Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Понятие ответственности за нарушение обязательства




Ответственность за нарушение обязательства, помимо того, что она является видом юридической ответственности, относится также к разновидности гражданско-правовой ответственности, которая определяется как применение специальных правоохранительных мер защиты субъектив­ных гражданских прав (санкций — мер гражданско-правовой ответствен­ности), направленных на возложение на нарушителя субъективного гражданского права дополнительных имущественных лишений, обеспечен­ных государст­венным принуждением, в виде дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права.

Являясь видом юридической ответственности, ответственность за нарушение обязательства, безусловно, в широком смысле можно определять как возложение каких-то отрицательных последствий на правонарушителя. В то же время ответственность за нарушение обязательства, являясь разновидностью гражданско-правовой ответственности, характеризуется определенными дополнительными имущественными лишениями для правонарушителя в виде дополнительного обязательства по совершению работ, оказанию услуг, уплате денежной суммы, либо лишения какого-то права на имущество, что непосредственно ведет к неблагоприятным имущественным последствиям.

Ответственность за нарушение обязательст­ва, как и любая гражданско-правовая ответственность, всегда обеспечивается государственным принуждением или угрозой такого принуждения. Поэтому ответственность за нарушение обязательства можно определить как возложение на нарушителя обязательственного гражданского права дополни­тельных имущественных лишений, обеспеченных государственным принуж­дением, в виде дополнительной гражданско-правовой обязанности или ли­шения принадлежащего ему гражданского права.

Под основанием применения ответственности, закрепленным, в частности, ст. 349 ГК, понимается нарушение должником любого из условий обязательства, относящихся к его (должника) обязанности, в частности, времени, места, способа, количества, качества исполнения, ассортимента, комплектности товаров и т. п.

По объему, степени значимости и правовым последствиям обычно различают две разновидности нарушения обязательства:

- неисполнение обязательства, т. е. полное нарушение обязательства;

- ненадлежащее исполнение обязательства, т. е. исполнение обязательства с нарушением каких-то отдельных условий, определенных содержанием обязательства.

В случаях, когда исполнение обязательства лично должником относится к существенным условиям, либо такое исполнение вытекает из требований законодательства (императивные требования), то замена исполнителя также будет относиться к нарушению обязательства и, следовательно, будет основанием для применения мер ответственности.




Нельзя при рассмотрении вопроса о понятии ответственности за нарушение обязательства обойти и проблему соотношения ответственности и основного обязательства. Несмотря на то, что наступление ответственности связано с нарушением субъективного гражданского права, вовне гражданско-правовая ответственность выступает как особое обязательство, отдельное от нарушенного. В тех случаях, когда речь идет о нарушении относительных прав, к которым относятся и обязательственные субъективные гражданские права, ответственность представляет собой вторичное обязательство, возникающее из первоначального в результате совершения должником правонарушения. По своей юридической природе такое вторичное обязательство — есть разновидность охранительных правоотношений и этим отличается от первоначального обязательства, которое относится к разряду регулятивных правоотношений.

Поэтому санкция за нарушение обязательственного права представляет собой дополнительное гражданско-правовое обязательство, особенной чертой которого является его имущественный характер. Именно исполнение дополнительного обязательства, вытекающее из ответственности за нарушение основного обязательства, имеет своим последствием дополнительные имущественные лишения для правонарушителя.

На ответственность за нарушение обязательства распространяются основные положения о гражданско-правовой ответственности с учетом определенных специфических особенностей, к которым относятся основания и условия наступления ответственности, а также особенности по составу определенных санкций, применяемых при защите обязательственных прав.



При рассмотрении вопроса об ответственности за нарушение обязательства и санкциях, относящихся к мерам ответственности за нарушение обязательства, необходимо иметь в виду и то, что возложение ответственности за нарушение обязательства является только одним из способов защиты обязательственных субъективных гражданских прав. Эта защита может также осуществляться регулятивными и предупредительными способами.

Формы ответственности за нарушение обязательства

Так как ответственность за нарушение обязательства выступает в виде возложения на правонарушителя дополнительного обязательства, то под формой гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства понимаются те неблагоприятные имущественные последствия, которые возлагаются на правонарушителя. Иначе говоря, формой гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства, как определенным проявлением ответственности вовне, является проявление вовне определенных неблагоприятных для правонарушителя мер, санкций за нарушение обязательства. Характерной чертой форм гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства, без которой она не может существовать, выступает их дополнительный имущественный характер.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательства может выступать в форме:

- возмещения убытков;

- уплаты неустойки;

- потери задатка либо уплаты дополнительно суммы задатка сверх возвращенной суммы задатка;

- конфискации в доход государства всего полученного по сделке, направленной на достижение преступной цели;

- утраты права собственности на заложенное имущество, а также на имущество, удерживаемое в соответствии с правом удержания;

- возмещения морального ущерба и т. д.

Указанный перечень форм ответственности за нарушение обязательства не является исчерпывающим.

Любое особое дополнительное обязательство должника или третьего лица, основанием которого является правонарушение и которое возлагает на правонарушителя дополнительные имущественные лишения, будет относиться к формам гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства. В то же время необходимо отметить возмещение убытков и уплату неустойки как наиболее распространенные, хотя и не единственные формы ответственности за нарушение обязательства.

Возмещение убытков является общей мерой гражданско-правовой ответственности, и она может применяться при защите любых субъективных гражданских прав (обязательственных, вещных, исключительных и т. д.). Понятие убытков и возможность применения такого способа защиты гражданских прав, как возмещение убытков, во всех случаях нарушения гражданских прав предусмотрено п. 4 ст. 9 ГК.

В соответствии со ст. 350, должник, не исполнивший или ненадлежаще исполнивший свое обязательство, обязан возместить кредитору вызванные нарушением убытки, т. е. возмещение убытков допустимо при любом гражданском правонарушении, которое нанесло управомоченному лицу убытки. При этом, по общему правилу, в отношении возмещения убытков за нарушение обязательства действует генеральный принцип полного возмещения убытков, закрепленный п. 4 ст. 9 ГК. Ограничение возможности взыскания убытков в полном объеме допускается нормами законодательных актов или договором.

