double arrow

Деррида: метод деконструкции


Как реализовать призыв постмодернистов? Этого мож­но достичь, считают постмодернисты, в определенном

варианте лингвистической философии. Снова в центр философствования ставится язык, но не столько речь, сколько письмо, письменный текст. Имеется в виду, что в речи человек уже определил свою позицию, от него теперь труднее дождаться желаемого плюрализма. Письмо же открыто для самых различных его интер­претаций. С этой целью Деррида как раз и настаива­ет на деконструкции.

Речь идет о том, чтобы разложить на части структу­ры — философские, политические, культурные. Для каж­дого слова надо искать заменители (с этим мы отчасти уже знакомы по семейному сходству слов). Нужно пока­зать, что именно ты усмотрел в данном слове или выска­зывании, при этом широко использовать метафоры, сим­волы, описания слов в словарных статьях.

Суть философствования Дерриды состоит в выска­зывании того же самого, но в другой форме — в пере­писывании мысли. Переписывать следует «в слове, которое оказалось бы и более красивым. Когда я гово­рю об этом написании другого, которое окажется более красивым, я, очевидно, понимаю перевод как риск и шанс поэмы». Иными словами, рискуй в поисках кра­соты. К этой точке зрения близок другой француз­ский философ, Ролан Барт, который понимал текст как «никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности». Короче, текст должен доставлять удовлетворение, наслаждение.

Лиотар: этика и эстетика возвышенного

Новейшие постмодернисты сближают этику с эсте­тикой. Их философия ориентирована эстетически. Ли-

отар, один из лидеров постмодернизма, развивает в этой связи своеобразно понятую эстетику возвышен­ного. Возвышенное понимается как единство удовольст­вия и боли, сотворение непредставимого. Эстетика возвышенного состоит, по Лиотару, в том, чтобы «зри­мыми представлениями намекнуть на непредставимое». Увидеть можно красивое и прекрасное, но не возвышен­ное. Квадрат Малевича не является иллюстрацией к ге­ометрии, он намекает на то неуловимое, которое как раз и вызывает чувство возвышенного.

Постмодернизм давно завоевал себе право на суще­ствование, особенно в мире искусства. Постепенно он проникает и в мир науки и техники, прежде всего туда, где имеют дело с многозначимостью (в этой свя­зи мы предлагаем компьютерфэнам поразмыслить над тем, что представляет собой гипертекст, гиперсреда, ги­перпространство и так называемая виртуальная ре­альность: все больше нелинейных связей, все больше мнимого).


Сейчас читают про: