полное или частичное исполнение обязательства, пропуск срока исковой давности, требовать зачета встречного требования (ст. 370 ГК).

Учитываются только те возражения должника, что были на момент получения уведомления об уступке требования. Поэтому, если право на зачет встречного требования против первоначального кредитора возникло у должника после получения уведомления, выдвинуть требование о зачете против нового кредитора должник уже не вправе.

Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 343 ГК).

В ст. 344 ГК приведен перечень случаев, когда права переходят к другому лицу на основании законодательных актов. Непосредственно из законодательного акта никакое правоотношение возникнуть не может, необходимо наступление юридических фактов. Перечисленные в ст. 344 ГК обстоятельства – и есть эти юридические факты:

универсальное правопреемство возникает при наследовании и при реорганизации юридического лица (ст. ст. 45 и 46 ГК);

решение суда о переводе прав кредитора на другое лицо может быть принято, например, когда при разрешении споров с участием двух и более истцов, в частности, при встречном иске, решение выносится в пользу одного из них и права других истцов судом не признаются;

исполнение обязательства его гарантом, поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству. Порядок перехода прав кредитора к поручителю, исполнившему обязательство должника, определяется ст. 334 ГК. Применение ст. 334 к правам залогодателя может быть только в случае, когда залогодателем является не должник, а третье лицо. В отношении залога механизм перехода прав кредитора к залогодателю при обращении взыскания на предмет залога в ГК не определен, поэтому здесь действуют общие правила о переходе прав кредитора;

суброгация страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая. Термин “суброгация” (замена, передача) означает замену одного из участников обязательства без изменения самого обязательства. Нетрудно заметить сходство суброгации с цессией, что и понятно, потому что в обоих случаях речь идет о переходе прав кредитора. Выделение суброгации отдельно от цессии связано с некоторыми различия­ми между ними. При цессии заключается договор об уступке прав. При суброгации переход прав происходит не в силу договора, а в силу факта платежа новым кредитором первоначальному кредитору — например, выплаты страхового возме­щения при наступлении страхового случая. Смысл “принципа суброгации”, который признан в большинстве стран, заключается в том, что признается недопустимым получение страхователем, наряду со страховым возмещением, компенсации от третьих лиц, которые в силу закона, договора или деликта являются ответственными за причиненный ущерб. В противном случае имело бы обогащение страхователя без достаточных юридических оснований. В этой же связи к страховщику в пределах уплаченных им сумм страхового возмещения переходят все права страхователя, которыми он обладает в отношении третьих лиц – причинителей ущерба4.

Законодательными актами могут быть предусмотрены и другие случаи перехода прав кредитора. Можно назвать, например, добровольное исполнение обязательства третьим лицом, не желающим подвергать опасности свое право на имущество должника (п. 3 ст. 276 ГК).

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 347 ГК).

Действительным является требование, возникшее на законном основании и принадлежащее кредитору на момент уступки.

Особое правило установлено ГК для передачи права по ордерной ценной бумаге путем индоссамента на этой ценной бумаге: индоссант несет ответственность не только за существование права, но и за его осуществление (п. 3 ст. 132 ГК).

Перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора (ст. 348 ГК).

Перевод долга – есть замена должника. Прежний должник выбывает из обязательства и заменяется новым.

В отличие от уступки требования, перевод долга не может быть произведен без согласия кредитора, ибо кредитору далеко не безразлично, кто будет должником (новый может оказаться менее дисциплинированным, неплатежеспособным и т. п.).

Перевод долга представляет собой договор между первоначальным и новым должником. Например, в случае передачи части предприятия в состав другого юридического лица оформление отношений по передаче может быть произведено не путем заключения нового договора, а соглашением о переводе долга. Договор, как правило, возмездный. Например, К. должен П. 10 тыс. тенге. Не имея возможности вернуть их в установленный срок, он договорился со своим соседом И., что тот возьмет на себя погашение долга. Взамен этого К. обязуется передать И. материальные ценности на 10 тыс. тенге (золотые вещи, продукцию с земельного участка и т. п.) или выполнить определенную работу (например, участвовать в строительстве жилого дома). Практически заключается договор купли-продажи или подряда, но с обязательством уплаты денег за переданные вещи или оказанную работу не К., а П.

Договор о переводе долга может быть и безвозмездным (например, отец берет на себя обязательство уплатить долг сына, или друг – долг тяжело заболевшего товарища и т. п.).

В результате перевода долга обязательство сохраняется в том же объеме. Поэтому все возражения первоначального должника против требований кредитора может противопоставить и новый должник (например, возражение о частичном исполнении обязательства прежним должником, об истечении срока исковой давности, о праве на уценку вещи при обнаружении в ней недостатков и т. п.).

В то же время требования, принадлежащие первоначальному должнику, но не связанные с рассматриваемым обязательством, новый должник не может предъявить к зачету, ибо это означало бы распоряжение чужим имуществом.

§ 5. Основания возникновения обязательства

Основания возникновения обязательства – это юридические факты, т. е. обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. Юридические факты делятся на действия (совершающиеся осознанно и по воле человека) и события(происходящие помимо воли людей, например, рождение ребенка, природное явление).

Действия делятся на правомерные и неправомерные. Все правомерные действия классифицируются на юридические акты и поступки. Юридические акты – действия, которые направлены на достижение определенных юридических последствий (например, сделки, административные акты). Юридические поступки – действия, которые независимо от намерения лица влекут возникновение юридических последствий (например, опубликование автором своего произведения)5.