Принцип полного возмещения убытков предполагает возмещение как реального ущерба, возникшего у кредитора в связи с нарушением права, так и упущенной выгоды.

Под реальным ущербом понимается совокупность произведенных кредитором расходов в связи с нарушением его права (т. е. расходов, произведенных для восстановления нарушенного права), в т. ч. и для восстановления утраченного либо поврежденного имущества. При этом при возмещении реального ущерба учитываются как произведенные расходы кредитора, так и расходы, которые должны быть им произведены.

Под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые кредитор получил бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено. При определении размера упущенной выгоды учитываются как меры, произведенные кредитором для ее получения, так и сделанные с целью получения этих доходов приготовления. С учетом норм ГК о вине кредитора (ст. 364 ГК) и просрочки кредитора (ст. 366 ) при определении упущенной выгоды должны учитываться и обстоятельства вины кредитора, содействовавшей увеличению убытков, и просрочки кредитора, с возникновением которой неблагоприятные последствия, в т. ч. и убытки, возлагаются на кредитора.

При этом размер упущенной выгоды должен определяться на основании объективных критериев и с учетом всех обстоятельств конкретного правонарушения. Не могут быть приняты во внимание расчеты, абстрактно предлагаемые кредитором и не основанные на реальных сведениях с учетом всех обстоятельств, могущих влиять на уменьшение ответственности должника.

При нарушении субъективного обязательственного права не всегда возникают убытки, либо убытки могут включать в себя только реальный ущерб или только упущенную выгоду. Поэтому для обозначения убытков применяется также и термин “действительные убытки”, которые отражают убытки при конкретном нарушении права. Соответственно, в понятие действительных убытков при определенных конкретных обстоятельствах могут входить либо только реальный ущерб, либо только упущенная выгода, либо совокупность реального ущерба и упущенной выгоды. При этом в ряде случаев, в частности, когда законодательными актами или договором предусмотрена ограниченная ответственность, сумма реальных убытков может превышать размер убытков, который допускается к взысканию с должника.

В соответствии со ст. 358 ГК, исключения из принципа полного возмещения при возложении ответственности за нарушения обязательства предусматриваются, как правило, нормами законодательных актов, регулирующими отдельные виды обязательств либо связанными с регулированием определенного рода деятельности.

Возможность ограничения договором ответственности за нарушение обязательства допускается с соблюдением определенных правил, предусмот­ренных в ГК и законодательных актах. Например, такие правила предусмот­рены п. 2 ст. 350, не допускающим соглашения сторон об освобождении должника от возмещения убытков до нарушения обязательства, кроме соглашения, ограничивающего взыскание упущенной выгоды и предусмат­ривающего возможность взыскания только реального ущерба; п. 2 ст. 358 ГК, не допускающим иного соглашения об ответственности по обязательству, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, если размер ответственности для данного вида или за данное нарушение определен законодательством.

В соответствии с п. 3 ст. 350 ГК, при определении размера убытков допускается применение абстрактного способа исчисления убытков, если только законодательством или договором не предусмотрено иное. Абстрактный способ исчисления убытков предполагает принятие во внимание при исчислении убытков не договорных, а рыночных цен, существовавших в месте, где обязательство должно было быть исполнено. При этом за основу могут быть приняты цены: либо, по общему правилу, существовавшие на рынке товаров в момент исполнения обязательства по договору; либо, при добровольном исполнении нарушенного обязательства (например, при просрочке), существовавшие в момент удовлетворения требований кредитора должником; либо, при принудительном судебном исполнении обязательства, существовавшие в день предъявления иска, вынесения решения или фактического платежа.

Другим распространенным видом меры ответственности является неустойка, правовое регулирование которой предусмотрено ст. ст. 293–298 ГК (см. гл. 29 настоящего учебника).

Порядок определения соотношения по взысканию убытков и неустойки предусмотрен ст. 351. По общему правилу, если за нарушение обязательства предусмотрена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. В то же время законодательством или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки (конструкция исключительной неустойки); когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (конструкция штрафной неустойки); когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (конструкция альтернативной неустойки).

В случаях, когда, в соответствии с п. 4 ст. 9 и ст. 358 ГК, законодательными актами или договором установлена ограниченная ответственность (например, установлена предельная сумма размера взыскиваемых убытков, установлен порядок взыскания только реального ущерба и т. д.), убытки, подлежащие возмещению в части, не покрытой неустойкой, либо сверх, либо вместо нее, могут быть взысканы до пределов, установленных ограничением. Соответственно, если ограничение ответственности установлено в виде взыскания исключительной неустойки, то убытки взысканы быть не могут.

При рассмотрении таких мер ответственности за нарушение обязательства, как возмещение убытков и уплата неустойки, невозможно обойти вопрос о соотношении этих мер с мерами по принуждению должника к исполнению обязательства в натуре, т. е. соотношение ответственности с исполнением обязательства в натуре.

Основополагающим общим гражданско-правовым принципом обязательственных правоотношений является принцип реального исполнения обязательства. Данный принцип вытекает из норм законодательства, регулирующих обязательство и обязательственные правоотношения, в частности, норм ГК о надлежащем исполнении обязательства (ст. 272), недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 273), прекращении обязательства исполнением (ст. ст. 367, 368) и т. п., а также из норм ст. 355 ГК, предусматривающей такие последствия за нарушение обязательства по передаче индивидуально-определенной вещи, как принудительное изъятие этой вещи и передача ее кредитору.

В то же время рыночные устои хозяйствования, рыночные отношения предполагают наделение денег основной функцией – функцией меры стоимости. Являясь мерой стоимости, деньги в условиях рыночного хозяйствования и конкуренции между предпринимателями являются также и средством обращения, реализуя цены, складывающиеся в условиях рыночной торговли. С точки зрения отдельного субъекта имущественного оборота, основанного на рыночных устоях, получение денежной компенсации (суррогата исполнения) чаще всего равносильно получению исполнения в натуре. Оно по существу обеспечивает получение товара в натуре, так как, получив деньги, кредитор может приобрести на рынке то, что в натуре не исполнил должник.

Поэтому, защищая право кредитора на получение исполнения в натуре, гражданское право предоставляет кредитору возможность выбора между требованием о реальном исполнении обязательства или требованием о возмещении убытков от неисполнения посредством уплаты определенной денежной суммы. Это достигается, во-первых, тем, что нормы о соотношении реального исполнения с требованием о возмещении убытков и уплаты неустойки (п. п. 1, 2 ст. 354 ГК) сформулированы диспозитивно, допуская установление договором иного порядка, чем предусмотрено в ГК, и, во-вторых, установление в качестве одного из оснований прекращения обязательства, как предоставление взамен исполнения обязательства отступного, в качестве которого могут выступать деньги или иное имущество.

По общему правилу, закрепленному в п. 1 ст. 354 ГК, уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре. Иной порядок может быть определен законодательным актом или договором. В частности, соглашением сторон может быть произведена новация обязательства или прекращено обязательство предоставлением отступного.

Напротив, в случае неисполнения обязательства уплата неустойки и возмещение убытков, по общему правилу, в соответствии с п. 2 ст. 354 ГК, освобождают должника от исполнения обязательства в натуре. В состав убытков в этом случае могут входить также и расходы кредитора, произведенные в связи исполнением обязательства за счет должника третьим лицом (ст. 356). Иной порядок, как и по общему правилу при ненадлежащем исполнении, может быть определен законодательным актом или договором. Так, в ряде случаев уплата неустойки и возмещение убытков не могут удовлетворить кредитора.

Например, если на рынке не имеется аналогичного товара или не оказываются аналогичные услуги, либо если обязательством предусматривалось изготовление индивидуально-определенной вещи, не имеющей аналогов или приобретение аналогов которой крайне затрудни­тельно, в частности, когда предметом обязательства является объект недвижимости.

Именно для таких случаев предусмотрена норма ст. 355 ГК, в соответствии с которой кредитору предоставляется право требования принудительного исполнения обязательства должника в натуре по передаче в собственность, хозяйственное ведение, оперативное управление или в пользование индивидуально-определенной вещи. Помимо передачи вещи, должник обязан возместить убытки, возникшие у кредитора как в связи с просрочкой обязательства по передаче вещи, так и в связи с произведенными расходами, связанными с принуждением должника к исполнению обяза­тельства в натуре.

Виды ответственности за нарушение обязательства

Проведение классификации гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства возможно на основании различных критериев.

Возможно проведение классификации по тому, является или не является договор основанием нарушенного обязательства и ответственности правонарушителя. При этом различают договорную и внедоговорную ответственность, имеющие существенные различия в правовом регулирова­нии, в возможности изменения пределов ответственности правонарушения соглашением сторон. К договорной ответственности относится ответствен­ность контрагента по договору, например, ответственность продавца, арендатора, хранителя.

При договорной ответственности соглашением сто­рон возможно изменение пределов ответственности, ограничение ответст­венности и т. д, если только нормы гражданского законодательства, регулирующие отдельные виды обязательств, не предусматривают импера­тивные предписания. Внедоговорная ответственность, как правило, возни­кает в силу преимущественно императивных норм гражданского законодательства, предусматривающих случаи и обстоятельства возникно­вения обязательства без какого-либо договора, ответственность должника по такому обязательству, пределы ответственности, состав правонарушения и т. д. К внедоговорной ответственности, в частности, относятся ответственность должника по обязательствам, возникающим из публичного обещания вознаграждения, из деятельности без поручения, причинения вреда, неосновательного обогащения и т. п.

Возможна классификация видов ответственности по санкциям, применяемым к должнику за нарушение обязательства. При этом можно различать такие виды ответственности, как ответственность должника по возмещению убытков, уплате неустойки, уплате суммы задатка, возмещению морального вреда и т. д. При этом уплата неустойки и возмещение убытков, как наиболее распространенные виды ответственности, были подробнее рассмотрены ранее.

Как особую разновидность ответственности должника за нарушение обязательства по уплате неустойки и возмещению убытков необходимо отметить ответственность должника за неправомерное пользование чужими деньгами. За неправомерное пользование чужими деньгами, в соответствии со ст. 353 ГК, предусматривается уплата законной неустойки. Под неправо­мерным пользованием чужими деньгами понимается неисполнение денежного обязательства (обязательства по уплате денег) либо просрочка в их уплате, неосновательное получение или сбережение денег за счет другого лица и т. п.

По общему правилу, закрепленному в п. 2 ст. 353, неустойка за пользование чужими деньгами взимается по день уплаты суммы этих денег кредитору. Иной порядок определения срока, за который причитается неустойка за неправомерное пользование чужими деньгами, может быть определен законодательством или договором. То есть положениями законо­дательства для отдельных видов обязательства либо условиями договора может быть установлен меньший срок, за который исчисляется неустойка за неправомерное пользование чужими деньгами, в частности, может быть установлен предельный срок, либо установлен предельный размер, в объеме которого возможно исчислять неустойку.

В соответствии с п. 1 ст. 353 ГК, исчисление размера законной неустойки производится, по общему правилу, по ставке рефинансирования Национального банка Республики Казахстан на день исполнения обязательства или его соответствующей части. В то же время при судебном взыскании законной неустойки суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из официальной ставки рефинансирования на день предъявления иска, на день вынесения решения или на день фактического платежа.

Правила о порядке определения размера законной неустойки, закрепленные в п. 1 ст. 353 ГК, являются восполняющими на случай, если иной размер неустойки за неправомерное пользование чужими деньгами не установлен законодательными актами или договором. То есть, положениями законодательного акта для отдельных видов обязательства либо условиями договора может быть установлен иной размер неустойки, в частности, превышающий либо более низкий по сравнению со ставкой рефинан­сирования Нацбанка, либо установлен предельный размер неустойки.

Неустойка за неправомерное пользование чужими деньгами, в соответствии с правилами и п. 3 ст. 353 ГК, определяется как зачетная, и размер взысканной неустойки засчитывается в суммы убытков, причиненных таким пользованием. Поэтому лицо, чьими деньгами неправомерно пользо­вался должник, вправе требовать с последнего возмещения убытков, причиненных неправомерным пользованием чужими деньгами, в части, превышающей размер неустойки.