В соответствии со ст. 271 обязательства возникают из договора, причинения вреда или иных оснований, указанных в ст. 7.

Можно выделить следующие наиболее важные основания возникновения обязательства:

1) Договорииные сделки (правомерные действия). Хотя в ст. 271 назван только договор, более точно говорить о сделке, так как договор является видом сделки (ст. 148). Помимо договора, основанием возникновения обязательства может быть односторонняя сделка (например, конкурс или публичное обещание награды).

Что касается договора, то основанием возникновения обязательства выступает, как правило, двусторонний договор. Многосторонний договор (см. ст. 148) не характерен для обязательства. В ГК содержится один вид многостороннего договора – договор о совместной деятельности (ст. 228), но из этого договора возникает, на наш взгляд, не обязательство, а относительное правоотношение общей собственности (см. главу 21 настоящего учебника). Именно поэтому нормы, посвященные договору о совместной деятельности, помещены не в разделе об отдельных видах обязательств, как было в прежнем ГК, а в разделе о праве собственности, сразу после раздела об общей собственности (гл. 12 ГК);

2) административный акт (правомерное действие) – индивидуаль­ные акты государственных органов. В настоящее время, с ликвидацией планового регулирования и отменой ордеров на жилище, роль административных актов значительно ослабла. На основании этих актов (лицензия, акт о приватизации, акт при заключении договора в обязательном порядке (ст. 399 ГК) и т. п.) чаще всего возникает обязательство заключить договор. Только после заключения договора возникает то самое обязательство, на возникновение которого было направлено издание административного акта.

Таким образом, обязательство возникает в результате действия не одного юридического факта, а совокупности фактов, т. е. мы имеем в наличии “сложный юридический состав”, теория о котором была разработана еще М. М. Агарковым в 1940 г6. В те годы эта теория послужила юридическим обоснованием так называемого планово-договорного обязательства, где план и договор рассматривались как сложный юридический состав.

Однако, эта теория не потеряла своего значения и в современный период. Можно назвать ряд обязательств, где только с помощью сложного юридического состава можно объяснить механизм возникновения обязательства. На основе сложного юридического состава возникают, в частности, правоотношение при государственном заказе (акт исполнительного органа и договор), при приватизации и госзакупках (протокол о результате публичных торгов и договор купли-продажи), ранее возникало при жилищных правоотношениях (ордер и договор жилищного найма) и при предоставлении права недропользования (лицензия и контракт);

3) Причинение вреда (деликты) и другие неправомерные действия. Обязательства, возникающие из причинения вреда гражданину или юридическому лицу, получили наименование деликтных.

Другим неправомерным действием, выступающим основанием возникновения обязательства, является неосновательное обогащение. Лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение);

4) Созданиеи использование различных объектов интеллектуаль­ной собственности. Например, при заключении авторских, лицензионных договоров и т. п.;

5)Иные действия граждан и юридических лиц(ст. 7 ГК). Например, правомерные действия по предотвращению вреда личности или имуществу других лиц, когда эти действия проводились без поручения или согласия заинтересованного лица. К примеру, при наводнении или пожаре, гражданин, спасая людей или имущество, получил тяжкие повреждения здоровья или даже погиб. Возникает обязательство по возмещению расходов и иного реального ущерба, понесенных гражданином (ст. 855 ГК).

К обязательствам, возникающим из иных правомерных действий, можно отнести также обязательства лица, потерявшего вещь, возместить лицу, нашедшему эту вещь и вернувшего ее собственнику, необходимые расходы и вознаграждение (ст. 245);

6) события(ст. 7 ГК). Как правило, самостоятельно событие не порождает обязательства, но выступает как один из юридических фактов сложного юридического состава. Например, завещательный отказ (односторонняя сделка) и смерть завещателя (событие). К числу правопорождающих событий можно отнести наступление страхового случая, которое приводит в действие обязательство по уплате страхового возмещения, что является, в свою очередь, исполнением уже существующего обязательства страхования. Аналогично открытие навигации (событие) вызывает начало исполнения обязательства по перевозке груза.





Дата добавления: 2015-02-14; просмотров: 6649; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8427 - | 7331 - или читать все...

Читайте также:

  1. I. Особенная часть обязательственного права
  2. Бюджетный процесс в Р.Ф. задачи, этапы, участники и их полномочия
  3. Бюджетный процесс в Российской Федерации, его содержание, этапы, участники
  4. Взаимоотношения с мужчинами. Мужчины для него – всего лишь участники "игры"
  5. Взвешенные обязательства. 21 марта
  6. Виды обязательства. Солидарные обязательства: кредитор вправе требовать исполнения обязательства как от всех должников совместно
  7. Влечет ли перемена лиц в обязательстве изменение срока исковой давности?
  8. Внешняя среда организации. До окончания I Мировой войны преобладание массового производства предопределяло концентрацию внимания на внутренних переменах в организациях
  9. Вопрос 1. Сущность, назначение и участники бюджетного процесса
  10. Вопрос 2. Основные участники инвестиционного проекта
  11. ВОПРОС. ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЙ СТАТУТ
  12. Г) РФ, субъекты РФ и муниципальные образования как участники гражданских правоотношений


 

100.25.43.188 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.019 сек.