Возмещение морального вреда рассматривается подробнее в разделе, посвященном личным неимущественным правам, а также в разделе, посвященном обязательствам, возникающим из причинения вреда. Моральным вредом признаются нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т. п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате правонару­шения, в т. ч. и нарушения обязательственного права.

Моральный вред воз­мещается в денежной форме. При возмещении морального вреда учитывает­ся как субъективная оценка потерпевшим тяжести причиненного ему нравственного ущерба, так и объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий потерпевшего (жизненная важность блага, бывшего объектом посягательства, тяжесть последствий правонарушения, характер и сфера распространения ложных сведений, жизненные условия потерпевшего и иные, заслуживающие внимания, обстоятельства). Соотношение возмещения убытков и возмещения мораль­ного вреда заключается в том, что моральный вред, в соответствии со ст. 352, возмещается сверх убытков, вызванных нарушением обязательства.

При множественности лиц на стороне должника по характеру распределения ответственности между ними различают долевую, солидарную и субсидиарную ответственность. Порядок определения множественности лиц сторон предусматривается п. 2 ст. 269 ГК. Правовое регулирование обязательства со множественностью лиц сторон и порядок распределения прав и обязанностей между лицами, представляющими одну из сторон обязательства, предусматривается ст. ст. 286–288 ГК. В соответствии с указанными нормами, при множественности лиц на стороне должника в обязательстве, условиями которого или в отношении которого нормами законодательства не определено конкретно обязательство каждого отдельного лица, возникает долевое обязательство.

При этом считается, в связи с отсутствием каких-либо иных условий обязательства или предписаний законодательства в отношении такого обязательства о порядке определения обязанности отдельного лица, что доли каждого лица являются равными и каждый должник обязан исполнить обязательство в равной доле с другими должниками. Соответственно, в этом случае ответственность каждого лица будет также долевой и размер ответственности каждого будет равен между собой. Кредитор при этом вправе требовать исполнения, а также привлекать к ответственности каждого из лиц на стороне должника в размере равной доли.

В то же время условиями обязательства или нормами законодательства в отношении обязательства со множественностью лиц на стороне должника может быть установлен определенный порядок по распределению обязанностей по исполнению обязательства между отдельными лицами или по распределению ответственности между ними. В частности, могут быть установлены конкретные доли между лицами, выступающими в качестве одной стороны, и в этом случае ответственность каждого будет определяться соответственно его доле.

Условиями обязательства или нормами законодательного акта в отношении обязательства со множественностью лиц на стороне должника может быть установлено, что каждое отдельное лицо, выступающее на стороне должника, обязано выполнить обязательство полностью, т. е. установлено солидарное обязательство. В этом случае также возникает солидарная ответственность каждого отдельного лица, выступающего на стороне должника, и кредитор вправе привлекать любого из этих лиц к ответственности за нарушение обязательства в полном объеме. Безусловно, исполнение обязательства одним из лиц, выступающих на стороне должника, либо привлечение его к ответственности в полном объеме, освобождает других лиц от обязательств перед кредитором. Не получив от одного из солидарных должников полной суммы ответственности, кредитор может требовать недополученное от любого из других солидарных должников.

Условиями обязательства или нормами законодательного акта в отношении обязательства со множественностью лиц на стороне должника может быть определен основной должник, к которому в первоначальном порядке следует предъявлять требование об исполнении, и установлена возможность предъявления требований в неисполненной части к другим лицам, выступающим на стороне должника, при нарушении обязательства основным должником, т. е. установлено субсидиарное обязательство. Лица, обязанные исполнить обязательство при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства основным должником, именуются субсидиарными должниками. Соответственно, из субсидиарного обязательства возникает субсидиарная ответственность, особенности правового регулирования которой предусмотрены ст. 357 ГК.

Субсидиарный должник, несущий субсидиарную ответственность, может быть привлечен к ответственности: во-первых, только после предъявления требований к основному должнику, во-вторых, только после неисполнения этих требований в полном объеме основным должником либо неполучения кредитором ответа от него в разумный срок, в-третьих, только после невозможности удовлетворения требований кредитора к основному должнику путем зачета встречного требования основного должника, и, в-четвертых, только в части, неисполненной основным должником. Субсидиарный должник до исполнения предъявленного к нему кредитором требования обязан предупредить об этом основного должника, а при предъявлении иска – привлечь основного должника к участию в деле.

Неисполнение этой обязанности возлагает на субсидиарного должника риски неблагоприятных последствий при предъявлении ре-грессных требований впоследствии к основному должнику, так как в этом случае последний вправе предъявлять против регрессных требований субсидиарного должника, исполнившего основное обязательство и возложенную в связи с нарушением основного обязательства ответственность, все те возражения, которые он имел против кредитора.

По основанию нарушения обязательственного права кредитора лицом, являющимся должностным лицом должника (юридического лица или частного предпринимателя, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица) либо состоящим с должником в трудовых отношениях, различают особую разновидность ответственности, как ответственность должника за действия своих работников. Действия лиц, являющихся должностными лицами должника либо состоящих с должником в трудовых отношениях, по исполнению обязательства должника считаются действиями самого должника.

Конечно, весьма условно разграничение такого вида ответственности, как ответственность должника за действия своих работников. Но выделение такого вида ответственности должника необходимо для отграничения самостоятельной ответственности лиц, хотя и являющихся должностными лицами должника или его работниками, по обязательствам, не относящимся к обязательствам должника, т. е. по действиям этих лиц, осуществляемым ими от своего лица и по своим обязательствам.

По основанию нарушения обязательственного права кредитора третьим лицом, состоящим с должником в договорных отношениях в связи с исполнением обязательства должника перед кредитором либо хотя и не в связи с этим, но когда действие или бездействие этих договорных контра­гентов должника повлекли нарушение права кредитора, различают особую разновидность ответственности, как ответственность должника за действия третьих лиц. По общему правилу, ответственность по обязательству возлагается на должника, являющегося стороной обязательства.

Какие-то иные обязательства третьих лиц перед должником, не связанные с его обязательством перед кредитором, но явившиеся основанием неисполнения или невозможности исполнения обязательства перед кредитором, не влияют на ответственность должника, на которого в соответствии с ч. 1 п. 1 ст. 363 ГК возлагается ответственность вне зависимости от указанных обстоятельств, так как взаимоотношения должника с третьими лицами находятся вне сферы его отношений с кредитором. В частности, неисполнение третьих лиц по обязательствам перед должником по поставке сырья (например, строительных материалов) не влияет на ответственность должника перед кредитором по договору подряда на изготовление какого-то товара (например, строительство дома).

По общему правилу должник несет ответственность также и за действия или бездействия третьих лиц, на которых должником было возложено исполнение его обязанности перед кредитором. В отличие от ответственности должника за действия своих работников, ответственность должника за действия третьих лиц предполагает выступление последних от своего имени, их имущественную и юридическую обособленность. В качестве третьих лиц выступают договорные контрагенты должника по иным дого­ворам.

В отличие от субсидиарных должников, в данном случае рассматриваются контрагенты должника, не участвующие в обязательстве в качестве одного из участников на стороне должника. По общему правилу, если должник по другому договору возложил исполнение своего обязательства на третье лицо, это не влияет на ответственность должника, на которого, в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 363 ГК, возлагается ответственность вне зависимости от указанных обстоятельств, так как взаимоотношения должника с третьими лицами находятся вне сферы его отношений с кредитором. Исключение из указанного правила составляют случаи, когда законодательством предусматривается ответственность непосредственного исполнителя.

Например, неисполнение банком распоряжения должника по оплате товара по договору купли-продажи не освобождает должника от ответственности перед кредитором. Должник вправе впоследствии возложить возмещение возникших убытков в регрессном порядке на банк, нарушивший свое обязательство перед должником по исполнению его поручений, при наличии основания привлечения банка к ответственности (правонарушения со стороны банка), но это уже не относится к взаимоотношениям между должником и кредитором по обязательству купли-продажи.

В то же время, в силу прямого указания законодательства, например, по договору купли-продажи, в случае, когда продавец товара не является ее изготовителем, ответственность за ненадлежащее качество товара может быть возложена как на продавца, так и на изготовителя по выбору кредитора (п. 3 ст. 428 ГК).

Своеобразным видом ответственности является ответственность кредитора перед должником по обязательству при просрочке в принятии исполнения. Просрочкой кредитора по обязательству считается его отказ в принятии надлежащего исполнения, предложенного должником, или несовершение действий, предусмотренных законодательством или договором, либо вытекающих из обычаев делового оборота или существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (например, выборка товара покупателем, если она предусмотрена договором).

Кредитор считается просрочившим также в случае отказа надлежаще подтвердить произведенное исполнение обязательства, например, когда такое подтверждение необходимо для снятия ограничений в распоряжении имуществом, предоставленным в залог для обеспечения исполнения обязательства должником. При просрочке кредитора должник вправе требовать возмещения убытков, причиненных просрочкой, и в этом случае стороны обязательства диаметрально меняют права и обязанности: кредитор по основному обязательству превращается в должника по обязательству возмещения убытков, должник – в кредитора.

Условия ответственности за нарушение обязательства

Основанием применения к нарушителю субъективных обяза-тельствен­ных гражданских прав мер ответственности за нарушение обязательства является совершение этим лицом гражданско-правового правонарушения в виде неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Совокупность всех необходимых условий для применения мер ответственности за нарушение обязательства составляет состав правонару­шения. При этом необходимо отметить, что существуют общие, типичные условия наступления гражданско-правовой ответственности, которые свойственны всем или большинству случаев правонарушения, при диалек­тическом существовании специальных условий ответственности, свойст­венных лишь отдельным случаям или отдельным видам гражданских правонарушений.

Общими, традиционно признанными условиями наступления гражданско-правовой ответственности являются:

1. Противоправное поведение нарушителя;

2. Наличие убытков или вреда;

3. Наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившими вредоносными последствиями;

4. Наличие вины правонарушителя.

Необходимо сразу оговориться, что, как уже упоминалось ранее, перечисленные условия не являются универсальными для всех составов конкретных правонарушений. Специальные условия для отдельных видов правонарушений могут и не включать в себя отдельные перечисленные условия.

Например, взыскание неустойки не требует, по общему правилу, наличия убытков. Состав правонарушения как основание взыскания неустойки, связанного с нарушением обязательства предпринимателем, исключает также и требование вины.

Общие условия ответственности традиционно классифицируют на две группы: объективную и субъективную сторону правонарушения.

При этом к элементам объективной стороны относят:

- противоправное поведение;

- вредоносный результат деяния;

- причинную связь между деянием и вредоносным результатом.

К элементу субъективной стороны относят, по общему правилу, вину, а иначе – психическое отношение субъекта к своему противоправному поведению и его последствиям в форме умысла или неосторожности, а также мотив и цель правонарушения.

Необходимо иметь в виду и то, что нарушение обязательства может быть различным, как могут быть различными и состав необходимых условий для применения мер гражданско-правовой ответственности, что обусловлено широким спектром видов гражданско-правовой ответственности (договор­ной, внедоговорной, солидарной, субсидиарной, долевой ответственности по возмещению морального вреда и т. д.), особенностями правового регулирования отдельных обязательств (например, хранение, поручение и т. д.), особенностями правового регулирования отдельных категорий имущест­ва (например, относящегося к источникам повышенной опасности), особен­ностями регулирования ответственности отдельных субъектов имуществен­ного оборота (например, ответственности предпринимателей при осуществ­лении ими предпринимательской деятельности).

Но и при всем многообразии форм и видов ответственности сущест­вует два общих принципа, объединяющих составы всех обязательственных правонарушений, в соответствии с которыми можно также состав условий правонарушений объединить в две группы, имеющие существенные разли­чия в правовом регулировании. Это так называемые теорией гражданско-правовой ответственности принцип вины и принцип причинения, обуслов­ливающие применение гражданско-правовой ответственности. Зачастую принцип причинения в юридической литературе именуется ответствен­ностью, основанной на началах риска.

Основными разграничивающими характеристиками ответственности, основанной на принципе вины и принципе причинения, является то, что ответственность в соответствии с принципом вины предполагает наличие вины правонарушителя как необходимого условия для применения гражданско-правовой ответственности, в то же время для ответственности в соответствии с принципом причинения наличие вины как условия возложе­ния гражданско-правовой ответственности не требуется. В то же время объединяющими условиями для применения ответственности в соответствии с принципом вины и принципом причинения являются, как правило, условия, относящиеся к объективной стороне правонарушения: противоправное поведение должника и причинно-следственная связь между этим поведением и правонарушением.

Спор об исключительности принципа вины или принципа причинения как основания гражданско-правовой ответственности довольно длительный и интернациональный в науке гражданского права. В то же время необходимо отметить, что в законодательстве (в объективном праве) всегда присутствовали виды ответственности, основанные как на принципе вины, так и на принципе причинения. Другое дело, что принцип причинения или принцип вины может являться генеральным, общим правилом, допуская при этом существование ответственности, основанной на другом принципе. К тому же диспозитивность гражданского законодательства и принцип свободы договора допускают, по общему правилу, возможность установления ответственности как на началах вины, так и на началах причинения.

Аналогичная ситуация существует и в гражданском законодательстве Казахстана, предусматривающем сочетание принципа вины и принципа причинения.

В соответствии гражданским законодательством Казахстана принцип вины, с некоторыми ограниченными исключениями, является генеральным принципом для возложения ответственности на правонарушителя, но допускается установление законодательством или договором ответственности из причинения.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 359 ГК, должник отвечает за нарушение обязательства по общему правилу, при наличии вины. Иные основания ответственности должника за нарушение обязательства, в частности, установление ответственности без вины, только на основании факта нарушения права, могут быть предусмотрены законодательством или договором. То есть, по общему правилу необходимым условием состава правонарушения при умолчании норм законодательства или условий договора является вина. Допустимо установление ответственности без вины условиями договора, если только нормы законодательства не содержат императивных положений о наличии вины как одного из обязательных условий ответственности.

Помимо этого, гражданским законодательством для отдельных, прямо предусмотренных законодательными актами видов обязательств, и для отдельных, прямо определенных законодательными актами субъектов имущественного оборота, определяющим значением которых является либо обладание определенной категорией имущества либо осуществление определенного рода деятельности, прямо преду-смотрен генеральный принцип причинения для возложения ответственности, при этом допуская с некоторыми исключениями возможность установления виновной ответственности для этих случаев на основании законодательства или договора.

Так, в соответствии с п. 2. ст. 359 ГК, предусмотрен принцип причинения для ответственности предпринимателя по обязательствам, осуществляемым в связи с его предпринимательской деятельностью. Ответственность такого лица по таким обязательствам наступает, по общему правилу, без вины, в то же время иные основания ответственности, в т. ч. и основанные на принципе вины, могут быть установлены законодательством или договором. В то же время по обязательствам такого субъекта, не относящимся к предпринимательской деятельности, применяются общие положения п. 1 ст. 359, устанавливающей ответствен­ность должника на основании вины.

Примером установления гражданским законодательством принципа причинения при возложении ответственности на отдельных, прямо определенных законодательными актами субъектов имущественного оборота, определяющим значением которых является обладание определенной категорией имущества, служит ответственность владельцев имущества, относящегося к источникам повышенной опасности. Данный принцип заложен, в частности, в нормах ГК об обязательствах из причинения вреда, предусматривающих ответственность без вины владельцев источников повышенной опасности, при общем правиле виновной ответственности иных лиц по таким обязательствам (ст. 931 ГК).

К источникам повышенной опасности относятся, в частности, транспортные средства, промышленные производства, деятельность которых представляет опасность для здоровья и жизни людей, и т. п. При этом ответственность за вред, нанесенный имуществом, относящимся к источникам повышенной опасности, несут лица, которые владеют этим имуществом на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления либо на любом другом законном основании (доверенности на право управления транспортным средством, договоре имущественного найма, в силу распоряжения компетентного органа о передаче источника повышенной опасности и т. п.).

Примером установления принципа причинения для отдельных, прямо предусмотренных законодательными актами видов обязательств, является ответственность хранителя, осуществляющего хранение в силу предприни­мательской деятельности, за несохранность поклажи. Так, хранитель, осуществ­ляющий хранение в качестве предпринимательской деятельности (ст. 799 ГК), и подрядчик по недостаткам, обнаруженным в течение гарантийного срока (ст. 665 ГК), несут ответственность без вины на основании самого факта ущерба (вреда).

Но все же необходимо отметить, что условие вины как основание ответственности за нарушение обязательственного права является общим правилом и что большинство норм, предусматривающих правовое регулирование обязательств и санкций за их нарушение (например, нормы ГК о купле-продаже, аренде и т. д.), не содержат особенностей ответственности должника, в частности, не предусматривают ответственности без вины за нарушение обязательства. В этих случаях действуют общие нормы п. 1 ст. 359 ГК, и вина является общим условием для привлечения должника к гражданско-правовой ответственности, если, конечно, законодательными актами или договором не предусмотрено иное.

В ряде случаев при решении вопроса, относится ли вина к необходимому условию состава правонарушения, необходимо учитывать содержание существенно различных норм п. п. 1 и 2 ст. 359. В част-ности, правовое регулирование неустойки и основания ее взыскания имеет только отсылку к ст. 359, предусматривающей условия привлечения должника к ответственности. Ответственность должника за нарушение обязательства в виде уплаты неустойки возможна при соблюдении условий, предусмотренных ст. 359 ГК. В то же время применение неустойки в обязательствах, относящихся к осуществляемым или не осуществляемым в предпринимательской деятельности, существенно меняет значение условия вины как необходимого условия в составе правонарушения.

При применении неустойки в связи с нарушением обязательства, осуществляемого предпринимателем в качестве предпринимательской деятельности, вина не является, по общему правилу, необходимым условием. При применении неустойки по иным обязательствам вина является необходимым условием для привлечения правонарушителя к ответственности. Это правило необходимо учитывать при применении иных санкций, относящихся к мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства. Так, нормы, регулирующие задаток, не предусматривают каких-либо отсылок к ст. 359 и не содержат особенностей привлечения к ответственности стороны, ответственной за нарушение обязательства, обеспеченного задатком. Тем не менее, и при задатке действуют положения об условиях привлечения к ответственности, закрепленные в ст. 359 ГК.

Одним из условий, имеющим, в соответствии со ст. 365 ГК, существенное значение для определения размера ответственности, является просрочка исполнения обязательства. Помимо того, что должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, на должника также возлагаются все риски неблагоприятных последствий, наступившие во время просрочки, что, безусловно, может влиять на увеличение неблагоприятных дополнительных лишений для него, т. е. увеличивать размер его ответственности. В частности, на должника возлагается ответственность за случайную невозможность исполнения обязательства, возникшую во время его просрочки, а также за утрату интереса кредитора к исполнению обязательства вследствие просрочки должника, при которой кредитор вправе отказаться от принятия исполнения и потребовать возмещения убытков.

Основания освобождения от ответственности за нарушение обязательства

Общие положения об основаниях освобождения от ответственности.

Для различных видов правонарушений может существовать свой определенный состав, т. е. определенный перечень условий, при наличии которых возможно возложение ответственности на правонарушителя. Генеральным основанием освобождения должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является отсутствие состава правонарушения, т. е. отсутствие даже какого-то одного условия, необходимого для привлечения к ответственности. Так, если в состав правонарушения входит вина (по ответственности, основанной на принципе вины), то отсутствие вины лица, нарушившего субъективное гражданское право, безусловно, освобождает его от ответственности.

Если в состав правонарушения входит такое условие, как убытки, то их отсутствие также является основанием освобождения нарушителя права от предусмотренной за нарушение ответственности.

Даже для ответственности, основанной на принципе причинения, существует определенный состав правонарушения, который включает в себя объективные условия, т. е. условия, относящиеся к объективной стороне правонарушения. Это, как правило (но не всегда, так как для каждого вида ответственности может существовать свой специальный состав правона­рушения), противоправное поведение должника, наличие вредоносного результата деяния и причинная связь между противоправным деянием и вредоносным результатом.

Так, для ответственности предпринимателя необходим объективный факт нарушения обязательства, для ответственности владельца источника повышенной опасности – факт вредоносного результата от деятельности источника повышенной опасности, для ответственности хранителя, осущест­вляющего хранение в качестве предпринимательской деятельности – факт утери, ухудшения качества поклажи и т. д. И для ответственности, основанной на принципе причинения, отсутствие какого-то необходимого элемента состава правонарушения, относящегося к объективным условиям, также будет основанием освобождения должника от ответственности.

Опосредованным основанием освобождения обязанного лица за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является невозможность исполнения обязательства. При этом необходимо иметь в виду, что указанное основание может освобождать от ответственности только при соблюдении определенных правил.

Невозможность исполнения, как основание освобождения от ответственности, напрямую связана с невозможностью исполнения как основания прекращения обязательства, предусмотренного ст. 374 ГК. Следовательно, невозможность исполнения обязательства либо невозможность надлежащего исполнения обязательства является основанием освобождения от ответственности только в тех случаях, когда она служит основанием прекращения обязательства. Поэтому, коль скоро невозможность исполнения обязательства как основание его прекращения не распрост­раняется на денежные обязательства, то она не является основанием освобождения от ответственности и по денежным обязательствам.

Невозможность исполнения обязательства может быть признана основанием освобождения от ответственности за неисполнение обязательст­ва, если только эта невозможность вызвана обстоятельствами, за которые должник не отвечает: при ответственности, основанной на принципе вины – при отсутствии вины, а при ответственности, основанной на принципе причинения – только при наличии обстоятельств, исключающих его ответст­венность за неисполнение обязательства. К таким обстоятельствам относят­ся, как правило, чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, т. е. непреодолимая сила (стихийные явления в виде землетрясений, наводнений, военные действия, аварии стихийного характера и т. п.).

Поэтому невозможность исполнения обязательства нельзя определить как непосредст­венно отдельное основание освобождения от ответственности. Невозмож­ность исполнения обязательства — опосредованное основание освобождения от ответственности, всегда связанное с таким основанием, как отсутствие состава правонарушения (для ответственности, основанной на принципе вины), либо с основаниями освобождения от ответственности, основанной на принципе причинения (отсутствие состава правонарушения либо невозмож­ность исполнения, вызванная непреодолимой силой).

При возникновении невозможности надлежащего исполнения обязательства должник обязан, в соответствии с п. 1 ст. 349 ГК, незамедли­тельно известить кредитора об этом, так как данная невозможность признается основанием освобождения от ответственности только с момента незамедлительного извещения об этом кредитора. В противном случае на должника возлагается ответственность за период времени между моментом возникновения невозможности надлежащего исполнения и временем, когда он известил кредитора или когда кредитор узнал (должен был узнать) о такой невозможности.

Другое опосредованное основание освобождения должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязатель­ства вытекает из порядка привлечения должника к ответственности.В соответствии с п. 2 ст. 349 ГК, должник привлекается к ответственности по требованию кредитора. С учетом сроков исковой давности либо конкретных пресекательных сроков для заявления требований по привлечению правонарушителя к ответственности (например, гарантийного срока при продаже товара, на который установлен гарантийный срок, гарантийного срока качества работ по договору подряда и т. д.), незаявление кредитором требования в пределах срока исковой давности либо в пределах установленного срока для предъявления требований по привлечению к ответственности также является основанием для освобождения право­нарушителя от ответственности.

Истечение срока исковой давности или пресекательного срока для привлечения должника к ответственности автоматически не влечет прекращения гражданско-правовой ответственности в материальном смысле слова. Должник вправе добровольно исполнить обязательство, вытекающее из его юридической ответственности, даже по истечении указанных сроков. В то же время истечение указанных сроков влечет прекращение обеспечения исполнения обязательства государственным принуждением (прекращает право на иск) и должник, заявив об истечении сроков исковой давности или о пропуске пресекательного срока для привлечения к ответственности, освобождается от ответственности за нарушение обязательства.

С учетом генерального принципа гражданского права о судебном порядке защиты гражданских прав, лишение кредитора права на судебное принуждение и принудительное судебное привлечение правонарушителя к ответственности влечет прекращение ответственности для правонарушителя, кроме случаев добровольного принятия им на себя ответственности по истечении указанных сроков.

Общим основанием для освобождения должника полностью или частично от ответственности, основанной как на принципе вины, так и на принципе причинения, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является вина (умысел или неосторожность) кредитора в нарушении обязательства. Вина кредитора может проявляться в различных обстоятельствах. Это может быть вина кредитора в нарушении отдельных условий договора или положений иного внедоговорного обязательства, например, нарушение покупателем по договору поставки правил приемки товара от транспортной организации, неправильная эксплуатация заказчиком объекта договора строительного подряда в течение гарантийного срока, умысел или грубая неосторожность потерпевшего по обязательству, возникшему из причинения вреда, и т. д.

При этом основанием уменьшения или исключения ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по вине кредитора будут являться виновные (умышленные или неосторожные) действия должника, как содействовавшие нарушению обязательства, так и его бездействие (непринятие разумных мер) по уменьшению ответственности должника.

Просрочка кредитора в принятии надлежащего исполнения со стороны должника также является, в соответствии со ст. 366 ГК, основанием освобождения должника от ответственности, основанной как на принципе вины, так и на принципе причинения. Должник освобождается от ответственности с момента просрочки кредитора за последствия, произошедшие после просрочки кредитора.

Основания освобождения от ответственности по отдельным видам ответственности. Для видов ответственности, основанной на принципе вины, главным основанием освобождения от ответственности является отсутствие вины в действиях обязанного лица даже при нарушении обязательственного субъективного гражданского права. Необходимо в связи с этим также отметить, что, в соответствии с п. 1 ст. 359 ГК, предусматривается общее диспозитивное правило, в соответствии с которым в случае нарушения обязательства предполагается вина должника и на него возлагается бремя доказывания отсутствия вины.

Иное может быть предусмотрено законодательством (в частности, по ответственности за нарушение личных неимущественных прав, также основанной на принципе вины, предполагается обратная презумпция – презумпция невиновности должника, и бремя доказывания вины возлагается на потерпевшего) или договором. Принятие должником всех зависящих от него мер по надлежащему исполнению обязательства, в т. ч. по предотвращению его нарушения, исключает вину должника. Поэтому, если должник докажет, что предпринял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства, то он признается невиновным и освобождается от ответственности, основанной на принципе вины.

Для ответственности, основанной на принципе причинения, главным основанием освобождения должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является непреодолимая сила.

Под непреодолимой силой понимается квалифицированное объективное случайное событие, которое стороны по обязательству не могли и не должны были предвидеть при той степени заботливости и осмотрительности, какая требуется при нормальном развитии исполнения обязательства и по условиям гражданского оборота, и которое не зависит от сознания и воли сторон, не связано с деятельностью ответственного лица. Непреодолимая сила – чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие, при этом чрезвычайность, как правило, должна вытекать по источнику возникновения события, ее масштабу, интенсивности, неординарности. Чаще всего непреодолимой силой признаются явления стихийного характера, например, наводнение, буря, землетрясение, изверже­ние вулкана и т. п.

В то же время непреодолимой силой могут быть признаны и иные случайные события и непосредственно вызванные ими последствия: авария стихийного характера (авария на ядерном объекте или ином объекте, деятельность которого создает повышенную опасность для окружающих, авария космического объекта и т. д.), военные действия, забастовка и т. д. В то же время не могут быть признаны непреодолимой силой отсутствие на рынке необходимых для исполнения обязательства товаров, работ или услуг, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие денежных средств у должника для исполнения обязательства и т. д., которые либо связаны с деятельностью самого ответственного лица, либо относятся к понятию нормально допустимого предпринимательского риска.

Непреодолимая сила может являться основанием освобождения от ответственности, основанной на принципе причинения, только при наличии причинной связи между непреодолимой силой и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. При отсутствии такой причинной связи должник не может быть освобожден от ответст­венности. По общему правилу, бремя доказывания причинной связи между непреодолимой силой и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства возлагается на должника.

Непреодолимая сила не освобождает от ответственности, основанной на принципе причинения, если только в законе содержится прямое указание о том, что ответственность исключает только умысел потерпевшего либо что ответственность наступает и при действии непреодолимой силы (безуслов­ная ответственность). Следовательно, для отдельных видов ответственности, основанной на принципе причинения, непреодолимая сила не освобождает от ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Для отдельных видов ответственности, основан­ной на принципе причинения, законодательными актами могут быть предусмотрены иные, чем непреодолимая сила, дополнительные основания освобождения от ответственности, в частности, умысел потерпевшего.

По общему правилу, непреодолимая сила, в соответствии с п. 2 ст. 359 ГК, освобождает от ответственности лицо, не исполнившее или ненадлежаще исполнившее обязательство при осуществлении предпринима­тельской деятельности. Иное может быть установлено договором либо законодательством. Законодательством или договором также могут быть предусмотрены дополнительно к непреодолимой силе иные основания освобождения от ответственности должника за нарушение им обязательства, осуществляемого в ходе предпринимательской деятельности.

Основанием освобождения от ответственности хранителя, осуществ­ляющего хранение в силу своей предпринимательской деятельности и несущего ответственность, основанную на принципе причинения, является непреодолимая сила, свойства хранимой вещи (случай) либо вина поклажедателя в гибели поклажи в виде умысла или грубой неосторожности.

По общему правилу, основанием освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности за причиненный источником повышенной опасности вред является непреодолимая сила и умысел потерпевшего.

Особым случаем и разновидностью гражданско-правовой ответствен­ности за нарушение обязательства является безусловная ответственность, выделяемая по признаку отсутствия оснований для освобождения от ответст­венности. Безусловная ответственность за нарушение обязательства, т. е. ответственность, не допускающая каких-либо оснований для освобождения от нее, является исключением из общего правила, в соответствии с которым не может быть безграничной ответственности. Случаи безусловной ответственности являются исчерпывающими, и они должны быть прямо предусмотрены в законодательных актах.

В качестве примера безусловной ответственности можно назвать, в частности, предусмотренную Конвенцией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, от 29 марта 1972 г. (к которой Республика присоединилась в соответствии с Законом Республики Казахстан от 15 мая 1997 г.).





Дата добавления: 2015-02-14; просмотров: 12969; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 8624 - | 7418 - или читать все...

Читайте также:

 

34.238.194.166 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.025 сек.